Армяно-татарская резня (1905—1906)

Армя́но-тата́рская резня́ 1905—1906 годов — кровавые столкновения в Закавказье между армянами и азербайджанцами (которых в России в то время называли закавказскими татарами[1]) во время революции 1905 года. Наиболее жестокие столкновения имели место в Баку в феврале и августе и в Нахичевани в мае 1905 года. По данным американского тюрколога-азербайджановеда Тадеуша Свентоховского, в ходе столкновений 1905 года было разрушено около 158 азербайджанских и 128 армянских поселений и погибло, по разным оценкам, от 3 до 10 тыс. человек[2].

Первый крупный конфликт между азербайджанцами и армянами.

Несмотря на совместные попытки христианских армянских и мусульманских духовных деятелей Закавказья положить конец кровопролитию, легитимные царские власти не предприняли ничего, чтобы восстановить порядок[3].

Тема армяно-татарской резни 1905 года была освещена в пьесе азербайджанского драматурга Джафара Джаббарлы «В 1905 году».

Предпосылки и общий ход резни

 
Труп убитого азербайджанца на улицах Баку. 7 октября 1905 г.

Как указывает историк Йорг Баберовски, одной из предпосылок враждебного отношения к армянам, проявившегося в российском Закавказье в последние десятилетия XIX века, стала непредставленность мусульманского населения в местных органах власти. В частности, согласно реформе 1870 года, нехристианам полагалось не более трети мест в городских советах (а с 1892 года — не более 20 %). Эти меры, изначально направленные против евреев, в Закавказье затронули в первую очередь мусульман[4], хотя, например, в Баку они, будучи основными владельцами собственности, составляли около 80 % электората[5].

 
Братская могила убитых армян в Нахичевани
 
Разорённая церковь в Нахичеванском уезде

После присоединения Закавказья к России центральное правительство попыталось распространить юридические и культурные нормы на приобретенную территорию, однако столкнулось с сопротивлением мусульманского населения. Русский суд считал преступлением определённые в тогдашнем мусульманском обществе обычаи и бытовые устои домостроя, некоторые из которых проистекали из исламских законов Шариата и обычаев мусульманского общества, а некоторые которых не считались за тяжкие правонарушения, и русскими судебными и законодательными системами и органами власти рассматривались как мусульманские традиции: кровная месть, ношение оружия, брак с несовершеннолетними, многоженство, кражу скота. Лжесвидетельство в гражданских судах приняло массовый характер. С момента присоединения Закавказья царское правительство стремилось к культурной однородности населения региона. Поэтому были приняты меры к дискредитации ислама и ослаблению позиций мусульманской аристократии. Для последней цели в административные органы назначались представители христианских народов региона. Не имея возможности опереться на значительное русское население, царское правительство отводило армянам как своим единоверцам роль проводника своих интересов, надеясь использовать доминирующее положение армян в административных органах для сдерживания «исламской опасности». Однако результатом этого стало развитие у армян чувства национальной исключительности, что не соответствовало проводимой правительством политике ассимиляции. Поэтому начиная с 1880-х годов царское правительство поставило перед собой цель подорвать армянское господство в городах Закавказья. Назначенный в 1886 году Главноначальствующим Кавказской администрацией Григорий Голицын, поддерживая мусульман, сразу начал проводить армянофобскую политику[4]. В ответ на недовольство мусульман диспропорционально большим представительством армян на государственной службе (по утверждениям, они занимали от 50 до 90 процентов должностей), он сократил число чиновников-армян и заполнил освободившиеся вакансии мусульманами[6]. Таким образом почти все армяне были уволены с руководящих постов, а на их места были назначены мусульмане[4]. В окружении Дондукова-Корсокова и Голицына распространились антиармянские настроения, чем-то напоминающие антисемитский бред. Так например в докладной записке тайной полиции докладчик жаловался что в армянских школах и газетах вспоминают об великом армянском царстве, в чем он усматривал опасность, ведь согласно ему армяне это те же самые евреи. В 1885 году было закрыто 160 армянских школ, а в марте 1889 года вышел указ об исключении истории и географии Армении из школьных планов[7]. На самом пике проводимой антиармянской компании армянские школы были включены в общерусскую систему образования, а в 1903 году была конфискована собственность Армянской церкви. Итогом этой политики стало то что армянское национальное движение стало усваивать террористические методы. В результате чего в ответ на репрессивные меры по отношению к армянам, было произведено несколько покушений на государственных чиновников[4]. Одним из самых резонансных было покушение на Голицына, после которого в 1903 году он покидает Кавказ. Правление Григория Голицына было единственным случаем отхода царизма от проармянских позиций[8]

Разорённые армянские дома в Нахичеванском уезде

Нападения членов из армянской организации Дашнакцутюн на царских чиновников дало властям возможность проверить лояльность мусульман. Последние в свою очередь восприняли пособничество правительства, как молчаливое согласие претензии мусульман на господство в городах Бакинской и Елизаветпольской губерниях. В январе 1905 году в чайханах распространяется слух, что армяне хотят напасть на мусульман во время шиитского праздника Магеррам (Мухаррам). В таких условиях похороны любой жертвы заказного убийства, ареной которых тогда был Баку, превращались в общенациональные демонстрации. 6 февраля после расстрела армянами рабочего-азербайджанца в Баку началась паника. Вооружённые группы мусульман, съехавшиеся или собранные в центре Баку, убивали всех встречных армян. На второй день погрома толпа стала грабить армянские лавки и докатилась до бараков нефтяной фирмы Питоева, где только 8 февраля было убито более 40 армян. Погромы продолжались пять дней. Местные власти не принимали никаких мер к зачинщикам. Как отмечает Баберовски, хотя подозрение, что губернатор сам спровоцировал погромы окончательно не подтвердилось, однако участие в насилии властей не вызывает сомнения[4]. В февральской резне в Баку, согласно британскому консулу в Баку Патрику Стивенсу, погибло 900 армян и 700 мусульман[9].

Этот конфликт быстро вышел из-под контроля и к лету 1905 охватил целые уезды Закавказья со смешанным армяно-азербайджанским населением. Консул Стивенс в своем письме госсекретарю иностранных дел Лансдауну 20 июня 1905 года[10] писал:

Отдельные случаи насилия продолжались и в октябре[9]. Подавить беспорядки власти смогли только в 1906 году, направив на Кавказ экспедицию под командованием генерала Максуда Алиханова-Аварского (впоследствии убит революционерами-дашнаками). Назначенный в апреле 1905 года наместником Кавказа князь Воронцов-Дашков добился смягчения антиармянской позиции власти и возврата имущества армянской церкви. После внешнеполитических конфликтов с Османской империей позиция власти снова становится проармянской, избегая при этом открытой дискриминации мусульман[4].

2 сентября 1905 в Баку вновь вспыхнули армяно-азербайджанские столкновения. Однако, как указывает американский историк Джастина Маккарти, российская политика «разделяй и властвуй» на этот раз не сработала, и хоть и столкновения начались на почве армяно-азербайджанской ненависти, они вскоре переросли во всеобщее восстание, где русские рабочие играли основную роль. Британский вице-консул в Баку Макдонелл указывал, что «[мусульманский] народ в целом сыграл роль пассивных наблюдателей» и отметил, что если бы мусульмане поголовно вступили бы в конфликт, ни одного армянина не осталось бы в живых. Консул Стивенс оценивал количество убитых в 275 татар (азербайджанцев), 150 русских, 95 армян и около 100 солдат, но, по мнению Джастина Маккарти, эти цифры составляют лишь небольшую часть реального количества убитых. Русские солдаты, прибывшие для установления порядка, прибегали для этого к крайним формам насилия. Джастина Маккарти указывает со ссылкой на данные консула Стивенса, что от этого больше всего пострадали мусульманские села[12].

Согласно Сванте Корнеллу за четыре дня боев в Баку погибли 126 азербайджанцев и 218 армян[13].

По данным Бакинского статистического бюро и татаро-российско-армянского комитета помощи пострадавшим, погибло 205 армян, среди которых 7 женщин, 20 детей, 13 пожилых людей и 121 раненых. Среди азербайджанцев всего было 111 убитых, в том числе 2 женщины, ни одного ребенка или пожилого человека, а также 128 раненых[14]

Луиджи Виллари, касаясь столкновении 25 мая в Нахичевани, приводит официальные сообщения, в которых говорится, что «из 52 деревень с армянским или смешанным армяно-татарским населением 47 подверглись нападению, а из них 19 были полностью разрушены и оставлены их жителями. Общее число погибших, в том числе в городе Начичевань, составило 239 человек. Позже, в отместку, армяне напали на татарскую деревню, убив 36 человек»[15].

Виктор Макаренко, доктор политических наук из Южного Федерального Юниверситета, пишет, что армяно-татарская резня была следствием сложной манипулятивной политики «разделяй и властвуй», которая царское правительство проводило десятилетиями между национальностями в регионе, сама резня началась 6 февраля 1905 года, после того как «армяне в центре Баку застрелили мусульманского рабочего-нефтяника. После этого в городе началась пятидневная взаимная резня». Макаренко также отмечает, что полиция открыто встала на сторону мусульман: «Полиция вела себя пассивно, полицмейстер в сопровождении 50 казаков ездил верхом по охваченному пожарами городу, не вмешиваясь в происходящее. Казаки сдавали армян на расправу преследователям-мусульманам. Одновременно в полицейском участке тюркским рабочим выдавали винтовки и револьверы под залог паспортов»[16].

Другие источники, такие как Даснабедян или Уолкер утверждают, что азербайджанская сторона начала конфликт, что дало армянам повод дать несоизмеримо более сильный ответ. Уолкер также указывает на попустительство властей к действиям татар, из-за чего последние оставались безнаказанными[13].

Согласно профессору Фирузу Каземзаде: «Невозможно возложить вину в резне на какую-либо сторону. Видимо, в одних случаях азербайджанцы (Баку, Елизаветполь) сделали первые выстрелы, в других (Шуша, Тифлис) - армяне.». Он же отмечает, что партия «Дашнакцутюн» несёт основную долю ответственности за то, что она часто была основной движущей силой в совершении массовых убийств. Дашнаки организовали группы, аналогичные тем, которые действовали в Турции и состояли в основном из армянских беженцев из этой страны. Такие группы должны были нападать на мусульман и истреблять население целых деревень. Азербайджанцы не имели какой-либо организации, сравнимой с партией Дашнакцутюн. Они сражались без согласованных планов[17].

Британские дипломаты считали причиной неспособность и нежелание русских властей поддерживать межнациональное равновесие, и в частности их антиармянский настрой, пришедший на смену настрою проармянскому. По их мнению, "русские власти вместо того, чтобы улучшить отношения между двумя расами путём беспристрастного администрирования, пошли путём принципа "разделяй и властвуй". Определенное время они высказывали фаворитизм армянам за счет татар. Все небольшие должности были даны первым, что дало преимущество им против татар, и которых они раздражали коррупцией и взысканиями. Позже русские власти поменяли политику, считая, что армяне становятся доминирующими и из-за растущей деятельности армянских революционных обществ."[18]

Я. Саркисбеков писал, что М. Азизбеков говорил:

«массы, как армянские, так и тюркские, неповинны в происшедшем. Виноват режим, натравливающий одну часть населения на другую».

Эти события до последнего времени не были и не могли являться предметом научного исследования в русскоязычной литературе. На Западе данный вопрос затрагивался в трудах ряда исследователей, однако специальных исследований также не было.

Оценки современниками характера и причин резни

Общественное мнение, и в особенности революционеры, обвиняли царские власти не только в намеренном бездействии и попустительстве, но и в активном провоцировании резни. Утверждалось, что власть натравила лояльное (в силу малой политизированности) мусульманское население на проникнутых революционным духом армян, стремясь запугать их. Это же мнение разделяли и за рубежом.

В изданной в 1905 году в Лондоне книге «Баку: история, полная событий» приводятся отрывки из репортажа журналиста «Таймс» о том, что русские, грузины и иностранцы утверждали в разговорах с ним, что виновником начала и продолжения насилия в Баку и Шуше были Армянские комитеты[19].

Армянский публицист И. Алибегов видел «основную причину всех ужасов армяно-татарских столкновений» в «общем полицейско-бюрократическом режиме „самодержавной“ власти», под сенью которого, по Алибегову, нашли пристанище «панисламисты, провокаторы, любители „чужого добра“, разоряющиеся мусульманские феодалы, кровожадные агенты „самодержавнаго“ правительства и прочие подонки общества», «провокационной агитации» которым он и приписывает резню[20] Кроме того, армяне, рассматривавшие события в России на фоне резни армян в Турции, считали их частью панисламистского заговора, направленного на истребление христиан, и приписывали агитации агентов турецкого султана Абдул-Хамида[21]. В этой связи русский писатель и публицист А. В. Амфитеатров указывал на конкретные факты «мусульманского заговора» сторонников Абдул-Хамида, раскрытого, по его словам, в Елисаветполе (Гяндже) в конце девяностых годов[22].
Луиджи Виллари отмечал, что «татарская интеллигенция является неистово антиармянской» и пользуется поддержкой правительства, видящего в ней противовес национальным и социалистическим устремлениям армян[23].

Со своей стороны, сторонники правительства и татары возлагали ответственность за резню на армянскую революционно-националистическую партию Дашнакцутюн. Так азербайджанский публицист Мамед Саид Ордубади насчитывает четыре причины резни[24][неавторитетный источник?]:

  1. «Армянский комитет Дашнакцутюн установил столь деспотический стиль правления, что вызвал на Кавказе ряд кровавых событий»;
  2. «Правительственные чиновники продемонстрировали полное бессилие в период военных действий» (запуганные армянским террором);
  3. «Невежество и отсталость азербайджанцев», не позволившие им дать адекватный ответ на армянские провокации[25];
  4. «Мечта армян об автономии».


Источники и примечания

  1. Энциклопедия «Народы России» Издательство «Большая Российская энциклопедия» Москва 1994. статья азербайджанцы стр. 79
  2. Tadeusz Swietochowski. Russia and Azerbaijan: A Borderland in Transition. Columbia University Press, 1995. ISBN 0-231-07068-3, 9780231070683. p. 40.
  3. Mark Malkasian. «Gha-Ra-Bagh»: The Emergence of the National Democratic Movement in Armenia. Wayne State University Press, 1996, p.14.
  4. 1 2 3 4 5 6 Иорг Баберовски. Цивилизаторская миссия и национализм в Закавказье: 1828—1914 гг. // Новая имперская история постсоветского пространства: Сборник статей / Под ред. И. В. Герасимова, С. В. Глебова, Л. П. Каплуновского, М. Б. Могильнер, Л. М. Семёнова. — Казань: Центр исследований национализма и империи, 2004. — С. 307—352. — 652 с. — (Библиотека журнала “Ab Imperio”). — 1000 экз. — ISBN 5-85247-024-4, ISBN 9785852470249.
  5. Audrey L. Altstadt. The Azerbaijani Turks: power and identity under Russian rule. — Hoover Press, 1992. — P. 25. — 331 p. — (Studies of nationalities). — ISBN 0-8179-9182-4, ISBN 978-0-8179-9182-1.
  6. Tadeusz Swietochowski, Russian Azerbaijan, 1905—1920: The Shaping of National Identity in a Muslim Community (Cambridge and New York: Cambridge University Press, 1985), p. 40

    Prince Grigorii Golitsyn, who in 1896 became the governor-general of the Caucasus, made a series of gestures calculated to win over the Muslims. In response to their resentment over the disproportionately strong representation of Armenians in the civil service — allegedly 50 to 90 percent of the positions, he reduced the number of their officials and filled the vacancies with Muslims

  7. Хомизури Г. П. Социальные потрясения в судьбах народов (на примере Армении) Архивная копия от 23 февраля 2014 на Wayback Machine. — М., 1997. — С. 29.
  8. Audrey L. Altstadt. The Azerbaijani Turks: power and identity under Russian rule. — Hoover Press, 1992. — 331 p. — (Studies of nationalities). — ISBN 0-8179-9182-4, ISBN 978-0-8179-9182-1.

    Treatment of the religious establishments was also prejudicial. Except for the viceroyalty of Prince Grigorii Golitsyn (1896—1904), state policy was firmly anti-Muslim and anti-Turkish. Golitsyn responded to Azerbaijani complaints about overrepresentation of Armenians in the civil service by removing many and replacing them with Azerbaijani Turks. In 1903 he confiscated Armenian church lands, provoking attacks by Armenian terrorists. Church lands were restored. Golitsyn soon left his post. The appointment of Count I.I. Vorontsov-Dashkov in May 1905 signaled a return to the traditional pro-Armenian posture. Except for the Golitsyn episode, Armenian church properties and priests were not threatened or their work obstructed.15

    15. Tadeusz Swietochowski (Russian Azerbaijan 1905—1920; The Shaping of National Identity in a Muslim Community [Cambridge, Eng.: Cambridge University Press, 1985], p. 40) describes both Golitsyn and Vorontsov-Dashkov, viceroy from 1905 to 1915.

  9. 1 2 McCarthy, 1995, p. 123.
  10. McCarthy, 1905, p. 132.
  11. McCarthy, 1995, p. 123.
  12. McCarthy, 1905, p. 123.
  13. 1 2 Cornell, Svante E. Small nations and great powers : a study of ethnopolitical conflict in the Caucasus. — Richmond, Surrey, England: Curzon, 2001. — 1 online resource (480 pages) с. — ISBN 0700711627, 9780700711628, 0203988876, 9780203988879, 9786610145263, 6610145261.
  14. Санкт-Петербургские ведомости, 25 Мая 1905
  15. Villari, Luigi. Fire and sword in the Caucasus. — Richmond: Curzon, 2001. — 342 pages с. — ISBN 0700716246, 9780700716241.
  16. В.П. Макаренко. Цивилизаторская диктатура империи: от этнического разнообразия к универсальному доносительству // Политическая концептология. — ЮФУ, 2016. — 20 октября (№ 3). — С. 275-288.

    В итоге такой политики революция 1905–1907 г. на Кавказе протекала в виде погромов. На рубеже веков армяно-тюркские противоречия обострились. Армянские боевики из партии «Дашнакцутюн» повели охоту на чиновников. Для режима это стало поводом удостовериться в лояльности мусульман. Политика «разделяй и властвуй» достигала своей цели. В городских парламентах мусульманские депутаты стали на сторону правительства. 6 февраля 1905 г. армяне в центре Баку застрелили мусульманского рабочего-нефтяника. После этого в городе началась пятидневная взаимная резня. Социальный протест принял форму погрома.

    Полиция вела себя пассивно, полицмейстер в сопровождении 50 казаков ездил верхом по охваченному пожарами городу, не вмешиваясь в происходящее. Казаки сдавали армян на расправу преследователям-мусульманам. Одновременно в полицейском участке тюркским рабочим выдавали винтовки и револьверы под залог паспортов. Затем начались убийства полицейских. В итоге Баку прославился как сотрясаемый погромами очаг насилия, пристанище агрессивного национализма и пример беспомощности власти.

    Только в 1906 г. власть смогла перехватить инициативу. В Елизаветпольскую и Бакинскую губернии была направлена карательная экспедиция под руководством генерала М. Алиханова. Он жег деревни и устраивал массовые порки крестьян.

  17. Firuz Kazemzadeh. The struggle for Transcaucasia (1917—1921), New York, 1951, p. 19.

    Dashnaktsutiun as a party bears a major portion of responsibility, for it was often the leading force in perpetrating the massacres. The Dashnaks organized bands similar to those which operated in Turkey and recruited mostly from the Armenian refugees from that country. Such bands would attack the Muslims and often exterminate the populations of entire villages. The Azerbaijanis, on the other hand did not have any organization comparable to the Dashnaktsutiun. They fought without coordination or plan.

  18. Kenneth Bourne, Cameron Watt. British Documents on Foreign Affairs: Reports and Papers From the Foreign Office Confidential Print, Volume 3, Russia 1905—1906, p.185-186
  19. J.D. Henry. Baku An Eventful History (With many illustrations and a map) London, Archibald Constable & Co. Ltd 16, James Street, Haymarket, November, 1905, p. 149—150.
  20. Армяно-татарские столкновения 1905—1906 гг. (недоступная ссылка). Дата обращения 2 февраля 2007. Архивировано 30 сентября 2007 года.
  21. Armenians, Tartars, and the Russian Government
  22. А. В. Амфитеатров. Армянский вопрос. — СПб., 1906. — С. 53.
  23. Armenians, Tartars, and the Russian Government.
  24. Карабах в документах Архивировано 27 января 2007 года.
  25. «Азербайджанцев» — так в современной публикации.

Ссылки

Литература

  • Justin McCarthy. Death and Exile: The Ethnic Cleansing of Ottoman Muslims 1821-1922. — Princeton, New Jersey: The Darwin Press, 1995.