Вассиан (Патрикеев)

(перенаправлено с «Вассиан Патрикеев»)

И́нок Вассиа́н (инок, в миру — князь Васи́лий Ива́нович Патрике́ев; ок. 1470 — после 1531) — русский духовный и политический деятель, публицист XVI века, ученик преподобного Нила Сорского, сотрудник и соавтор преподобного Максима Грека. Принадлежал к течению нестяжателей, возглавлял его во времена правления великого князя московского Василия III. Прозвище «Косой», часто встречающееся в литературе о Вассиане, скорее всего, было дано ему его идейными недругами, так называемыми иосифлянами. Или, как ранее это зачастую бывало, прозвище дали за внешний признак.

Вассиан
Дата рождения 1470
Дата смерти XVI век
Род деятельности писатель
Отец Иван Юрьевич Патрикеев

Биография

Ранние годы

Происходил из знатной, влиятельной и богатой семьи князей Патрикеевых, происходящей от второго сына литовского князя Гедимина, Нариманта, крестившегося в православие под именем Глеба. Дед, Юрий Патрикеевич, и отец, Иван Юрьевич, служили великим московским князьям Василию II Васильевичу и Ивану III Васильевичу, занимали высшие государственные должности. Молодой князь Василий успешно начал дипломатическую и военную карьеру: в 1493 он был послан с войсками в Можайск; в течение 1494 года трижды участвовал в переговорах с литовскими послами и после заключения мирного договора был пожалован в бояре; в начале 1496 года Василий Иванович ходил во главе русских войск в поход «на свейские немцы», как в те времена называли шведов. В период противостояния за наследование престола между группами Дмитрия - внука и княжича Василия III с его матерью, Патрикеевы приняли сторону внука Ивана III — Дмитрия Ивановича. В 1499 семью Патрикеевых постигла опала, абсолютно точной причины которой нигде не названо, были ли это переговоры с Литвой или принятие стороны Дмитрия - внука, в результате которой князь Василий был пострижен в монахи в Кирилло-Белозерском монастыре с именем Вассиан.

Церковно-политическая деятельность

«Славный в миру воинской доблестью, умом и способностями, князь-инок скоро прославился в монастыре строгой жизнию и обширной начитанностью», — сообщал церковный писатель[1]. Вскоре инок Вассиан начал разделять идеи Нила Сорского и примкнул к нестяжателям, выступавшим против «стяжания» церковью земель и другого имущества, в то время как противники нестяжателей — иосифляне — выражали интересы крупного монастырского землевладения. В трактате «Собрание некоего старца» Вассиан призывал «сел не держати, ни владети ими, но жити в тишине и в безмолвии, питаясь своими руками», что показывает его как приверженца церковного аскетизма. Вассиан прямо критиковал ростовщичество в церкви, особенно начисление сложных процентов, в частности, писал:

Мы, волнуемые сребролюбием и ненасытимостью, всевозможным способом угнетаем братий наших, живущих в селах, налагая проценты на проценты[источник не указан 1602 дня]

Он был человеком, стойко и ожесточённо боровшимся за свои убеждения, будучи, в отличие от своего учителя преподобного Нила Сорского, энергичным и страстным деятелем[2]. В рамках этой борьбы готовил свою редакцию «Кормчей книги».

В 1509 году Вассиан был возвращён из ссылки Василием III, доверие и симпатию которого он сумел завоевать. Великий князь называл Вассиана своим «наставником в человеколюбии». Вместе с митрополитом Варлаамом он заступался за опальных и оступившихся, чем снискал всеобщее уважение и почитание. Жил в Симонове монастыре.

Вассиан, как и Максим Грек, выступал против взглядов иосифлян, ведомых Иосифом Волоцким, и в «Слове на списание» выступал с критикой карательных мер Иосифа, призывал не бояться богословских диспутов с еретиками. Вассиан апеллировал к Иоанну Лествичнику: «Немощнии с еретикы не ядят, сильные же на славу Божию сходятся». Покаявшиеся еретики, по мысли Вассиана, должны быть прощены. «Слово о еретицех», документ более поздний, отличается хорошо разработанной аргументацией с привлечением канонических источников. Вассиан различал кающихся и некающихся еретиков, при этом допускал казни, но признавал их делом светских властей[3].

Опала и последние годы жизни

Религиозно-общественная деятельность Вассиана закончилась примерно в 1525 году, князь Андрей Курбский так описывал произошедшее:

Князь великий Василий Московский… живши со женою своею первою, Соломонидою, двадесять и шесть летъ, остригъ её во мнишество, не хотящу и не мыслящу ей о томъ, и заточил въ далечайшъ монастырь, отъ Москвы больше дву-сотъ миль, въ землъ Каргопольской лежащъ, и затворити казалъ ребро свое въ темницу, зъело нужную и унынiя исполненную, сиръчь жену, ему Богом данную, святую и неповинную. И понялъ себе Елену, дщерь Глинскаго, аще и возбраняющимъ ему сего беззаконiя многими святыми и преподобными, не токмо Мнихомъ (монахами), но и Сигклитомъ (синклитом) его; отъ нихъ же един Вассьянъ, пустынник, сродник ему сущъ по матери своей, а по отцу, внукъ Княжати Литовского, Патрикiевъ, и оставя мiрскую славу, въ пустыню вселился, и такъ жестоко и свято провождалъ во мнишествъ, подобиъ великому и славному древнему Антонiю. Да не зазрите кто дерзостнъ рещи, Иоанну Крестителю ревностию уподобился: бо и оный о законопреступномъ браке Царю возбранял, беззаконие творящу…Онъ же, предреченный Василий, Великий, паче же въ прегордости и въ лютости, Князь, не только ихъ не послушалъ такъ великихъ и нарочитыхъ мужей, на онаго блаженного Вассьяна, по плоти сродника своего, изымавъ, заточити повелел, и связанна святого мужа, аки злодея, въ прегорчайшую темницу, къ подобным себе в злости, презлым Иосифлянам, в монастыръ ихъ отослал и скорою смертию уморити повелелъ. Они же, яко лютости его скорые послушницы и во всехъ злыхъ потаковницы, паче же ещё и подражатели, умориша его вскоръ. И других святых мужей, овыхъ заточилъ на смерть, отъ них же единъ — Максимъ Философъ, о нём же напреди повемъ; а других погубити повелелъ, ихъ же имена здесь оставлю.

Митрополит Даниил из Иосифо-Волоколамского монастыря возвёл на Вассиана обвинения, связанные с богословием, которые Вассиан не признавал за собой, обвинял князя-инока и Максима Грека в ереси на Соборах 1525 и 1531 годов.

Вассиан был сначала заточён в московский Симонов монастырь, куда были временно заточены и Максим Грек, и князь Семён Курбский, а затем в Иосифо-Волоколамский монастырь, где, по словам князя Андрея Курбского, и был в скором времени уморен иосифлянами.

Примечания

  1. Максим Грек. Творения. — Репринтное издание в 3 ч. — Ч. 1. — Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1996. — С. 27.
  2. Смолич И. К. Русское монашество. — С. 92.
  3. Плигузов А. И. Полемика в Русской Церкви первой трети XVI столетия. — С. 69.

Литература

Ссылки