Война языков

Война языков (ивр.מלחמת השפות‏‎; милхемет ха-сафот) — дебаты в османской Палестине о языке преподавания в еврейских школах, один из ключевых моментов возрождения языка иврит.

Предыстория

К моменту оформления сионизма в качестве политической силы (созыв первого, базельского, конгресса в 1897 г.) перед Т. Герцлем и WZO (Всемирная сионистская организация) возникло огромное количество политических (государствообразующих) вопросов: территориальный («территориализм» или план Уганды); о светскости, форме правления и т. д. Одним из важнейших пунктов был образовательный (форма, содержание) и, главное, языковой вопрос общения ишува и олим хадашим (новых репатриантов).

До 1948 года

Со времён Первой алии (1881 г.) и до создания современного государства Израиль 14 мая 1948 г. одним из важнейших вопросов, стоящих перед ишувом, был вопрос школьного, среднего и высшего светского образования детей репатриантов.

Главным камнем преткновения был вопрос о языке преподавания, вследствие, во-первых, разноязыкости вновь прибывших (русский, идиш, польский, немецкий и т. д.) и, во-вторых, отсутствия в иврите, общем для ишува языке, терминологии медицинского, технического, юридического (светского) и т. п. характера.

Несмотря на подвижническую деятельность группы филологов вокруг Элиэзера Бен-Йегуды по созданию таковых и постепенному появлению ивритоязычных учебных пособий (первым стал изданный в 1909 году школьный учебник математики), преподавание в разных школах, средних учебных заведениях велось не только на иврите, но и на немецком (Технион), русском, французском (юридическое образование) языках, что приводило к огромному количеству проблем из-за терминологического непонимания разных специалистов, а иногда и школьных учителей друг другом.

Поэтому (а также в связи с появленим чувства национальной, израильской, идентичности), начиная с 1910-х годов всё больше и больше родителей и преподавателей, да и самих школьников и студентов, стали выступать за унификацию образования, и, главное, за полный переход всего образования на иврит под лозунгом «Иври, дабер иврит!» (русс. «Еврей, говори на иврите!»).

Центральным пунктом этой кампании стала забастовка студентов Техниона с требованием полного перехода всего обучения на иврит, что и было выполнено. Таким образом Технион стал первым вузом, полностью перешедшим на иврит. Впоследствии, при содействии «Академии языка иврит» — нормативного филологического органа, всё израильское образование было унифицированно и переведено на иврит.

Новое время

В 1950-е гг. после Катастрофы (Шоа) и репатриации в Израиль выживших, в основном говорящих на идише польских, румынских и венгерских евреев, также встал вопрос об их языковой интеграции. В том числе под негласным запретом было использование слов идишского происхождения, идишской орфографии в написании имён, названий (в идише используется ивритский алфавит, с некоторыми изменениями) в печатных изданиях и официальных документах. Даже книги Шолом-Алейхема издавались только в переводах на иврит.

В то же время со стороны государства всячески поощрялся полный переход на иврит (в том числе и в частной жизни), изменение написания (орфографии) имён (а зачастую и просто их смена). Известные примеры: Голда Меир, Давид Бен-Гурион, Моше Шарет.

Ссылки