Гарлыкский горно-обогатительный комбинат

Гарлыкский горно-обогатительный комбинат — открыт 31 марта 2017 года в местечке Гарлык Койтендагского этрапа Лебапского велаята. Новый комплекс возводился с 2010 года белорусской компанией Белгорхимпром.

Гарлыкский горно-обогатительный комбинат
Тип Государственное предприятие (ГП)
Основание 2017
Расположение Туркмения Туркмения, Лебап, Койтендаг, Гарлык
Отрасль Химическая промышленность
Продукция Калийные удобрения
Число сотрудников 1500

ГОК в перспективе должен полностью обеспечить внутренние потребности сельского хозяйства Туркменистана калийными удобрениями и отправлять на экспорт более миллиона тонн удобрений в год. Производительность рудника рассчитана на 7,8 млн тонн руды в год. Оборудование на флотационной обогатительной фабрике может обеспечить выпуск 1,4 млн тонн калийных удобрений. Срок отработки запасов Гарлыкского месторождения по первому типу качественного состава руд по предварительным расчетам экспертов составляет 45 лет.[1] Предприятие создало около 1,5 тысяч рабочих мест.

История

Комбинат располагается на месторождении калийных солей на северо-востоке Туркменистана в нынешнем Койтендагском этрапе Лебапского велаята. Это место было разведано ещё в период вхождения республики в состав Cоветского Cоюза с 1964 по 1966 годы. В те времена не было достаточных технологий для реализации проекта подобного масштаба, поэтому работы были приостановлены.[2]

В 1991 году специалисты провели исследования и сделали попытку освоения месторождения способом подземного выщелачивания. Технология заключалась в том, что через пробуренные скважины в месторождение нагнетался растворитель солей (пресная вода или другие) и таким образом формировались камеры выщелачивания калийных удобрений. После откачивания растворенные калийные соли подвергались переработке.[3] Первые результаты показали, что технология не подошла. Было решено рассматривать на этом месторождении шахтный способ отработки.[4]

Строительство

Контракт

Туркменистан объявил тендер на строительство Гарлыкского ГОК. Белорусские строители предложили контракт на объект «под ключ» и стабильную цену строительства в миллиард долларов. Туркменистан со своей стороны принял предложение Беларуси и условие выплатить аванс в $250 млн.

В 2009 году белорусская компания Белгорхимпром и государственный концерн Туркменхимия подписали между собой контракт на строительство Гарлыкского горно-обогатительного комбината. О сотрудничестве было озвучено на уровне глав государств: гарантом со стороны Туркмении выступил министр иностранных дел страны Рашид Мередов и подтвердил президент Бердымухамедов.

Сумма контракта между белорусской стороной и туркменской составила $1 млрд.[5] Контрактом было предусмотрено возведение белорусами только ГОКа в границах промышленной площадки. Остальные вопросы строительной инфраструктуры, такие как железная и автомобильная дороги, две воздушные линии электропередачи 220 кВ протяженностью более 200 км, линии связи, газопровод, водопроводы, были в зоне ответственности туркменских строителей.[4]

До 31 марта 2020 года Белгорхимпром в рамках контракта обязался оказывать научно-техническую и методическую помощь туркменским шахтерам и химикам, а также гарантийную поддержку работы Гарлыкского ГОК. По контракту также в белорусских учебных заведениях готовились работники для Гарлыкского ГОК, часть специалистов для работы на комбинате проходили практику в белорусских компаниях.

В марте 2017 года перед вводом Гарлыкского ГОК в  эксплуатацию Белгорхимпром подписал с туркменской стороной допсоглашение к контракту по остаточным обязательствам подрядчика. До середины сентября 2017 года генподрядчик обязался поставить на комбинат часть оборудования (которую заказчик не оплатил) и выполнить часть работ (которые не входили в основной контракт).[6]

Строительные работы

В 2009 году президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и президент Беларуси Александр Лукашенко заложили капсулу в основание будущего ГОК.[7] По факту строительство началось лишь спустя два года после подписания контракта – в 2012 году.[8] В качестве субподрядчиков были привлечены крупные белорусские промышленные и строительно-монтажные организации – реализация проекта осуществлялась с помощью 14 белорусских и 22 местных предприятий

Вскрытие рудника проводилось клетевым (глубина 309 м) и скиповым (глубина 364 м) методами. Проходку шахтных стволов проводила сначала турецкая строительная компания «Коджа» – попытка турецких специалистов была неудачной, так как ранее подобными вещами они не занимались. Компания была навязана генподрядчику туркменскими чиновниками. Проблема была в том, что менее чем за год до достижения проектной глубины стволов в шахте проявились мощные водопритоки. Специалисты турецкой компании не имели опыта решения таких сложных задач и это поставило под угрозу реализацию проекта в целом, а сроки реализации проекта сместились на два года вперед.

Затем эту работу взял на себя белорусский «Трест «Шахтоспецстрой».[7] Белгорхимпром использовала несколько методов, в том числе и инновационную запатентованную технологию, разработанную специально для строительства ГОК. Для водоностносных слоев грунта специалисты использовали метод, при котором горные породы замораживаются – формируется ледопроходный целик и в нем проходит ствол. Из-за нахождения месторождения в зоне повышенной сейсмичности применять только данную технологию было недостаточно. Эксперты Белгосхимпрома разработали еще один способ строительства проходки. По периметру каждого шахтного ствола на глубине ниже нахождения обводненных пород были сделаны 150 скважин, в которые методом струйной цементации заливался цемент. Вокруг каждой шахты была создана цементно-грунтовая стена, своеобразный прочный стакан. Это удешевило стоимость работ, ускорило строительство и дало повышенную защиту ГОК для эксплуатации в условиях повышенной сейсмичности.[9]

Пробная добыча калийной руды была сделано в 2015-ом – раньше запланированного срока почти на год.[10] Для добычи первой тонны руды 380 специалистов из 15 белорусских компаний работали в три смены.[7] В 2016-ом году на месторождении было завершено строительство 47 объектов, включая вспомогательные участки – административно-бытовые корпуса, флотационную обогатительную фабрику, склады руды, металла и готовой продукции, горнодобывающий комплекс, солеотвал, шлакохранилище, дамбу, защищающую поселок Гарлык от селевых потоков, и другие объекты для полноценного функционирования промышленного гиганта.[1] На территории комбината насчитывается 125 объектов[11], рудник является основной частью ГОК, на котором была настроена полная автоматизация всех технологических процессов и запущено пять технологических линий в автоматическом режиме. Запуск обогатительной фабрики Гарлыкского ГОК в режиме комплексного опробования был проведен куратором проекта компанией Беларуськалий.[11]

Судебные иски

Строительство закончилось исковым заявлением белорусской стороны в отношении Туркмении в Стокгольмский арбитражный суд.

Конфликтные ситуации начали появляться с самого начала строительства. Туркменская сторона отвечала за возведение  инфраструктуры, необходимой для строительства основного объекта – это дороги, вода, электричество. Эти работы велись медленно и сроки их реализации были затянуты, что тормозило возведение комбината.

Туркменский заказчик также задерживал оплату выполненных работ и Белгорхимпром был вынужден брать в кредиты для строительства ГОК. По подписанным актам долг Туркмении перед белорусским генподрядчиком в 2017-ом составлял $52 млн, общий долг – более $150 млн. На 1 января 2018 года размер денежных средств, которые туркменская сторона перевела белорусской был $716,8 млн при затратах генподрядчика на строительство Гарлыкского ГОК $906,3 млн.

Гарлыкский ГОК был полностью принят туркменской стороной, под актом о его приемке стоят подписи многочисленных туркменских официальных лиц. В акте указано, что комбинат построен в соответствии с требованиями заказчика. Дефектных актов подрядчику заказчик не предъявлял. После сдачи объекта в эксплуатацию Туркменская сторона начала говорить о недовыполненных работах подрядчика на сумму 30-40 млн долларов.

В итоге в мае 2018-го, спустя год после сдачи объекта в эксплуатацию, заказчик – компания Туркменхимия – в одностороннем порядке разорвал контракт с Белгорхимпромом, который после запуска комбината должен был устранить недостатки, сопровождать его по выходу на полную производственную мощность в течение трех лет, а также готовить туркменских специалистов для работы на комбинате.

По контракту местом разрешения споров был определен Арбитражный институт при Торговой палате Стокгольма в Швеции, туда заказчик подал заявление. Он вменял подрядчику ненадлежащее исполнение контракта на строительство Гарлыкского ГОКа и требовала возмещения ущерба от упущенной выгоды в $250 млн.

Наблюдатели высказывались, что так власти Туркменистана отреагировали на отказ Беларуси возводить второй калийный комбинат в 40 км от Гарлыкского ГОКа,[12] о планах на строительство которого туркменские чиновники объявили сразу после приема Гарлыкского ГОК в эксплуатацию.[13] 22 апреля белорусский президент заявил, что его пригласили построить второй ГОК, 10 мая белорусы заявили, что Туркменистан не рассчитался за строительство Гарлыкского ГОК и белорусскую сторону не устраивают такие условия сотрудничества.[14][12][15][16][17], в мае Туркменхимия разорвала контракт с Белгорхимпромом.

Белгорхимпром нанял американскую юридическую компанию для подготовки иска к туркменской стороне в Арбитражный институт в Стокгольма и потребовал взыскать с заказчика более $150 млн задолженности по выполненным и не оплаченным строительным работам. Белорусская сторона также вложила в официальное открытие Гарлыкского ГОКа $3 млн – эти деньги туркменские власти обещали вернуть, что гарантировал министр иностранных дел страны Рашид Мередов, который был финансовым гарантом в исполнении условий контракта по строительству комбината. Обязательства выполнены не были, не получила белорусская сторона оплату и за уникальное оборудование, которое было поставлено на комбинат.

На 2019 год туркменская сторона также неправомерно удерживает строительную технику белорусского подрядчика (самосвалы, бульдозеры, автокраны) – около 60 объектов на сумму около $7 млн. Заказчик запретил вывоз оборудования, указав что его удержание является мерой против «несанкционированного вывоза госимущества», которое по факту принадлежит подрядчику и ввезено в страну только на время строительства ГОК.[18]

Спустя два года после сдачи объекта в эксплуатацию туркменские власти также удерживают архивную строительную документацию Белгорхимпрома. Белорусские специалисты не исключают возможности манипуляций с документами со стороны заказчика, который таким образом попытается переложить проблемы с работой комбината «под туркменским сопровождением» на подрядчика.

Это не первый судебный иск в международных судебных инстанциях к Туркменистану от иностранных компаний, которые вели работы в стране. В число пострадавших от действий туркменских властей, которые перестают оплачивать работы по контракту, попали также немецкая строительная компания Unionmatex, турецкие SECE Group и Sehil, а также российская МТС.[19][20][21] Эксперты считают, что для решения проблемы с наполнением  бюджета Туркменистана выработана схема, которую успешно реализуют власти во главе с Мередовым, ответственным за отношения страны с иностранными инвесторами.

Деятельность

27 марта 2017 года туркменская сторона подписала акт государственной приемочной комиссии. Предварительно власти убедились в способности фабрики производить калийные удобрения и возможности ГОК выхода на проектную мощность.

31 марта 2017 года Гарлыкский ГОК был введен в эксплуатацию. На церемонии открытия присутствовали главы обоих государств.[22]

Построенный в предгорьях Койтендага на площади более 100 га комбинат способен обеспечить производство 1,4 млн тонн калийных удобрений в год. На работу комбината влияет два фактора — объем добычи руды и работа обогатительной фабрики. Сам процесс добычи не сложный: при помощи конвейера и самоходных вагонеток добытая руда поступает в подъемник, грузовая тяга которого 30 тонн. После его наполнения руда из тоннеля поднимается на поверхность в дробильный цех. С момента запуска по 2019 год шахты выдавали всего 2-7% от запланированного объема продукции, производственные мощности фабрики не задействованы из-за нехватки калийной руды.

Белорусская сторона подготовила туркменских специалистов для работы на фабрике и самом руднике, но у них недостаточно опыта для задействования всех производственных мощностей. Конфликт с белорусской стороной привел к тому, что без сопровождения горных работ генподрядчиком туркменские специалисты не могут выдать добывать руду и производить удобрения в нужных объемах. Отсутствие планирования горных работ, а также неэффективность использования горнопроходческого и горнодобывающего оборудования привели комбинат к кризису.[23]

Риск техногенной катастрофы

Гарлыкский горно-обогатительный комбинат является сложным объектом, это живой организм с динамично развивающейся сетью подземных выработок, которые меняются условиями отработки. Сложными считаются и условия, в которых он работает. Эксперты не исключают, что сложившийся конфликт во время строительства между подрядчиком и заказчиком может привести к проблемам, включая потерю комбината. Опасными считаются выбросы газа, которые ведут к взрывам и затоплению рудника.

Вопросы вызывает эксплуатация комбината без необходимого гарантийного сопровождения со стороны белорусов, которые его возводили. Во-первых, речь идет о неэффективном использования горнопроходческого и горнодобычного оборудования – туркменская сторона не имеет достаточного количества квалифицированных кадров для такой работы. Во-вторых, в условиях повышенной сейсмоактивности не исключена угроза техногенного характера. Необходим потоянный мониторинг состояния геологической среды и горно-геологических условий рудника. Ведутся ли такие работы и как – неизвестно, информации на эту тему нет.

Белорусские эксперты уже говорят об имеющихся на Гарлыкском ГОКе случаях рассолопроявления и газодинамических явлениях в выработке.[4] Они отмечают, что в ближайшее время риска техногенной катастрофы нет, так как работы только начались, шахтное поле только начало отрабатываться. Шламохранилище и солеотвал пока еще не заполнено отходами. При эксплуатации рудника риски будут расти и требуется участие в этом вопросе квалифицированных специалистов, число которых ограничено. Белорусская сторона отмечает, что проблемы, с которыми они столкнулись в Туркменистане, известны всем участникам этого узкого рынка.

Примечания

  1. 1 2 Trend.Az. Туркменистан планирует экспорт более 1 млн тонн калийных удобрений. Trend.Az (17 марта 2016). Дата обращения 22 августа 2019.
  2. Как белорусы ведут "стройку века" в туркменской пустыне. TUT.BY (26 июня 2014). Дата обращения 18 августа 2019.
  3. Способ подземного выщелачивания калийных солей. findpatent.ru. Дата обращения 22 августа 2019.
  4. 1 2 3 От нулевой эффективности до опасных ЧП. На примере Гарлыка объясняем, что бывает с месторождением-«маугли». TUT.BY (27 марта 2019). Дата обращения 22 августа 2019.
  5. Белгорхимпром требует взыскать с Туркменистана более 150 млн долл за работы по строительству Гарлыкского ГОКа. primepress.by. Дата обращения 18 августа 2019.
  6. Editor. «Туркменхимия» задолжала «Белгорхимпрому» более $150 млн за строительство Гарлыкского ГОКХроника Туркменистана (рус.)  (неопр.) ?. Хроника Туркменистана (1 февраля 2019). Дата обращения 24 августа 2019.
  7. 1 2 3 Опережая сроки: белорусские шахтёры начали добывать калийную руду в Туркменистане - ОНТ. ont.by. Дата обращения 22 августа 2019.
  8. Sputnik. Президент Туркменистана: Гарлыкский комбинат принесет нам дивиденды. Sputnik Беларусь. Дата обращения 22 августа 2019.
  9. PressReader.com - Издания со всего мира. www.pressreader.com. Дата обращения 23 августа 2019.
  10. Белорусские шахтёры начали добывать калийную руду в Туркменистане. Дата обращения 22 августа 2019.
  11. 1 2 Гарлыкский ГОК – самый сложный зарубежный проект, выполненный специалистами из Беларуси. Федерация профсоюзов Беларуси. Дата обращения 24 августа 2019.
  12. 1 2 Editor. Беларусь отказалась от строительства второго калийного комбината в ТуркменистанеХроника Туркменистана (рус.)  (неопр.) ?. Хроника Туркменистана (8 сентября 2017). Дата обращения 24 августа 2019.
  13. Туркменистан еще не рассчитался за строительство Беларусью Гарлыкского комбината | Telegraf.by. telegraf.by. Дата обращения 24 августа 2019.
  14. Editor. «Туркменхимия» задолжала «Белгорхимпрому» более $150 млн за строительство Гарлыкского ГОКХроника Туркменистана (рус.)  (неопр.) ?. Хроника Туркменистана (1 февраля 2019). Дата обращения 24 августа 2019.
  15. Туркмения ввела Гарлыкский ГОК по выпуску калийных удобрений за $1 млрд, построенный Беларусью (рус.)  (неопр.) ?. Инфоиндустрия. Дата обращения 24 августа 2019.
  16. Editor. Беларусь отказалась от строительства второго калийного комбината в ТуркменистанеХроника Туркменистана (рус.)  (неопр.) ?. Хроника Туркменистана (8 сентября 2017). Дата обращения 24 августа 2019.
  17. Беларусь отказалась от строительства второго калийного комбината в Туркменистане. TUT.BY (7 сентября 2017). Дата обращения 24 августа 2019.
  18. «Всем рулили туркменские чиновники». Беларусь требует более 150 млн долларов за ГОК в Гарлыке. EX-PRESS.BY (15 марта 2019). Дата обращения 24 августа 2019.
  19. Editor. Немецкая строительная компания подала иск к Туркменистану в Международный арбитражХроника Туркменистана (рус.)  (неопр.) ?. Хроника Туркменистана (17 декабря 2018). Дата обращения 24 августа 2019.
  20. Internationales Schiedsgericht nimmt Klage des Insolvenzverwalters der Unionmatex Industrieanlagen GmbH gegen Turkmenistan an (нем.). presseportal.de. Дата обращения 24 августа 2019.
  21. Ведомости. МТС ушла из Узбекистана. www.vedomosti.ru (5 августа 2016). Дата обращения 24 августа 2019.
  22. Туркмения ввела Гарлыкский ГОК по выпуску калийных удобрений за $1 млрд, построенный Беларусью (рус.)  (неопр.) ?. Инфоиндустрия. Дата обращения 23 августа 2019.
  23. От нулевой эффективности до опасных ЧП. На примере Гарлыка объясняем, что бывает с месторождением-«маугли». TUT.BY (27 марта 2019). Дата обращения 23 августа 2019.

Литература

  • Газета «Нейтральный Туркменистан». 1 апреля 2017 года. С. 1-2

Ссылки