Дифференцированное маркирование объекта

Дифференцированное маркирование объекта, или вариативное маркирование дополнения (используется также сокращение DOM от англ. Differential Object Marking[1]) — широко распространенный в языках мира феномен, когда выбор морфосинтаксического оформления объекта определяется значением одного или нескольких признаков объектной именной группы или глагольной группы в целом[2].

Языки, в которых зафиксирован DOM: индоевропейские, уральские, алтайские, афразийские, австронезийские, сино-тибетские, банту и др.[3]

Факторы, которые могут определять кодирование объекта

Вариативное маркирование объекта является результатом взаимодействия факторов, относящихся к разным языковым уровням. Различия между языками заключаются в том, какие факторы выбраны и насколько каждый из выбранных факторов приоритетен по отношению к остальным.

  • Семантический уровень
    • семантика именной группы:
      • одушевлённость
      • агентивность: контроль ситуации со стороны Агенса
      • волитивность: контролируемость, намеренность действия
      • «прототипичность»: степень, в которой элемент категории класса может служить её образцом
      • квантификация референта рассматриваемой ИГ: характеристика объектной ИГ в терминах кумулятивности (объекты, часть которых может быть охарактеризована тем же языковым выражением, что и сам объект — некоторое количество супа может быть названо словом суп, равно как и весь суп) и квантованности (часть объекта не может быть охарактеризована тем же языковым выражением, что и сам объект — часть референта выражения три яблока не может быть названа выражением «три яблока», но может быть названа выражением «одно яблоко» или «два яблока»)
      • наличие рестриктивных модификаторов на ИГ
    • семантика предиката:
    • семантика клаузы:
      • фактивность: логико-лингвистическая характеристика эпистемических предикатов (типа знать, считать, полагать, верить и т. п.), определяющая наличие презумпции истинности у пропозиций, вводимых такими предикатами
      • наличие оператора отрицания
  • Прагматический и дискурсивный уровень
  • Синтаксический уровень

Вся совокупность признаков сообщает предикации и прямому дополнению в её составе дополнительную информацию, так что ситуация и референт ИГ — прямого дополнения становятся более определёнными, индивидуализированными. Этот эффект в функционально-типологической традиции получил название «значимость». Сущность вариативного падежного маркирования и его связь со значимостью (прямого объекта) обобщена в [Aissen 2003]: «Чем выше прямой объект по значимости, тем более вероятно его поверхностное падежное маркирование».

Параметры межъязыкового варьирования

Количество факторов и их комбинация

Языки возможно классифицировать на основании того, какие именно факторы в них важны для маркирования ИГ в каждом отдельном случае и как в точности эти факторы взаимодействуют между собой.

Единственный фактор

Испанский язык: одушевлённость[4]. Объекты, занимающие высокие позиции в иерархии одушевлённости, получают падежное маркирование, в то время как неодушевлённые объекты остаются немаркированными.

Vi
видеть. PST.1SG
*(a)
ACC
la
DEF
mujer
женщина
Я увидел женщину
Vi
видеть. PST.1SG
(*a)
ACC
la
DEF
mesa
стол
Я увидел стол

Иврит: определённость[5]. При помощи предлога et маркируются только определённые объекты.

Dan
Дан
kara
читать
*(et)
OM
ha-itonim
DEF-газеты
Дан читает (определенные) газеты.
Dan
Дан
kara
читать
(*et)
OM
(kama)
некоторый
ha-itonim
DEF-газеты
Дан читает (какие-то) газеты.

Эстонский язык: аспектуальная характеристика глагольной группы, возглавляемой инкрементальным глаголом[6][7]. В перфективной клаузе инкрементальный объект[6] оформляется генитивом, а в имперфективной — партитивом.

Ta
Он
ehitas
строить. PST
silla
мост. GEN
Он построил мост.
Ta
Он
ehitas
строить. PST
silda
мост. PART
Он строил мост.

Два и более факторов

[Aissen 2003] предлагает анализ DOM в испанском языке в рамках стохастической теории оптимальности и показывает, что на выбор средства маркирования объекта влияет не только одушевлённость, но и референциальный статус.

В языках, где по меньшей мере два фактора определяют морфосинтаксическое кодирование прямого дополнения, взаимодействие этих факторов нетривиально, но один из факторов преобладает над другим[8]. Так, например, для марийского языка выявлено, что наиболее релевантным фактором являются коммуникативные статусы глагольной группы и прямого дополнения «внутри» неё: если они различны, то прямое дополнение маркируется аккузативом, если глагольная группа является коммуникативно нерасчленённой, то дополнение не имеет показателя винительного падежа. Если же глагольная группа в зависимости от контекста допускает обе указанных возможности, то в падежном маркировании также возможны оба варианта. Однако коммуникативные статусы внутри клаузы являются релевантным фактором после действия синтакических ограничений (финитность/нефинитность клаузы, контактное/дистантное расположение прямого дополнения и глагола).

Симметричность vs. асимметричность

Симметричное кодирование

Симметричное кодирование ИГ предполагает два конкурирующих падежа, каждый из которых является маркированным морфологически (то есть выражается ненулевой морфемой). Например, генитив и партитив в эстонском языке в примерах выше.

Асимметричное кодирование

При асимметричном кодировании образуется оппозиция маркированной и немаркированной формы (например, аккузатив и «неоформленный аккузатив», омонимичный номинативу). Именно асимметричное кодирование объекта мы наблюдаем в испанском языке и иврите в примерах выше.

Значимые корреляции

В литературе отмечаются значимые корреляции между рассмотренными параметрами. [Malchukov, de Swart 2008] указывают, что системы с асимметричным вариативным маркированием объекта обычно ориентированы на признаки самого объекта (одушевлённость, определённость, референтность), что соответствует параметру индивидуализации пациенса в [Hopper, Thompson 1980], в то время как системы с симметричным вариативным маркированием объекта опираются на более широкий круг признаков, не обязательно определенных собственно на объекте, таких как вид (аспект), фактивность, утверждение/отрицание и т. п.

Кодирование на зависимом vs. на вершине

Ещё один параметр варьирования маркирования прямого объекта представлен типом поверхностного выражения: так, вариативное маркирование может быть выражено аффиксом зависимого — аргумента (зависимостное маркирование) или аффиксом вершины — предиката (вершинное маркирование), причём эти способы выражения могут быть совмещены и составлять в результате двойное маркирование.

DOM на зависимом

Прямое дополнение может стоять или в аккузативе, или в немаркированной форме. Данное явление можно наблюдать в тюркских (турецкий, балкарский), финно-угорских (финский, марийский, хантыйский) и других языках.

Испанский язык (с помощью предлога), см. выше.

Монгольский язык (с помощью падежного суффикса):

Bi
Я
nom(*-ig)
книга-ACC
unsh-san
читать-PST
Я читал книгу.
Bi
Я
Gunne*(-g)
Гуннэ-ACC
har-san
видеть-PST
Я увидел Гуннэ.

DOM на вершине

Ненецкий язык (с помощью глагольного согласования с прямым дополнением: субъектное vs. субъектно-объектное спряжение):

mən’
Я
kn’ig-əmh
книга-ACC
tola-w/dəm
читать-OBJ.SG.1SG/SUB.1SG
Я читал книгу.

В этом примере прямое дополнение стоит в аккузативе (и в ненецком языке не может менять своего падежного оформления), а на глаголе может быть показатель либо субъектного, либо субъектно-объектного спряжения. Ненецкий принадлежит к этому типу, наряду с финно-угорскими языками (хантыйский, эрзя-мордовский), языками банту (кичагга, макуа) и другими.

DOM на зависимом и на вершине

Стоит отметить, что данные два типа выражения DOM не всегда являются взаимоисключающими и свободно могут дополнять друг друга. Так происходит, например, в шокшинском диалекте эрзя-мордовского языка[9]:

Son
Тот
mi-i-ze
продавать-PRT-3SG.O.3SG.S
kudu-tʼ
дом-DEF.GEN
Он продал дом.
Son
Тот
rama-sʼ
покупать-PRT.3SG
kuda
дом
Он купил дом.

Другие типы DOM

Согласно [Lima 2006] к прочим видам DOM относятся: инкорпорация, наличие/отсутствие показателей переходности на глаголе, антипассивизация, порядок слов (передвижения).

Область определения DOM

Вариативное падежное маркирование прямого объекта определяется своей «областью определения» — тем, свойства каких макроконцептов, составляющих прототипическую переходную клаузу (Агенс, Пациенс, Предикат), более релевантны для выбора падежа и, соответственно, получают поверхностное выражение.

Этот вид падежного варьирования распространён, напимер, в тюркских языках.

Падеж выбирается исходя из ранжирования прямого дополнения — Пациенса по некоторой иерархии относительно подлежащего — Агенса (и безотносительно свойств предиката). Иерархический DOM зафиксирован для языка ауту (сепик-раму).

Было показано, что они влияют на DOM в финском и эстонском языках; по-видимому, следует считать венгерский язык также относящимися к языкам с областью определения DOM «Предикат — Пациенс»: в нём наблюдается расщеплённое объектное согласование.

  • Все компоненты («DOM неоднозначности»)

Если свойства каждого из участников ситуации, выраженной простой переходной клаузой, участвуют в определении падежа для прямого дополнения, то такой тип варьирования называется «DOM неоднозначности» («ambiguity driven DOM»): основная функция падежа — разрешение неоднозначности. Данный тип часто характеризуется влиянием семантики предиката, дискурсивной информации контекста, экстралингвистических знаний (язык йонгрен лоло (тибето-бирманские языки)).

Однако было замечено, что в языках с «локальным» варьированием падеж также служит для разрешения (дискурсивной) неоднозначности. В силу наличия таких контрпримеров можно предполагать, что границы между выделенными типами области определения не являются чёткими.

Причины и следствия

При вариативном падежном маркировании признаки именной группы можно разделить на неизменяемые, которые являются причиной того или иного кодирования объекта (не зависят от падежа), и на изменяемые, которые являются его результатом (зависят от падежа).

  • Ингерентные свойства аргумента

Не изменяются при изменении падежа. Например, признак одушевлённости не меняет своего значения в зависимости от того, в каком падеже стоит соответствующая ИГ — прямое дополнение.

  • Неингерентные свойства аргумента

Изменяются при изменении падежа. Например, признаки определённости и референтности при асимметричном DOM могут интерпретироваться в зависимости от наличия/отсутствия аккузатива (при условии, что нет ограничений на нулевое маркирование, обусловленных ингерентным положительным значением признака «определённость» — как, к примеру, у личных местоимений, собственных имён, ИГ с указательными местоимениями/посессорами и т. д.).

Различение «причин» и «следствий» позволяет ранжировать параметры падежного варьирования: в работах [de Swart and de Hoop 2007] и [de Swart 2007] показано, что ингерентные признаки-«причины» более приоритетны, чем неингерентные «следствия». Такое объяснение не только согласуется с фактом, что признак одушевлённости более релевантен для DOM, чем параметры референтности и определённости, но и коррелирует с двумя типами вариативного падежного маркирования — расщеплением и флуктуацией (split/fluid case alternation), обоснованными в работе [de Hoop and Malchukov 2007] на материале DOM.

Расщепление и флуктуация

При вариативном падежном маркировании кодирование объектной именной группы тем или иным падежом может влиять либо на грамматичность предложения (тогда мы имеем дело с расщеплением — бинарным разбиением ИГ на неперекающиеся классы), либо на его интерпретацию (тогда мы имеем дело с флуктуацией — нестрогим разбиением ИГ на классы, которые могут пересекаться).

  • Расщепление

ИГ с падежом и ИГ без падежа находятся в дополнительной дистрибуции: существует строгое разбиение именных групп на классы — в соответствии со значением некоторого (бинарного) признака; только ИГ с положительным значением признака α могут в позиции прямого дополнения быть охарактеризованными по падежу (форма которого отлична от номинатива), тогда как ИГ с отрицательным значением данного признака будут стоять в другом падеже (форме, совпадающей с формой номинатива). Строгость разбиения проявляется в том, что его нарушение влечёт неграмматичность предложения.

Так, по-видимому, в асимметричном DOM в русском языке таким параметром «расщепления» является одушевлённость — для ИГ с положительным значением признака обязательно маркирование особым винительным падежом, а для ИГ с отрицательным значением необходим падеж, совпадающий с именительным (Я вижу девушк-у, но Я вижу солнце).

  • Флуктуация

«Нестрогое» DCM (вариативного падежного маркирования от англ. Differential Case Marking) (fluid case alternation) не осуществляет разбиения ИГ на классы, являясь более изменчивым и будучи определённым уже для ИГ, имеющих конкретное значение признака «расщепления». Так, для неодушевлённых ИГ может быть допустим и аккузатив, и номинатив, однако ИГ, находящаяся в аккузативе, получит референтный статус, тогда как для ИГ в номинативе будут возможны обе интерпретации — и референтная, и нереферентная. Таким образом, сам признак падежа внутри одной категории не вызывает расщепление, но влечёт различные интерпретации (и связан тем самым с информационной структурой всего предложения, его «упаковочным компонентом»).

Следовательно, «расщепление» более приоритетно, чем флуктуация, и грамматические факторы могут «отменять» «изменчивое» DCM. Примером таких грамматических факторов могут служить порядок слов (прямое дополнение отделено от глагола) и наличие показателя согласования на вершине ИГ в турецком языке[10].

Стоит отметить, что иерархия признаков расщепления и флуктуации не является изоморфной иерархии ингерентных/неингерентных признаков — неингерентный признак определённости может вызывать расщепление, в отличие от ингерентного признака одушевлённости, определяющего флуктуацию.

Подходы к анализу дифференцированного маркирования объекта

Явление дифференцированного маркирования прямого дополнения рассматривалось в теоретической литературе с разных точек зрения. Так, например, DOM анализировался в рамках формальных теорий, например, в рамках LFG в [Dalrymple, Nikolaeva 2011], теории оптимальности в [Aissen 2003], в рамках минимализма в [Lima 2006]).

C другой стороны, существует и функциональный подход, заключающийся в представлении факторов, регулирующих выбор прямого дополнения, в виде иерархии (см. [Сердобольская, Толдова 2012], [Коношенко 2009]).

Примечания

  1. см. [Bossong 1985, Aissen 2003]
  2. см. [Лютикова 2013]
  3. см. [Сердобольская 2013]
  4. примеры из [von Heusinger, Klein and de Swart 2008]
  5. примеры из [Danon 2006]
  6. 1 2 Инкрементальность — такое отношение между ситуацией и её участником, что части события находятся во взаимно-однозначном соответствии с частями участника. Например, часть яблока задействована в части ситуации Ваня ест яблоко. Отсутствие инкрементальности наблюдается при глаголах, которые обозначают ситуации, не взаимодействующие с частями объекта, например ждать (для ситуации Ваня ждет автобус нельзя выделить части ожидания, когда задействованы части автобуса), велеть, убить и др.
  7. примеры из [Лютикова 2013]
  8. как показано в работе [Сердобольская, Толдова 2012]
  9. примеры из [Сердобольская, Толдова 2012]
  10. подробнее см. в [von Heusinger and Kornfilt 2005]

Литература

  • Гарейшина А. Р. Многофакторный подход к вариативному падежному маркированию (на материале дифференцированного маркирования прямого объекта и посессора в башкирском языке). — Дипломная работа, 2013.
  • Коношенко, М.Б. Дифференцированное маркирование объекта в калмыцком языке // Исследования по грамматике калмыцкого языка. Труды института лингвистических исследований. — Санкт-Петербург: Наука, 2009. — Т. V. — С. 42-76.
  • Лютикова, Е.А. Падеж и структура именной группы: вариативное маркирование объекта в мишарском диалекте татарского языка // Вестник MГГУ. Сер. Филология. — 2013. — Вып. 4.
  • Сердобольская Н. В. Раздаточные материалы по курсу «Вариативное оформление объекта в языках мира».Раздаточные материалы по курсу «Вариативное оформление объекта в языках мира». — 2013.
  • Сердобольская Н. В., Толдова С. Ю. Дифференцированное маркирование прямого дополнения в финно-угорских языках // Финно-угорские языки: фрагменты грамматического описания. Формальный и функциональный подходы. — М.: Языки славянских культур, 2012.
  • Aissen, Judith. Differential Object Marking: Iconicity vs. Economy (англ.) // Natural Language and Linguistic Theory. — 2003. — Вып. 21. — С. 435-483.
  • Dalrymple, Mary and Nikolaeva, Irina. Objects and Information Structure. — Cambridge University Press, 2011.
  • Danon, Gabi. Caseless Nominals and the Projection of DP (англ.) // Natural Language and Linguistic Theory. — 2006. — Вып. 24. — С. 977—1008.
  • von Heusinger, Klaus, Udo Klein and Peter de Swart. Variation in differential object marking // Workshop on Case Variation. — Stuttgart, June 2008.
  • Lima, Ananda. A Minimalist View on Differential Object Marking for Specificity // Talk presented at the 36th Annual Meeting of the Michigan Linguistics Society. — Oakland University, October, 2006.
  • Nikolaeva, Irina. Object Agreement, Grammatical Relations, and Information Structure (англ.) // Studies in Language. — 1999. — Вып. 23. — С. 341—386.

Ссылки