Дюма, Александр (отец)

Алекса́ндр Дюма́ (фр. Alexandre Dumas; 24 июля 1802, Вилле-Котре — 5 декабря 1870, Пюи) — французский писатель, драматург и журналист. Один из самых читаемых французских авторов, мастер приключенческого романа. Две самые известные его книги — «Граф Монте-Кристо» и «Три мушкетёра» — были написаны в 1844—1845 гг. Под именем Дюма вышло огромное количество исторических романов, в написании которых участвовали литературные подёнщики. Всего за авторством Дюма опубликовано не менее 100 000 страниц[6]. Помимо романов, его перу принадлежат также пьесы, статьи и книги о путешествиях.

Александр Дюма
фр. Alexandre Dumas
Nadar - Alexander Dumas père (1802-1870) - Google Art Project 2.jpg
Александр Дюма в 1855 году
(Фотограф — Феликс Надар).
Дата рождения 24 июля 1802(1802-07-24)[1][2][…]
Место рождения Вилле-Котре, Франция
Дата смерти 5 декабря 1870(1870-12-05)[1][3][…] (68 лет)
Место смерти Пюи, Франция
Гражданство (подданство)
Род деятельности романист, прозаик
Годы творчества 1825—1870
Направление романтизм
Жанр исторический роман
Язык произведений французский
Награды
Кавалер ордена Почётного легиона
Автограф Подпись
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике

Поскольку сын Дюма также носил имя Александр и также был писателем, для предотвращения путаницы при упоминании Дюма-старшего часто добавляют уточнение «-отец» (фр. père).

Содержание

Биография

Александр Дюма родился в 1802 году в семье генерала Тома-Александра Дюма и Марии-Луизы Лабуре, дочери хозяина гостиницы в Вилле-Котре. Дюма считался квартероном, так как его бабушка по отцовской линии была чернокожей рабыней с острова Гаити[7].

 
Дом, где родился Дюма (ныне музей трёх Дюма)

Своё детство, отрочество и юность Дюма провёл в родном городе. Там он подружился с Адольфом де Лёвеном, своим ровесником, поэтом и завсегдатаем парижских театров. Дюма решил непременно стать драматургом. Без денег и связей, надеясь лишь на старых друзей отца, он решил перебраться в Париж. Двадцатилетнему Александру, не имевшему образования (его козырем был лишь прекрасный почерк), дали должность в Пале-Рояле (Париж) в канцелярии при герцоге Орлеанском, которую помог получить генерал Фуа[8].

Дюма принялся пополнять своё образование. Один из его знакомых составил для Александра список авторов, которых он был должен прочитать: туда входили книги классиков, мемуары, хроники. Дюма посещал театры с целью изучить профессию драматурга, на одном из спектаклей он случайно познакомился с Шарлем Нодье. Вместе с Левеном, считавшим, что успеха легче добиться в лёгком жанре, Дюма сочинил водевиль «Охота и любовь», тот был принят к постановке театром Амбигю.

Однажды на одной из выставок ежегодного Салона Дюма обратил внимание на барельеф с изображением убийства Джованни Мональдески. Прочитав во «Всемирной биографии» статьи о Мональдески и шведской королеве Кристине, Дюма решил написать на эту тему драму. Сначала он предложил сотрудничество Сулье, однако в конце концов каждый решил написать свою «Кристину». Пьеса Дюма понравилась королевскому комиссару при «Комеди Франсез» барону Тейлору, с его помощью «Кристину» приняли при условии, что Дюма её доработает. Однако против постановки драмы возражала всесильная мадемуазель Марс, коньком которой был классический репертуар. Когда же молодой автор наотрез отказался внести по её просьбе исправления в пьесу, мадемуазель Марс сделала всё, чтобы «Кристина» не появилась на сцене «Комеди Франсез».

Дюма, которому надо было содержать мать, а также незаконнорождённого сына Александра, за два месяца написал пьесу на новую тему — драму в пяти актах «Генрих III и его двор». Актёры «Комеди Франсез» после читки пьесы в салоне Мелани Вальдор попросили принять её к постановке вне очереди. Премьера прошла успешно 10 февраля 1829 года, и это была победа романтиков в театре, до сих пор считавшемся опорой классицизма. Публика из третьего сословия восприняла спектакль как развенчание авторитета монархии. Стендаль в своей рецензии писал: «В драме, конечно, есть большие недостатки; тем не менее она захватывающе интересна, и представление её можно считать самым замечательным событием этой зимы». И. В. Гёте после её просмотра заметил, что она «превосходна, но публике не по зубам»[9]. А вот более современное мнение Андре Моруа:

Была ли его пьеса исторической? Не больше и не меньше, чем романы Вальтера Скотта. История полна тайн. У Дюма всё оказалось ясным и определённым. Екатерина Медичи держала в руках нити всех интриг. Генрих III расстраивал планы герцога де Гиза. Впрочем, Дюма и сам отлично понимал, что в действительности все эти приключения были куда более сложными. Но какое это имело для него значение? Он хотел лишь одного — бурного действия. Эпоха Генриха III с её дуэлями, заговорами, оргиями, с разгулом политических страстей напоминала ему наполеоновскую эпоху. История в обработке Дюма была такой, какой её хотели видеть французы: весёлой, красочной, построенной на контрастах, где Добро было по одну сторону, Зло — по другую. Публика 1829 года, наполнявшая партер, состояла из тех самых людей, которые совершили великую революцию и сражались в войсках империи. Ей нравилось, когда королей и их дела представляли в «картинках героических, полных драматизма и поэтому хорошо им знакомых».[10]

Вслед за «Генрихом III» Дюма пишет ряд известных драм и комедий, пользовавшихся в своё время громкой славой. К ним относятся: «Христина», «Антони», «Кин, гений и беспутство», «Тайны Нельской башни». Дюма стал завсегдатаем знаменитого салона Нодье в Арсенале, где собирались представители новой школы — романтизма. Он одним из первых обратился к драме из современной жизни, отважился коснуться роли страсти в современном обществе. Новым было и то, что автор наделил современного человека таким накалом чувств, который, по общепринятому мнению, был скорее свойственен эпохе Возрождения.

 
В возрасте 27 лет (зарисовка Девериа)

Его пьеса «Антони» была основана на обстоятельствах личной жизни — в то время Дюма переживал страстное увлечение поэтессой Мелани Вальдор, которую вывел в пьесе в образе Адель д’Эрве. Премьера драмы состоялась 3 мая 1831 года в театре Порт-Сен-Мартен с Дорваль и Бокажем в главных ролях и «наделала не меньше шуму, чем премьера „Эрнани“»[11] Гюго.

Летом 1830 года во Франции произошла Июльская революция, свергнувшая Карла X и утвердившая буржуазное королевство. На престол вступил герцог Орлеанский под именем Луи-Филиппа. Александр Дюма был среди повстанцев, штурмовавших королевский дворец Тюильри. С первых же дней революции Александр Дюма принял деятельное участие в общественной жизни и выполнил несколько важных поручений[12] генерала Лафайета, стоявшего тогда во главе национальной гвардии.

5 июня 1832 года в Париже хоронили генерала Ламарка. Дюма был лично знаком с ним, и по просьбе родственников покойного генерала возглавил колонну артиллеристов, следовавшую за траурным катафалком. Когда полиция стала разгонять толпу, произошло то, чего и следовало ожидать: траурное шествие послужило началом революционного восстания. Через несколько дней оно было жестоко подавлено. Одна из роялистских газет напечатала ложное сообщение о том, что Александр Дюма с оружием в руках был схвачен полицейскими и в ту же ночь расстрелян. В действительности, конечно, этого не было, но Дюма угрожал арест. По совету друзей он покинул Францию и отправился в Швейцарию, где прожил несколько месяцев, подготавливая к изданию свой первый историко-публицистический очерк «Галлия и Франция» (1833).

В 1830-х годах у Дюма возник замысел воспроизвести историю Франции XV—XIX веков в обширном цикле романов, начало которому было положено романом «Изабелла Баварская» (1835). Исторической основой послужили записки Фруассара, «Хроника времён Карла VI» Ювенала Юрсина, «История герцогов Бургундских» Проспера де Баранта.

В 1840 году женился на актрисе Иде Ферье, продолжая при этом быть в связи со многими другими женщинами (Белль Крельсамер, от которой он официально имел дочь Мари Александрин, Селестой Скриванек, Луизой Бодуэн, Анной Бауэр, Беатрис Пьерсон). Супруги фактически расстались в 1844 году, но развод так и не был оформлен.

Дюма много зарабатывал, но много и тратил, чтобы вести роскошный образ жизни. В 1847 году им была отстроена усадьба (шато) около Порт-Марли, названная Монте-Кристо. Издавал журналы и создал собственный Исторический театр (оба эти предприятия закончилось неудачно). После переворота 1851 года оказался в опале, от кредиторов бежал в Брюссель, где начал писать мемуары, которые по своим художественным достоинствам не уступают его лучшим беллетристическим сочинениям.

В 1853 году, вернувшись в Париж, основал газету «Мушкетёр» (просуществовавшую до 1857 года), в которой печатал свои мемуары. Во время борьбы за объединение Италии провёл три года в этой стране, где издавал газету Indipendente; поддерживал дружеские отношения с Гарибальди (собратом по масонской ложе[13]). В конце жизни Дюма — известный в своё время гурман — работал над поваренной книгой («Большой кулинарный словарь»)[14].

Известие о первых поражениях французов во время франко-прусской войны Дюма воспринял как личное горе. Вскоре его настиг первый удар. Полупарализованный, он успел добраться до дома сына под Дьепом, где и скончался через несколько месяцев. В 2002 году прах Дюма был перенесён в парижский Пантеон.

Путешествие по России

По предложению графа Кушелева писатель совершил в 1858-59 гг. поездку в Россию, проследовав из Санкт-Петербурга вниз по Волге до Астрахани и дальше на Кавказ. Жандармский генерал Перфильев докладывал в Третье отделение (которому было поручено присматривать за именитым иностранцем): «Он имеет страсть приготовлять сам на кухне кушанья и, говорят, мастер этого дела»[14]. Об уровне организации надзора, которое в одном из донесений характеризовалось как «самое аккуратное секретное наблюдение» и «казённое гостеприимство» по отношению к знаменитому писателю, может свидетельствовать то, что о его пребывании докладывалось вплоть до императора Александра II. К числу наибольших российских впечатлений французского романиста можно отнести встречу в Нижнем Новгороде с прототипами его «русского» романа «Учитель фехтования» — декабристом И. А. Анненковым и его женой Полиной, произошедшую в доме местного губернатора А. Н. Муравьёва[15].

Во время пребывания Дюма на Кавказе во Франции распространились слухи о его смерти, что стало известно ему в Баку из петербургских газет. Свою «преждевременную смерть» он опровергнул посредством письма своему знакомому поэту и романисту Жозефу Мери[15]. В юмористической форме о кавказских приключениях писателя и местном гостеприимстве рассказывается в советском фильме «Дюма на Кавказе» (1979), где главную роль исполнил Карлис Себрис.

Вернувшись через год в Париж и желая ознакомить соотечественников со своими впечатлениями от этого путешествия, Дюма открывает собственное издательство и уже с апреля 1859 года начинает публиковать газету «Кавказ. Газета путешествий и романов, издающаяся ежедневно». Материалы газеты легли в основу книги «Кавказ», которая была издана в 1859 году в Париже, в 1861 году на русском языке в Тифлисе («Путевые впечатления. В России»[16]), в 1862 году на английском языке в Нью-Йорке. Помимо столицы, в книге описываются достопримечательности Карелии, остров Валаам, Углич, Москва, Царицын[17], Астрахань, Закавказье.

В новом французском издании «Путешествие на Кавказ» (Le voyage au Caucase, 2002) впервые напечатаны чёрно-белые иллюстрации сопровождавшего А. Дюма в его путешествии Жан-Пьера Муане и князя Г. Гагарина.

Произведения

Пьесы молодого Дюма, принёсшие ему славу в годы запоздалого вторжения романтизма на парижскую сцену, не отличались художественным совершенством[18], но он, как никто другой, владел умением держать внимание публики с первого до последнего акта и сочинять эффектные реплики под занавес. Его имя на афише для директоров театров означало большие сборы, а для других драматургов он стал соавтором, способным привести к успеху самые неудачные пьесы. Однако ещё при жизни автора пьесы вышли из моды и перестали ставиться.

Во второй четверти XIX века драмы Дюма успешно ставились за рубежом. Так, петербургские премьеры обычно следовали за парижскими с промежутком всего в несколько месяцев. В своих воспоминаниях А. М. Каратыгина писала: «14-го октября 1829 года играна на нашей сцене первая пиеса А. Дюма „Генрих III и его двор“. Герцога и герцогиню де Гиз играли муж мой и я; успех был колоссальный». Каратыгина также указывала на значение драматургии французского писателя для русского театра: «Эти пиесы произвели совершенный переворот на нашей сцене, на которой до тех пор господствовал классицизм, а с тех пор вытеснен был романтизмом»[19].

Более долговечный успех сопутствовал романам Дюма, которые охватывают множество эпох и стран — от Римской империи времён НеронаАктея») до современной ему России («Учитель фехтования» — роман о декабристах, запрещённый в николаевской России). Выделяются циклы произведений: о последних королях династии Валуа и их придворных, о мушкетёрах середины XVII века, о дворе Марии-Антуанетты (восемь книг), о наполеоновской Франции (не завершён). Романы Дюма переведены на множество языков и продолжают ссужать сюжетный материал для многочисленных адаптаций, включая кинематографические.

В 1840-е и 1850-е гг. Дюма работал в бешеном темпе. Поскольку платили ему построчно, каждый день из-под его пера выходило около 24 тысяч букв или 500 строк свежего текста[20]. Новые главы появлялись по мере публикации предшествующих. Иногда у него в работе находилось одновременно несколько романов, которые печатались конкурирующими изданиями. Он писал не только о вещах относительно правдоподобных, но и откровенно фантастических (как, например, об оборотнях).

Соавторы

В конце 1830-х гг. французские газеты для увеличения числа подписчиков практиковали публикацию романов с продолжением. Дюма был одним из самых желанных писателей для издателей газет: его книги пользовались огромной популярностью, его имя привлекало массу читателей. Один из сотрудников Дюма, Жерар де Нерваль, познакомил его с малоизвестным литератором Огюстом Маке и под его влиянием Дюма решил обратиться к жанру историко-авантюрного романа, в котором реалии минувших эпох служат фоном для приключений героев. Дюма переделал пьесу Маке «Карнавальный вечер» («Батильда»), отвергнутую Антенором Жоли, и она была принята к постановке театром Ренессанс.

 
Дюма за работой (гравюра 1890-х гг.)

Молодой автор был в восторге от своего успеха и предложил Дюма проект романа из времен регентства «Добряк Бюва»[21]. Дюма участвовал в его переработке, в окончательном варианте роман получил название «Шевалье д’Арманталь». Он был принят к публикации газетой «Ле Сьекль» скупившей все будущие произведения Дюма. Однако против того, чтобы «Шевалье…» был подписан обоими авторами выступил редактор газеты, поэтому роман вышел как произведение Дюма. Вместе с Дюма Маке работал над «Тремя мушкетёрами», «Графом Монте-Кристо», «Королевой Марго», «Женской войной». Переписка Дюма и Маке свидетельствует, что вклад последнего в романы был значителен. Историк литературы Альбер Тибоде предлагал называть их Дюма-Маке, считая, что по примеру Эркмана-Шатриана, авторство романов должно обозначаться двойным именем[21].

Плодовитость Дюма вызывала изумление, а оглушительный успех его книг порождал зависть и многочисленных врагов. В 1845 году вышел памфлет Эжена де Мирекура «Фабрика романов „Торговый дом Александр Дюма и Ко“», где автор не только обвинял Дюма в том, что он безжалостно эксплуатирует литературных негров, но и коснулся его частной жизни[22]. Дюма подал на Мирекура в суд и выиграл процесс, однако ему не удалось пресечь распространение порочащих его слухов. В связи с выходом памфлета он просил Маке написать письмо, где тот отказывался от своих прав на переиздание книг, созданных вместе с Дюма. Маке, в частности, писал:

Доброй дружбы и честного слова нам всегда было достаточно; так что мы, написав почти полмиллиона строк о делах других людей, ни разу не подумали о том, чтобы написать хоть одну строчку о наших делах. Но однажды вы нарушили молчание. Вы поступили так, чтобы оградить нас от низкой и нелепой клеветы … вы поступили так, чтобы публично объявить, что я написал в сотрудничестве с вами ряд произведений. Вы были даже слишком великодушны, дорогой друг, вы могли трижды отречься от меня, но вы этого не сделали — и прославили меня. Разве вы уже не расплатились со мной сполна за все те книги, что мы написали вместе?[23]

Позднее, когда отношения с Дюма были испорчены, Маке утверждал, что написал письмо под нажимом. В 1858 году Маке подал в суд на Дюма, требуя признать своё соавторство при создании 18 романов, но проиграл один за другим три процесса. В последние дни жизни Дюма, уже будучи тяжело больным, говорил сыну о «тайных счётах» между ним и Маке. Сообщая Маке о смерти отца, Дюма-сын спрашивал, не было ли у соавторов особого соглашения. В письме от 26 сентября 1871 года тот уверял, что никаких «таинственных счётов» не было:

В самом деле, дорогой Александр, Вы лучше кого бы то ни было знаете, сколько труда, таланта и преданности предоставил я в распоряжение Вашего отца за долгие годы нашего сотрудничества, поглотившего моё состояние и моё имя. Знайте также, что ещё больше вложил я в это дело деликатности и великодушия. Знайте также, что между Вашим отцом и мною никогда не было денежных недоразумений…[24]

Помимо Маке, свои услуги предлагали Дюма маркиз де Шервиль и другие нуждающиеся литераторы. Так, «Две Дианы» и (частично) «Асканио» вышли из-под пера мало кому известного Поля Мёриса[25][26]. Вклад Маке (и других соавторов) в романы, подписанные Дюма, продолжает оставаться предметом дискуссий. В первую очередь Маке претендовал на соавторство «Трёх мушкетеров». Современные литературоведы эти претензии отвергают: главным аргументом служит тот факт, что Маке самостоятельно не сумел даже приблизиться к уровню этого шедевра исторической прозы. Но существование «фабрики» не вызывает сомнений: литературное наследие Дюма составляет сотни томов, и написать столько в одиночку (и даже продиктовать) физически было невозможно даже самому трудолюбивому и работоспособному автору, тем более за ту сравнительно недолгую жизнь, что прожил Дюма.

 
Памятник в Париже (1883)

В 2010 году вышел фильм «Другой Дюма» про его соавторство с Маке и начало их соперничества. О судьбе Маке также рассказано в бестселлере Артуро Перес-Реверте «Клуб Дюма, или Тень Ришелье».

Память

На площади генерала Катру в 17-м округе Парижа в 1883 году был установлен памятник писателю работы Густава Доре.

Именем Александра Дюма-отца названы:

  • Улица Дюма — в городе Ломоносов Петродворцового района Санкт-Петербурга, в историческом районе Мартышкино.
  • Улица и станция метро в Париже

Примечания

  1. 1 2 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #118528068 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  2. идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  3. 1 2 M. Br. Dumas, Alexandre // 1911 Encyclopædia Britannica — 11 — New York City: 1911. — Vol. 8. — P. 654–656.
  4. Internet Speculative Fiction Database — 1995.
  5. http://espn.go.com/nfl/draft2013/story/_/id/8919475/manti-teo-taking-indefinite-leave-twitter-according-source
  6. Квебекец обнаруживает неопубликованной рукописи Александра Дюма
  7. Венгерова З. А. Дюма, Александр // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  8. Дюма, Александр // Большая советская энциклопедия : в 66 т. (65 т. и 1 доп.) / гл. ред. О. Ю. Шмидт. — М. : Советская энциклопедия, 1926—1947.
  9. Эккерман И. П. Разговоры с Гёте в последние годы его жизни. — М.: Художественная литература, 1986. — С. 390.
  10. А. Моруа. Три Дюма. — М.: Пресса, 1992, с. 84—85
  11. А. Моруа. Три Дюма. — М.: Пресса, 1992, с. 114
  12. Он предложил привезти в Париж порох, которого недоставало. Дюма отправился в Суассон и потребовал у коменданта гарнизона виконта де Линьера передать порох революционерам. Линьер впоследствии утверждал, что ещё за несколько дней до приезда Дюма, он самостоятельно принял это решение. А. Моруа. Три Дюма. — М.: Пресса, 1992, с. 105
  13. Doumergue, Christian. Franc-Maçonnerie & histoire de France. Paris: Ed. de l'Opportun, 2016. P. 213.
  14. 1 2 http://magazines.russ.ru/inostran/1996/8/vail.html
  15. 1 2 Дурылин С. Александр Дюма-отец и Россия // Литературное наследство [Русская культура и Франция. II]. — М.: Журнально-газетное объединение, 1937. — Т. 31—32. — С. 491—562. — 1 028 с.
  16. А. Дюма. Путевые впечатления. В России. — Ладомир, 1993. — 1340 с. — ISBN 5-86218-038-9.
  17. Анна Краморова. Гости города на Волге. volgograd.ru (7 февраля 2011). Дата обращения 27 августа 2012. Архивировано 16 октября 2012 года.
  18. После читки «Марион Делорм» Гюго, Дюма сказал: «Ах, если б, в придачу к моему умению писать драмы, я бы ещё умел так писать стихи!» Цит. по: А. Моруа. Три Дюма. — М.: Пресса, 1992, с. 130
  19. Каратыгин П. А. Записки. Под ред. Б. В. Казанского, т. II. — Л.: Academia, 1930. — С. 169—170.
  20. Simone Bertière. Dumas et les Mousquetaires. Le Livre de Poche, 2009. P.152.
  21. 1 2 А. Моруа. Три Дюма. — М.: Пресса, 1992, ISBN 5-253-00560-9
  22. Мирекур сам предлагал Дюма сотрудничество, потерпев неудачу, жаловался в «Общество литераторов», требовал у Эмиля де Жирардена, чтобы «Ля Пресс» отказалась от публикации Дюма. Позднее самого де Мирекура обвинили в сокрытии имён соавторов: памфлет одного из «литературных негров» Рошфора «Торговый дом Эжен де Мирекур и Ко» вышел в 1857 году. См. А. Моруа. Три Дюма. — М.: Пресса, 1992, с. 196—197
  23. Цит. по: А. Моруа. Три Дюма. — М.: Пресса, 1992, с. 198
  24. Цит. по: А. Моруа. Три Дюма. — М.: Пресса, 1992, т. 2. с. 55—56
  25. Когда впоследствии Мерис переработал «Две Дианы» для сцены, публикацию пьесы предваряло письмо Дюма к автору, в котором он признавался, что даже не читал этого романа.
  26. https://books.google.com/books?id=O0j2MOu_ERwC&pg=PT130

Ссылки