Ельяшевич, Борис Саадьевич

Бори́с Саа́дьевич Ельяше́вич (др.-евр. ברכיה עזריאל בן סעדיה אלישביץ Берехья Азриэль бен Саадья Эльяшевич; 13 (25) марта 1881, Поневеж — 9 января 1971, Евпатория) — караимский газзан, хранитель библиотеки «Карай-Битиклиги».

Борис Саадьевич Ельяшевич
Борис Саадьевич Ельяшевич
Газзан Малой кенасы в Евпатории
1946 — 1958
Предшественник Соломон Юфудович Джигит
Преемник Яков Самуилович Ельяшевич (и. о.)
И. о. караимского гахама
1919 — 1925
Предшественник Серая Маркович Шапшал
Преемник Марк Моисеевич Кумыш (и. о.)
Старший газзан Большой кенасы в Евпатории
1916 — 1925
Предшественник Самуил Моисеевич Нейман
Старший газзан Малой кенасы в Евпатории
1915 — 1916
Предшественник Юфуда Исаакович Савускан
Преемник Арон Ильич Катык
Старший газзан в Симферополе
1913 — 1915
Предшественник Юфуда Шелумиелевич Безикович
Младший газзан в Симферополе
1909 — 1913
Предшественник Иосиф Моисеевич Кефели
Преемник Исаак Юфудович Ормели

Рождение 13 (25) марта 1881(1881-03-25)
Поневеж, Ковенская губерния, Российская империя
Смерть 9 января 1971(1971-01-09) (89 лет)
Евпатория, Крымская область, УССР, СССР
Отец Саадья Семёнович Ельяшевич
Мать Рахиль Адамовна Пилецкая
Супруга Рита Яковлевна Кумыш
Дети Людмила, Лидия, Ирина

Борис Саадьевич Ельяшевич 18 лет был караимским учителем, 16 лет газзаном, 5 лет исполнял обязанности гахама, 8 лет — хранителем библиотеки-музея «Карай-Битиклиги».

Содержание

Жизненный путь

 
Б. С. Ельяшевич в облачении газзана

Борис Саадьевич Ельяшевич родился 13 (25) марта 1881 года в г. Поневеж (ныне — Литва). В 1892 году семья Ельяшевичей переехала в Москву. Московское караимское общество за свой счет послало 14-летнего Бориса в Евпаторию, где в 1895 году открылось караимское училище по подготовке учителей для караимских школ.

После окончания Александровского Караимского Духовного Училища в Евпатории, Борис Саадьевич уехал в Москву, где проходил воинскую службу в армии. За несколько месяцев до окончания службы, Ельяшевич заручился поддержкой И. И. Казаса — инспектора АКДУ — о работе учителем в Евпатории, где и прослужил 18 лет. Обладая хорошим музыкальным слухом и приятным мелодичным голосом, Борис Саадьевич организовал из учеников караимских школ духовный хор.

После избрания С. М. Шапшала в 1915 году караимским гахамом, Борис Саадьевич Ельяшевич, согласно существовавшему в то время положению, стал его заместителем, будучи старшим газзаном Соборной кенаса Евапатории. В начале 20-х годов прошлого века эмигрировал гахам, по причине голода выехал в Москву инспектор АКДУ А. И. Катык и заведующий караимской библиотекой С. С. Ельяшевич. Советской властью было упразднено АКДУ и Караимское духовное правление. Из всех работников караимских институций в Евпатории остался Б. С. Ельяшевич. Он поселился при библиотеке-музее, и в течение 9 лет бесплатно нёс охрану материально-культурного наследия караимского народа.

В 1928 году над библиотекой «Карай-Битиклиги» нависла угроза ликвидации и расчленения её фондов по разным библиотекам. Убедившись, что спасти, её от расчленения невозможно, Борис Саадьевич поехал в Ленинград, где обратился к академику П. К. Коковцеву, а через него в Академию наук, и добился, чтобы ценнейшие собрания караимских рукописей были переведены на хранение в Ленинград в библиотеку им. Салтыкова—Щедрина, а другая часть духовного наследия караимов в Москву, в библиотеку им. Ленина. Благодаря этого ценнейшие караимские материалы сохранились до наших дней.

После закрытия библиотеки-музея «Карай битиклиги» в 1929 году — последнего караимского учреждения в Евпатории, Борис Саадьевич Ельяшевич переехал с семьей в Подмосковье, в связи с болезнью отца. Это время было для него наиболее тяжелым, так как он имел духовный сан, и считался лишенцем, и не имел право работать на государственной службе. Тем не менее, он работал простым служащим, учителем музыки в школе.

В начале 1930 годов Бориса Саадьевича вместе с отцом Саадья Семёновичем (который имел духовное звание «эрби», то есть имел право быть караимским учителем и газзаном) вызвали в НКВД. Борису Саадьевичу предложили написать в газету, и отказаться от духовного сана, на что он ответил отказом: «Это я сделать не могу, мой народ сочтет меня изменником», и остался по-прежнему лишенцем.

В марте 1946 года караимы Евпатории обратились к Ельяшевичу с письменным приглашением возглавить общину и занять должность газзана при кенаса (следует заметить, что закрытый советской властью караимский храм в Евпатории возобновил деятельность при оккупационном режиме в 1942 году; в военное время газзаном кенаса был Рафаил Яковлевич Кальфа). Борис Саадьевич дал своё согласие и незамедлительно переехал в Евпаторию, где горячо был встречен всеми единоверцами. В Евпатории Ельяшевич вновь единогласно избран и утвержден Совмином СССР на должность газзана.

Ельяшевич прослужил газзаном до июля 1958 года, и оставил должность по причине старости и слабости здоровья. Менее чем через год караимская кенаса в Евпатории была закрыта, а сама община снята с регистрации.

Прожив долгую, трудную и интересную жизнь, Борис Саадьевич Ельяшевич скончался 9 января 1971 года, похоронен на Евпаторийском караимском кладбище. Но память о нём не угасает, и ежегодно в начале января в кенасса Евпатории звучит поминальная молитва о «последнем печальнике караимов» — Берахья-Эзриэль бен Саадья Эльяшевич.

Научная и общественная деятельность

Ельяшевич с большим энтузиастом и ответственностью относился к исполнению своих обязанностей, будь это проведение богослужения в храме, создание караимской библиотеки-музея «Карай-Битиклиги», преподавание в караимской школе или Училище, участие в заседаниях Караимского Духовного Правления и издание его печатного органа, подготовка и проведение народных съездов, ведение документации и работа в архивах.

Он не только в совершенстве владел родным языком, но и прекрасно знал древнееврейский, арабский, турецкий и французский языки. Это позволяло ему свободно работать с любыми материалами и документами библиотеки-музея.

Живя при библиотеке, Ельяшевич все свободное время посвящал освоению и изучению книжного и рукописного фонда, а также предметов материальной культуры. Его глубокие знания не раз помогали ученым при работе с древними текстами на караимском языке, изучении фондов музея.

Любые заявление о праве караимов на отстаивание собственной этноконфессиональной уникальности отличались взвешенностью и были далеки от национализма. К примеру, Б. С. Ельяшевич отмечает:

Национальность, как явление, имеет свои моменты высшего развития, когда понятие национальности заключает в себе представления и понятия о всех высших приобретениях цивилизации в данной нации, и — моменты упадка, когда в силу тех или иных исторических несчастий и условий жизни данной нации, в душе её складывается узко-эгоистическое понятие только о своей нации как наиболее достойной и державной.

Публикации

  • Религиозно-музыкальные мотивы караимов // Караимская жизнь. — № 2, 1911.
  • И. И. Казас: его жизнь, научно-литературная, педагогическая и общественная деятельность — 1918.
  • Евпаторийские караимские кенасы. — 1928.
  • Караимские брачные договоры — шетары // соавт. П. Я. Чепурина — научное исследование орнаментального оформления шетаров с переводом, сведения по истории их материальной культуре караимов.
  • Караимский биографический словарь // 300 статей о караимских деятелях, живших в VIII—XX вв. // Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — 1993.
  • Историческо-этнографические очерки // Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — 1993.
  • Полное описание Евпаторийских караимских кенас, двориков и мемориальных досок // Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — 1993.

Прочие работы

  • Каталог рукописей библиотеки «Карай-Битиклиги» на древнееврейском языке, преимущественно караимских авторов; включал более тысячи работ. Описание составлено под руководством научного сотрудника Азиатского Музея Академии наук СССР, гебраиста Соколова Михаила Николаевича в 1926 и 1927 гг.
  • Доклад «Лексика караимского перевода Библии» (1928 г.) профессора В. А. Гордлевского — серьёзный научный труд по выявлению специфических особенностей караимского языка, его отличия от других тюркских языков — был создан при активном содействии Ельяшевича, который оказывал помощь по выявлению древних тюркских слов в переводах Библии на караимский язык при изучении материалов библиотеки.
  • Молитвы караимов в исполнении Бориса Саадьевича были записаны на магнитофон незадолго до его кончины. Они представляют собой уникальнейший этнографический материал, содержащий мотивы народных песен XVIII, XVII вв. и более раннего времени.

Литература

  • Ельяшевич Б. С. Часть II. Караимский биографический словарь (от конца XVIII в. до 1960 г.) // Караимы / под ред. М. Н. Губогло, А. И. Кузнецова, Л. И. Миссоновой, Ю. Б. Симченко, В. А. Тишкова. — М. : Институт этнологии и антропологии РАН, 1993. — Кн. 2. — 238 с. — («Народы и культуры» ; вып. XIV). — 250 экз. — ISSN 0868-586X.
  • Известия караимского Духовного Правления. — 1917. — № 4. — 5 августа.