Задруга

Жатва в коллективной задруге (колхозе) имени Бориса Кидрича, окрестности Бачки-Петроваца, 1940-е годы.

За́друга (серб. задруга, задружна кућа) — маленькое общество, состоящее из нескольких семей, связанных не столько родством, сколько экономическими и территориальными связями. Была распространена до начала XX века у южных и западных славян, особенно среди сербов и некоторых хорватов.

Содержание

Структура

Число членов такого общества различается от 20 (некоторые регионы Хорватии) до 100 человек (Славония). Иногда члены задруги могли жить в одном общем доме, а иногда она разрасталась до целого села. Несмотря на родство членов задруги, её членом мог стать и другой человек, например, батрак, женившийся на женщине из хозяев или отказавшийся брать плату.

Основной принцип задруги — поглощение отдельных лиц её коллективом, представителем которой является старейшина (серб. домаћин), выбиравшийся единогласно пожилыми и женатыми членами задруги. По необходимости, иногда домачинами избирались и молодые, но способные, честные люди, даже женщины. Когда же долго не могли согласиться в выборе старейшины, то по традиции, в хлеб запекали серебряную монету, затем разламывали его и раздавали кандидатам куски. Кому попадалась монета, тот и считался избранным.

Власть домачина носила чисто патриархальный характер. Он держал суд, и отчасти приведение его решения в исполнение (расправу), распределял работу между членами, наблюдал за её выполнением, вёл отношения с государственными властями, отвечал за своевременный взнос податей и за все проступки и беспорядки в своей общине. Тем не менее, все его действия согласовывались с членами задруги. По отношению к имуществу домачин являлся только его управляющим. Любая крупная операция также совершалась им с согласия членов задруг, начиная с 20-летнего возраста. Старейшина, не удовлетворявший требованиям общины, мог быть лишен этой должности.

После домачина большую роль играла серб. домаћица (хозяйка), как правило, его жена. В некоторых местах (например, окрестности Дубровника), жену домачина не избирали домачицей, боясь увеличить его власть. Домачица заведовала домашним хозяйством, раздавала работу женщинам, готовила еду и т. д. Домачица подчинялась домачину и во всех важных случаях спрашивает его совета.

Все члены задруги имели право на задружное имущество для содержания себя и семьи, составлявшее собственность не отдельных лиц, а собственность самой задруги в лице её настоящих, бывших и будущих членов. Каждое поколение членов задруги только пользовалось им. Продать что-нибудь из общего имущества, наследства предшествовавших поколений (серб. дедовина) считалось грехом, но и на индивидуальную собственность также смотрели неблагосклонно, так как она явилась причиной разложения задруг. Тем не менее, такая собственность, признается: оружие неприятеля принадлежало победителю, в личную собственность поступали и подарки, находки, все заработанное в часы, свободные от обязательных занятий в пользу задруги, и т. д. Право ходить на промыслы принадлежало всем членам задруги, но только в определённое время (по окончании полевых летних работ) и в определённом количестве. Отпущенные были обязаны вносить заработок в общую казну или нанять за себя работника.

История

У чехов, моравов, поляков и других славян задруга просуществовала примерно до XVI века, в то время как русская крестьянская большая семья сохраняла черты южнославянской задруги до революции и коллетивизации. Относительно политического быта Древней Руси в домонгольский период существует несколько теорий, в числе которых видное место занимает общинно-задружная теория, разработанная профессором Фёдором Леонтовичем и принятая Константином Бестужевым-Рюминым. По его мнению, история застает славян в то время, когда род уже разложился на отдельные семьи, предки задруги. Они, не забывая кровного родства, жили сообща, «заединой» задруги, в силу экономических условий — выгодности труда общими силами, а также и социальных — ради самозащиты. Путём колонизационного движения отдельные общины соединялись в общие союзы, волости. Во главе их стояли князья, отношения которых между собой, к народу и дружине строились по задружным началам.

Исчезновение задруг

С середины XIX века в независимой Сербии задруги постепенно стали распадаться, на что повлияли отдельная собственность у членов задруг, злоупотребления полномочий домачинами и обращения к правительству с просьбой о их назначении. Например, по словам министра внутренних дел Сербии, в 1861—1863 годах зафиксировано 4469 случаев раздела задруги.[1]. Современник в начале XX века отмечал, что задруги в чистом виде сохранились только в глухих углах Сербии[2]. Деревни, раньше бывшие задругами, как правило, носят окончания -ивци, -евци, -овци, -инци, -ци, -ане, -ене, и другие.

Задруги в СФРЮ и настоящее время

Социалистическая Югославия, как и большинство социалистических стран, предприняло коллективизацию сельского хозяйства. Её началом послужил пленум ЦК компартии Югославии (2830 января 1949 года), по итогам которого начали создавать т.н. коллективные задруги (серб. колективне задруге), аналоги советских колхозов. После крестьянских выступлении в Хорватии и Македонии, в 1953 году югославские власти разрешили крестьянам выходить из задруг. Таким образом, попытка коллективизации провалилась. Так, если к 1950 году у задруг было 20% обрабатываемой земли, то уже к 1956-му лишь 2%[3], а количество задруг сократилось с 1258 в 1953 году до 147 в 1961-м[4].

В современном сербском слово «задруга» обозначает не только сельскохозяйственную общину, но и любой кооператив и объединение работников.

Примечания

  1. Селезнев Р.С. Задруга и вестернизация: сербская община в условиях догоняющей модернизации (вторая половина XIX - начало XX вв.) // Вестник Кемеровского государственного университета. - 2013. - № 2-1 (54). - С. 57
  2. Селезнев Р.С. Задруга и вестернизация: сербская община в условиях догоняющей модернизации (вторая половина XIX - начало XX вв.) // Вестник Кемеровского государственного университета. - 2013. - № 2-1 (54). - С. 58
  3. Большая Советская энциклопедия. Т. 30.
  4. Югославия в XX веке: очерки политической истории / К. В. Никифоров (отв. ред.), А. И. Филимонова, А. Л. Шемякин и др. — М.: Индрик, 2011. — С. 556. Режим доступа: http://www.inslav.ru/resursy/elektronnaya-biblioteka/2372-2011-jugoslavija-v-xx-veke

Литература

  • Ф. Демелич, «Обычное право южных славян, по исследованиям д-ра Богишича». (М., 1878);
  • А. Евреинова, «О задружном начале» («Юридическ. вест.», 1878, № 8);
  • А. Ефименко, «Исследования народной жизни» (вып. I, М., 1884);
  • Г. Блюменфельд, «О формах землевладения в древней России» (Од., 1884);
  • Ф. И. Леонтович,
  • «Задружно-общинный характер быта древней России» («Журн. Мин. нар. пр.», 1874, № 6, 7 и 8);
  • его же, «О значении верви по Русской Правде и Полицкому статуту» («Журн. Мин. нар. просв.», 1867, т. 134);
  • «Общественный и частный быт сербов» (ibid. 1856, т. 90);
  • Иречек, «Slovanské pràvo v Čechach» (Прага, 1864);
  • Ткалац, «Staatsrecht d. Fürstth. Serbien» (1858);
  • Воцель, «O Staročeskem dědickem pravu» (Пр., 1861).

Источник