Коммунистическая партия Польши (1965)

Это статья о польской нелегальной коммунистической организации, существовавшей в 1965—1996 годах.
О других организациях с аналогичным названием см. статьи Коммунистическая партия Польши и Коммунистическая партия Польши (2002).

Коммунистическая партия Польши
польск. Komunistyczna Partia Polski
Идеология коммунизм, сталинизм, маоизм
Этническая принадлежность поляки
Лидеры Казимеж Мияль
Активна в  ПНР  Албания  Китай
Дата формирования 1965
Дата роспуска 1996
Союзники Коммунистическая партия Китая, Албанская партия труда
Противники ПОРП, Солидарность
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Коммунистическая партия Польши (1965) (польск. Komunistyczna Partia Polski (1965)) — нелегальная организация польских ортодоксальных коммунистов. Создана бывшими членами ЦК ПОРП во главе с Казимежем Миялем, отстранёнными от власти Владиславом Гомулкой. Придерживалась идеологии сталинизма, маоизма и ходжаизма, была связана с властями НРА и КНР. В ПНР считалась иностранной агентурой, преследовалась органами госбезопасности. Влияния в польском обществе не имела, но формально просуществовала до середины 1990-х годов.

Содержание

Подпольные сталинисты

30 ноября 1964 Казимеж Мияль с группой его сторонников решением Владислава Гомулки были выведены из ЦК ПОРП и сняты со всех постов. Окончательно завершился разгром «натолинской фракции» ортодоксальных сталинистов. При этом в политике ПОРП явно развивалось сталинистское контрнаступление, но его вела «партизанская фракция» Мечислава Мочара. Персонально «натолинцы» не пользовались плодами политического успеха.

4 декабря 1965 в конспиративной обстановке состоялось собрание бывших «натолинцев», изгнанных Гомулкой из партийно-государственных органов. Было принято решение о создании новой Коммунистической партии Польши (КПП). Возглавил партию Казимеж Мияль[1] — бывший член ЦК ПОРП и руководитель правительственного аппарата, ветеран ППР, один из основателей ПОРП, сподвижник Болеслава Берута. В руководство вошли также бывший глава сельскохозяйственного отдела ЦК ПОРП Хилари Хелховский и бывший председатель Комитета общественной безопасности Владислав Двораковский.

Новая КПП категорически осуждала «ревизионистскую» политику, проводимую Гомулкой с 1956 года. «Польский Октябрь», наравне с «Хрущёвской оттепелью», рассматривались как оппортунизм и «реставрация капитализма». Резкую критику группы Мияля вызывали уступки Гомулки польской католической церкви, отказ от коллективизации, вся концепция «польского пути к социализму». КПП требовала возврата к идеологии и практике ортодоксального сталинизма в духе исторической компартии, ППР и ПОРП конца 1940-х — начала 1950-х.

Между Албанией и Китаем

Свой политический идеал основатели КПП видели уже не в послехрущёвском СССР, а в режимах Мао Цзэдуна и Энвера Ходжи. В 1966 году Казимеж Мияль тайно покинул Польшу (использовав незаконно полученный албанский паспорт) и перебрался в Албанию. Он поступил на Радио Тираны и стал вести политико-пропагандистскую программу на польском языке. Через албанское посольство в Варшаве делались попытки вербовать членов в КПП. Обращались в основном к ветеранам исторической КПП и ППР, бойцам Гвардии Людовой и Армии Людовой.

Власти ПНР рассматривали партию Мияля как иностранную — китайско-албанскую — агентуру. Служба безопасности ПНР приняла меры для пресечения агитации КПП. Несколько человек были арестованы и приговорены к лишению свободы. Спецслужба коммунистического режима жёстко подавляла радикальных коммунистов, которые сами выступали за жёсткое подавление инакомыслия.

Деятельность так называемой КПП следует рассматривать в более широкой перспективе раскола в коммунистическом движении. Китайцы финансово и организационно поддерживали маоистские партии по всему миру. В ПНР роль посредников в таких контактах взяли на себя албанцы, потому что Албания была единственной восточноевропейской страной, которая выбрала покровительство Пекина, а не Москвы. КПП получила серьёзную помощь, абсолютно непропорциональную своему значению. В 70-х годах она была полностью под контролем СБ, пронизана секретными сотрудниками и фактически не могла действовать[2].

После смерти Мао Цзэдуна отношения между Китаем и Албанией сильно ухудшились. Ортодокс Энвер Ходжа не принимал «ревизионистских» реформ Дэн Сяопина. В 1978 году связи между НСРА и КНР были полностью прерваны. Идеологически Миялю был близок Ходжа, однако в новых условиях АПТ, лишённая поддержки КПК, переходила к самой жёсткой экономии и уже не могла содержать польскую организацию. Мияль вынужден был перебраться в Китай[3], но КПК с её новым курсом не проявила интереса к КПП.

Коммунисты против ПОРП

В 1983 году Казимеж Мияль вернулся в Польшу. С его точки зрения, правящий режим даже в период военного положения продолжал ревизионистскую линию, шёл на уступки антикоммунистической оппозиции. Мияль попытался развернуть подпольную агитацию против генерала Ярузельского, распространял антиправительственные листовки[4]. В 1984 он был арестован Службой безопасности, несколько месяцев провёл в заключении[5]. Возникал комплекс политических парадоксов: сталинист объективно занимался тем же, что и антикоммунистическое подполье Солидарности; при этом резко выступал против «Солидарности»; коммунистические власти преследовали сталиниста за последовательность в коммунистических убеждениях.

Никакой общественной поддержки Мияль и его партия в Польше не имели. Мощное забастовочное движение, Круглый стол, победа «Солидарности» на выборах, демонтаж режима ПОРП прошли без всякого их участия. На политику Третьей Речи Посполитой КПП тоже никак не влияла, хотя Мияль время от времени выступал с публичными заявлениями. В 1996 году он объявил о роспуске своей партии.

См. также

Примечания