Куло, Капитан

Куло, Капитан (итал. culo) — придуманный персонаж Венецианского карнавала и мифический житель Венецианской республики. Изображается в виде антропоморфного существа с ягодицами вместо корпуса. Полное имя Капитан Куло.

В соответствии с созданной легендой о жизни Капитана Куло, его история начинается в Венецианской республике в период её расцвета, то есть в период c XIV века по вторую половину XVI века. Капитан Куло был знатным Венецианцем, который погиб в результате морской битвы, после которой сохранились лишь его ягодицы. Данная часть тела была доставлена в Венецию накануне карнавала, и Капитан Куло ожил в новом образе, который отражает всю суть смеховой культуры.

Капитан Куло и карнавал

Куло является участником Венецианского Карнавала и результатом карнавализации. Можно говорить о том, что Куло практически не надо было придумывать, нужно было лишь обрисовать его формы, поскольку карнавальная культура подразумевает замену всех понятий на противоположные, так, например, вместо лица репрезентацией персонажа Куло становятся его ягодицы. Венецианский карнавал в эпоху Возрождения был уже не просто средневековым карнавалом, а более сложным культурным явлением, точно так же, как роман Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» был уже не прямым продуктом карнавальной культуры, а намеренной карнавализацией нарратива. Куло также является актом намеренной карнавализации по Бахтину с рядом некоторых постмодернистских усложнений. Изначально нарратив о карнавале подразумевает противостояние трагическому и эпическому. Вопреки этому, Куло объединяет в себе трагическое и мифическое, практически античноеАнтичность, становление персонажа с его карнавальным бытием и историями его похождений. Таким образом, можно говорить, что Куло является постмодернистским персонажем, трикстером, чьи истоки можно обнаружить в культуре разных эпох и которому может быть дано много различных толкований.

Символика Капитана Куло

Форма Куло крайне важна для проявления карнвализации с помощью образов. Форма Куло амбивалентна, его ягодицы во многом сходны по значению с двуликим Янусом, это изначальная дихотомия мироздания, которая наиболее ярко проявляет себя во время карнавала. Также стоит отметить, что форма ягодиц и современного изображения знака сердца крайне схожи. Нарративно Куло является персонажем с добрым сердцем, который пытается всем помогать, любит свой город и активно участвует в прославлении Венецианской республики. Но сама его сущность подталкивает его на разные авантюры, что создаёт трагическое и одновременно пародийное несоответствие между внутренним миром Куло и его внешним обликом, который, тем не менее, также является репликой его большого и доброго сердца.

Легенды о Капитане Куло

Биография Капитана Куло

Ранние годы жизни Капитана Куло

Капитан Куло в своём изначальном человеческом облике родился то ли в XIV веке, то ли в XV веке в Венецинаской республике. Неточность датировки его рождения позволяет быть Куло очень разносторонним персонажем с разными трактовкам и сюжетными линиями,так как разные исторические эпохи его рождения по-разному влияют на его судьбу. Свою карьеру Куло начинает со службы на Венецианском флоте, со временем он достигает звания капитана.

Морская битва

Венеция в период Ренессанса и Раннего Нового времени активно участвует в разных военных столкновениях. В ходе одной морской битвы, предположительно, с флотом Османской империи, Капитан Куло был убит и изрезан на множество частей. Единственной сохранившейся частью туловища оказались его ягодицы, которые преданные матросы доставили обратно в лагуну.

События во время Венецианского карнавала

Останки Капитана Куло были доставлены в Венецию накануне очередного карнавала. Для его надгробия был изготовлен памятник как дань уважения Капитану. Именно во время похорон Капитан оживает в своей новой ипостаси и становится новым героем Венецианской республики.

Приключения Капитана Куло

После начала жизни в новом теле Куло начинает активно принимать участие в жизни Венеции, став её карнавальным покровителем и защищая её от разных бед и опасностей. Куло участвует как в политических интригах, так и в повседневной жизни города. Порой он вступает в переговоры с турецким султаном, а иногда помогает простым венецианцем во воем аквы альты выбраться из лагуны, так как Куло в силу своих обтекаемых форм был хорошим пловцом. Отсюда, кстати, и берётся идея спасательного круга, хотя форма круга появилась позже в рационализаторскую эпоху XIX века. Подобная история наводит на мысль, что заплыв лорда Байрона через Босфор был лишь попыткой повторить былой подвиг Куло. Со временем Кулон становится кумиром венецианцев, но на него снисходит нелюбовь городского совета, который боится конкуренции за власть и видит в Куло возможного узурпатора.По этой причине Кулон вслед за многими итальянцами отплывёт в Америку с тем, чтобы потом вернутся в Венецию, и вновь появляться на её улицах в во время карнавала.

Капитан Куло и исторические личности

Куло был знаком со всеми, чьи имена сохранились в истории. Если на плоской карте времени появляется лишь незначительная холмистость некоторого события или явления, можно не сомневаться в том, что за этим стоял Куло. Куло был знаком с Казановой и принимал участие в его похождениях.Также разные литературные персонажи, такие как Отелло и Дездемона, были друзьями и наперсниками Куло.Участвуя в политических интригах своего времени, Куло сводил знакомства и с султанами, и с самим императором Карлом V.Знаменитые Венецианские художники общались с Куло, колоритные формы на из картинах обязаны своим существованием не только античному наследию, но и Капитану Куло.

Капитан Куло и Инквизиция

Бороться с Куло и его деяниями стала ещё Инквизиция, уничтожая данные о нем и источники, в которых содержалась информация об этом венецианце.

Капитан Куло и Иезуиты

Инквизиция не смогла полностью уничтожить информацию о Куло, бороться с ним продолжили Иезуиты через свою обширную сеть. Они продолжали борьбу с Куло даже после его отплытия в Америку. Именно в этим связано большое число Иезуитов в Новом свете.

Язык Капитана Куло

В связи с изменениями устройства Куло, его языковой аппарат также был видоизменён, что повлияло на фонетику его языка, а также привело к появлению качественно новых понятий и слов. В основе языка Куло лежит Итальянский и Венетский языки с лагунным диалектом. Произношение претерпело серьезные изменения, появилось много свистящих звуков, особую выразительность языку Куло придаёт вынужденная аллитерация. Если говорить о стилистических фигурах, то Куло часто использует анафору.

Рецепции Капитана Куло

У Куло как у персонажа есть множество рецепций в культуре и в искусстве.

Начать можно с античного Приапа, который является слишком агрессивным символом, в отличие от поистине ренессансного Куло. Капитан Куло является персонажем, рецепции которого можно обнаружить и в Высоком Средневековье, и в Возрождении, и в эпохе Просвещения. Изображения персонажей, близких по своей морфологии к Куло, можно встретить и у Босха, и у Брейгелей. Некоторые отсылки к образу Кулон можно встретить в литературе. Роман Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» отдаленно напоминает нарратив о Куло, но с тем отличием, что Куло, будучи карнавальным персонажем и трикстером, к тому же обладает прекрасным характером и добрым сердцем. Куло как персонаж также преодолевает литературную игру в символы, и, в отличие от, например, "Носа" Н. В. Гоголя предстаёт в своём истинном образе.

Капитан Куло и современная культура

Куло является не только персонажем карнавальной культуры и нарративной карнавализации, но также постмодернистским персонажем современной культуры. Куло мог быть как персонажем постмодернистского романа в стилистике Умберто Эко, так и героем детского комикса, или героем плутовского романа XVI века. В данном персонаже псевдоисторичность и возможность интеллектуальных игр перекликается с его прямой, но неагрессивной сексуальностью, поскольку Куло представляет из себя ягодицы, но при этом является персонажем с мужской гендерной идентичностью. Надо отметить, что Куло также представляет из себя чистую сексуальность, то есть идею сексуальности, так как он является эссенцией ягодиц как сексуального объекта и предмета фетишизации. Фетиш, который не является объектом возможности, становится символом самого себя, что можно наблюдать на предмете различных фаллических символов в разных культурах. Это наличие значения самого себя крайне важно, оно образует замкнутый круг постмодернистского гипертекста. Таким образом, Куло это гиперперсонаж, который является и буквально самим собой (Куло равен самому себе) в своём бытии, так и вбирает в себя все свои возможные воплощения и культурные интерпретации.

Литература

  1. Аверинцев С. С. Бахтин, смех, христианская культура // М. М. Бахтин как философ. – М.: Наука, 1992;
  2. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. - М.: Художественная литература, 1990;
  3. Гоголь Н. Повести. Пьесы. Мёртвые души. — М.: Художественная литература, 1975. — 653 с.
  4. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. — М. : Художественная литература, 1965. — 527 с.

Ссылки