Ламанова, Надежда Петровна

Наде́жда Петро́вна Ла́манова (Каю́това) (14 (26) декабря 1861 года, Шутилово, Российская Империя — 15 октября 1941[1][2], Москва, РСФСР) — российский и советский модельер, художник театрального костюма. Имела звание «Поставщик Двора Ея Императорского Величества». Стояла у истоков российской и советской моды XX века.

Надежда Ламанова-Каютова
Надежда Ламанова фото Карелина.jpg
Имя при рождении Надежда Петровна Ламанова
Дата рождения 14 (26) декабря 1861(1861-12-26)
Место рождения Шутилово (Нижегородская область), Российская империя
Дата смерти 15 октября 1941(1941-10-15) (79 лет)
Место смерти Москва, СССР
Гражданство  Россия,  СССР
Род деятельности Модельер
Отец Петр Михайлович Ламанов
Мать Надежда Александровна Ламанова (Лишева в девичестве)
Супруг Андрей Павлович Каютов
Дети нет
Награды и премии
  • Поставщик Двора ея Императорского Высочества Елизаветы Фёдоровны (1898)
  • Поставщик Двора ея Императорского Величества Александры Фёдоровны (1904)
  • Гран-при международной выставки в Париже (1925 г.)
  • диплом Государственной Академии Художественных Наук
Автограф Nadezhda Lamanova signature.png
Сайт nlamanova.ru
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
1885-1887 гг. Надежда Петровна Ламанова и Мария Степановна Воронина

Биография

Родилась 14 (26) декабря 1861 года в деревне Шутилово Нижегородской губернии.

Отец — Петр Михайлович Ламанов был потомственный дворянин из обедневшего рода. Он избрал военную карьеру и к моменту рождения старшей дочери Нади имел чин полковника. О матери Надежды Петровны — Надежде Александровне — дошло очень мало сведений.[3] Она была дочерью генерала-майора.

Надежда Петровна была старшей из пяти дочерей в семье: Надежда Петровна, Анна Петровна (12.08.1863 по старому стилю), Екатерина Петровна (28.03.1866 по старому стилю), Мария Петровна (27.07.1877 по старому стилю), Софья Петровна (17.02.1880 по старому стилю).

Надежда Петровна училась в Мариинском женском училище 1 разряда в Нижнем Новогороде (с 1883 — Нижегородская Мариинская женская гимназия)[4]. Отучившись в гимназии обязательные семь лет, Надя закончила по добровольному желанию восьмой класс, по окончании которого получила свидетельство о том, что она может преподавать географию в крестьянских школах.[5]

После окончания гимназии 20-летняя Надя решила уехать из родительского дома и самостоятельно зарабатывать на жизнь. Первым самостоятельным шагом Нади было поступление в Московскую школу кройки и шитья О. А. Суворовой. Проучившись два года, Ламанова в 1879 году начала работать в мастерской Войткевичей и быстро стала ведущей закройщицей.

В своих воспоминаниях Г. А. Леман упоминает такие подробности жизни Ламановой:

Из хорошей дворянской семьи, дочь гвардии полковника, она в молодые годы, уйдя из семьи и пережив неудачу в личной жизни — любимый человек, насколько мне известно, умер в её объятьях, — открыла модную мастерскую.[6]

Слова Лемана подтверждает тот факт, что в документах РГИА среди поставщиков Императорского Двора Надежда Петровна указана под двойной фамилией Андруцкая-Ламанова[7]. Первый розничный магазин модных и модно-галантерейных товаров Надежды Петровны Андруцкой появился в Москве и поначалу находился на Большой Дмитровке, в доходном доме Фишер (Большая Дмитровка, 11).[8]

 
Розничный магазин модных и модно-галантерейных товаров Надежды Петровны Андруцкой (Ламановой) по адресу Большая Дмитровка, дом Фишеръ. Торгово-промышленная адресная книга города Москвы за 1894 г.

С конца 1890-х мастерская Надежды Петровны находилась в доходном доме Адельгейм[9] (Большая Дмитровка 25, в 1910-х годах нумерация изменилась на 23[10]). На 1900-й год в адресных справочниках Надежда Петровна указывалась уже под фамилией Каютова[11]. Доподлинно неизвестно, сохранилось ли здание, поскольку права собственности на участок перешли от братьев Павла и Виктора Львовичей Адельгейм к Александре Алексеевне Пантелеевой[12], а от неё — к княгине Марии Александровне Ливен, которая выстроила на этом участке доходный дом[10].

 
ГА РФ. Ф.625. Оп.1. Д.439. Л.2. Подлинник (автограф) на фирменном бланке со знаком поставщицы великой княгини Елизаветы Фёдоровны
 
РГИА. Ф.427 Оп. 43 Е.х. 16. Документы о даровании Ламановой-Андруцкой звания поставщицы ея высочества Княгини Елизаветы Фёдоровны в 1898 году.

Ламанова стала одним из самых популярных модельеров Москвы. 18 апреля (1 мая по новому стилю) 1898 года Андруцкой-Ламановой было пожаловано звание поставщика Двора Ея Императорского Высочества Елизаветы Фёдоровны[7][13], а с 2 октября (15 октября по новому стилю) 1904 года Надежда Петровна стала поставщиком Двора Ея Императорского Величества Александры Фёдоровны[14][15].

В конце 90-х годов XIX века Надежда Петровна Ламанова вышла замуж за молодого юриста Андрея Павловича Каютова, известного тогда актёра-любителя. Это был счастливый брак, полный согласия и преданности, не было только детей. Супруги прожили вместе 45 лет. Ламанова познакомилась с его друзьями-актёрами, среди которых были и знаменитая актриса Малого театра Гликерия Федотова, и начинающий актёр Константин Алексеев (Станиславский).

Из воспоминаний Марии Степановны Ворониной (урождённой Файдыш), записанных её племянницей Евгенией Петровной Турманиной, урождённой Файдыш, известно, что Н. П. Ламанова бывала и в Санкт-Петербурге. Турманина со слов своей «тёти Мариши» пишет, что Ламанова окончила институт благородных девиц:

Это была энергичная женщина. Окончив где-то институт для благородных девиц, она приехала в столицу. Была не очень красива, с манерами мальчика, стриженная. В компании говорила: «Ну, братцы выпьем!» Хорошо играла в винт и преферанс. Открыла мастерскую, так же как и Мария Степановна, но к заказчикам относилась сурово и заставляла их ждать подолгу. Переехав в Москву, как говорили злые языки, Надежда Петровна разорила горбуна Г., выстроив дом на Тверском бульваре, ездила в Париж за моделями. Обслуживала придворных. За самое простенькое платьице брала по 600—800 р. Держалась богом, были у неё цеха. Платила неплохо, но и требовала хорошей работы. Муж у неё был присяжный поверенный Андрей Павлович Каютов. Говорят красивый. Зимой каждый день на своём автомобиле ездила в Сокольники, бегать на лыжах. Каждый день брала ванну и меняла бельё. Вот и всё что я о ней знаю.[16]

 
Портрет работы В. А. Серова, 1911 г. Н. П. Ламанова.
 
Портрет Надежды Петровны Ламановой. Художник — Яков Хаст. Пастель. Париж, 1903 год.

Художница продолжала совершенствовать своё мастерство в Париже — у знаменитых в Европе модельеров. Познакомилась с Полем Пуаре.

В 1901 году К. С. Станиславский пригласил Ламанову в Московский Художественный театр.

В 1908 году ателье обретает собственный дом, построенный архитектором Н. Г. Лазаревым на Тверском бульваре.[17]

Из воспоминаний Г. А. Лемана:

Она обнаружила огромный вкус, и постепенно стала одевать дам самых высоких и самых богатых кругов московского общества. У неё стали одеваться не только дамы московского купечества, но и аристократия, так, в частности, она одевала великую княгиню Елизавету Федоровну, жену московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, родную сестру государыни. Была она приглашена также и к самой царице, но они как-то «не сошлись характерами» и это отношение оборвалось. Дело Надежды Петровны настолько разрослось, что постепенно у неё стало 300 мастериц. Она выстроила огромный дом на Тверском бульваре (на внутреннем проезде, через несколько домов от Никитских ворот). Я слышал от неё, что она подавала счета богатым московским купцам в десятки тысяч. Курьезны были её рассказы, как купцы «торговались» с ней — купцы любят, чтобы им «делали скидки». Так, например, подаст она счет на 34 240 руб. Приезжает «сам» М. А. Морозов (Тверская мануфактура) и говорит: «Надежда Петровна, уж вы мне уступите, скиньте 240 руб.» «Извольте, с удовольствием!» Жена великого князя Михаила Александровича, графиня Брасова, урожденная Шереметьевская, Наталья Сергеевна, так и осталась должна Надежде Петровне 20 тыс. руб. Насколько широк был размах работы Надежды Петровны можно судить по тому, что она ежегодно ездила в Париж, где держала квартиру, закупать модный товар для своего предприятия. А закупала она этого товара на полмиллиона! Конечно, огромен был и доход её — мастерская давала ей до 300 тыс. руб. в год, то есть другими словами, по 1000 руб. в день! Она была подлинным гением костюма. Я смело утверждаю, что то, чем Станиславский был в области режиссуры, то была Надежда Петровна в области костюма. Недаром они так хорошо понимали друг друга, и после революции много лет, до самой кончины Надежды Петровны работали вместе. Именно её костюмы мы видели в многочисленных постановках Художественного театра и Вахтангова — «Женитьба Фигаро», «Зойкина квартира», «Принцесса Турандот» и др. Надежда Петровна продолжала также одевать отдельных, обращавшихся к ней дам. Для этого у неё в комнате всегда стояло несколько манекенов, на которых иногда бывали надеты платья. Хорошо помню, как однажды придя к ней, я увидал на одном из манекенов замечательной красоты платье тонкого теплого серого цвета, чудесно драпирующее фигуру. Я немедленно бухнулся на колени и положил этому платью-шедевру… земной поклон. Как-то я сказал Надежде Петровне: «Надежда Петровна, вы — гениальны!» На что она, как бы удивившись, что в этом можно сомневаться: «Конечно!» Да, я не преувеличиваю, она в своей области была действительно гениальна.[6]

 
Портрет работы К. А. Сомова, 1911 г. Е. П. Носова в платье мастерской Надежды Ламановой[18].

В 1919 году бывшую «поставщицу двора Ея Императорского Величества» арестовали. Только благодаря вмешательству Максима Горького через два с половиной месяца её освободили. С 1921 года она работала в театре Вахтангова.

После Октябрьской Революции Ламанова вынуждена разрабатывать многочисленные модели простой одежды, рассчитанной на широкие слои населения. Одновременно она занималась проектированием платья по идеям народного русского костюма.

В 1922 году Ламанова стала членом Академии Художественных наук.

В 1925 году Надежда Петровна Ламанова и Вера Игнатьевна Мухина совместно издали альбом «Искусство в быту». В этом же году модели Ламановой (без неё) отправились в Париж на всемирную выставку, где её платья в русском стиле произвели фурор — стиль «а-ля рюс» в те годы стал чрезвычайно моден в Европе.

С 1926 года Ламанова создала ряд моделей по мотивам творчества народов Севера (по заказу Всекопромсоюза) для продажи за рубеж, затем разработала коллекцию меховых изделий для Лейпцигской выставки, участвовала в Нью-йоркской выставке 1929 года. С 1930 года она стала заведующей мастерской Мехкомбината; ранее, в марте 1928 года её лишили избирательных прав «как кустаря, имевшего двух наёмных мастериц».

Ламанова создавала также костюмы для фильмов Эйзенштейна, Александрова, Протазанова:

 
Могила Н. П. Ламановой (2011 год)

Смерть

События последних дней жизни и обстоятельства кончины Надежды Ламановой долгое время оставались невыясненными. Вокруг её смерти ходило немало легенд.

По одной из наиболее популярных версий, Ламанова опоздала к пункту сбора артистов и сотрудников МХАТ, которые должны были 14 октября 1941 года отправиться прямиком из Камергерского переулка в эвакуацию. Коллеги не дождались Ламанову и уехали без неё. Надежда Петровна, добравшись до места сбора, увидела только запертые на замок двери. Она бросилась в Большой театр, с которым также сотрудничала, но по дороге, в сквере перед театром, скончалась от сердечного приступа. По другой версии Ламанова скончалась прямо на ступеньках Художественного Театра. Ещё по одной версии Ламанова опоздала из-за того, что шла вместе со своей младшей сестрой Марией Петровной, которая медленно ходила. Журналистам в этой связи очень полюбилось сравнение Ламановой с Фирсом из «Вишнёвого сада». Всё же, несмотря на то, что у этих мифов есть реальная основа, они не соответствуют действительности.

Существовало и несколько предположительных дат смерти — 14 октября (день эвакуации) и 15 или 16 октября (данные из карточки Ламановой Н. П. из кадрового фонда МХАТ)[2].

Свет на обстоятельства смерти Ламановой проливают телеграмма и письмо её младшей сестры Марии Петровны Терейковской, отправленные Вере Мухиной[1]. Так, в телеграмме Мария Петровна сообщает:

Пятнадцатого Надюша внезапно скончалась моих руках сердечно обнимаю всех Терейковская.

По свидетельству Марии Петровны, у Надежды Петровны накануне смерти часто случались недомогания. В понедельник 13 октября Ламанова, очевидно, ждала решения об эвакуации, которые, судя по письму, выносились для каждого артиста и сотрудника индивидуально:

Галина Валерьяновна звонила, что кажется тоже эвакуируется и вопрос относительно Надюши выясняется. Иван Яковлевич отвечал, что ничего еще неизвестно и вопрос эвакуации будет решаться на заседании вечером.

Отправившись утром 14-го числа в театр вместе с Марией Петровной, они обнаружили, что артистов уже эвакуировали, а им даже не сообщили:

Утром мы поехали в театр, а со двора выезжали последние грузовики с актерами и багажом! Главное, уже уехали точно. Надюша осталась ненужна. Я ее ободрила, говоря, что вот и хорошо — мне, по крайней мере, спокойно переживем это время на даче.

Однако не сложно понять, каким ударом для Ламановой стал поступок театра, работе в котором она посвятила 40 лет своей жизни. Приступ, приведший к смерти, случился с Надеждой Петровной на следующий день, когда она вместе с Марией Петровной шла к Дмитровскому метро, чтобы ехать на дачу:

Спускаемся вниз по Дмитровке. И как раз против амбулатории большого театра она просит у меня нашатырь, я даю пузырек, а она поднесла его, понюхала и упала мне в ноги. Я старалась поднять, повернула на спину, зову ее, а она уже не отвечает.

Тело Надежды Петровны пришлось кремировать. Урна была захоронена «рядом с Андрей Павловичем на Ваганьковском кладбище». Захоронение находится на участке 3, на сегодняшний день состояние захоронения — запущенное. Более подробную информацию о захоронении смотреть ниже.

Поколение модных мастеров. Ламановская школа

Из пяти сестёр Ламановых не только Надежда Петровна была модным мастером.

В 1901—1902 гг. в доме Живаго на Большой Дмитровке младшая сестра Надежды Мария Петровна Ламанова-Неппенстрем, в те годы жена офицера Русской армии Леонида Карловича Неппенстрем, держала шляпную мастерскую.[19][20] Позже, уже после революции, Мария Петровна помогала своей старшей сестре: конструировала головные уборы, которые дополняли созданную Надеждой Петровной одежду.[21]

Третья по возрасту из сестёр Ламановых, Екатерина Петровна (по мужу Шварцшильд-Чернова), жила в Петербурге. Жена артиста Императорского русского драматического театра Александра Семёновича Шварцшильд (по сцене Чернова), она держала модную мастерскую дамского платья: в 1903—1906 гг. в Эртелевом переулке, 5 (ныне — улица Чехова); в 1909—1911 гг. на Бассейной улице, 7.[22]

При ателье Ламановой ещё в доме Адельгейм начала работать бесплатная школа. Одной из главных особенностей стиля Ламановой был, бесспорно, муляжный метод конструирования одежды или наколка: «эскиз» платья создавался прямо на человеке, путём закалывания материи булавками. Все ученицы школы обучались этой технике, о чём свидетельствуют воспоминания потомков учениц и подмастерьев Н. П. Ламановой. Так, например, жена племянника Андрея Павловича Каютова (мужа Ламановой), Ксения Владимировна Межакова-Каютова (в девичестве Чернозубова), училась и работала у Ламановой, как, вероятно, и её сестра — Мария Владимировна Чернозубова[23].

Ученицей Ламановой была и Надежда Сергеевна Макарова-Маслова (её крестница и предположительно племянница[21]), которая позже стала художественным руководителем первого советского Дома моды на Сретенке, 22 при тресте «Мосбелье»[24].

Благотворительная деятельность

 
Описание Благотворительного общества «Московский муравейник». Ламанова — попечительница школы кройки. Справочник «Вся Москва», 1904 г.

Свои первые шаги в Москве юная Надя Ламанова смогла сделать благодаря покровительству Александры Николаевны Стрекаловой и её дочери княжны Александры Андреевны Ливен, в благотворительном заведении которых она получила работу.

Уже будучи известной портнихой, Надежда Ламанова стала попечительницей школы кройки при благотворительном обществе «Московский муравейник», которое также было учреждено Стрекаловой.[25]

При своей мастерской Надежда Петровна организовала бесплатную школу.[26] Многочисленные ученицы Ламановой, у которой не было своих детей, называли её «мама Надя».

Евгения Петровна Турманина, племянница Марии Степановны Ворониной, рассказывает:

«Забегу вперед — в ноябре 1911 года тетя Мариша, нуждаясь в средствах, обратилась за помощью Н. П. Ламановой. Надежда Петровна Ламанова приехала к нам поздно вечером, одета была в соболиную шубку и проч. И пригласила Марию Степановну работать у себя. Тетя Мариша согласилась, правда ей тяжело это было, но потом она, человек общительный, увлеклась. Много приобрела друзей и в том числе Елизавету Фёдоровну, сестру Каютова, которая тоже работала там. Была на ёлке и получила амулет лилового цвета, привезённый из Парижа и ещё какой-то пустячок. Милая, милая тетя Мариша, только с её стойкостью можно было всё это перенести: после той роскоши какой она была окружена и положение служащей. Правда это была благотворительность со стороны Ламановой, так как она не загружала работой и платила, кажется, 50 р. У них была своя касса, куда они вносили небольшие отчисления от заработка. В детстве я много слышала о воспитаннике тети Мариши, которого она взяла совсем маленьким, когда умерли его родители — донские казаки. Оставила она его в возрасте 8-9 лет на руки Ламановой»[16].

В 1907 году Надежда Ламанова и её муж Андрей Каютов получили поздравление на Пасху с благодарностью за внесённые ими пожертвования «в пользу детского приюта Городского Попечительства о бедных Мещанской части, 1 участка».

 
Поздравительная Визитная карточка со списком сделавших пожертвования в пользу детского приюта. Пасха, 1907 г.

Захоронение

Захоронение Надежды Петровны Ламановой находится в глубине 3-го участка Ваганьковского кладбища в Москве. Ориентир — чёрная арочная ограда с белыми наконечниками по соседству.

Захоронение считалось утерянным, пока Сергей Лепёшкин, член «Общества некрополистов» (организация, занимающаяся розыском захоронений и сохранением памяти об известных людях), не нашёл его и не опубликовал 28 ноября 2010 года информацию о его координатах на сайте «Где дремлют мёртвые»[27].

В могиле покоится шесть человек:

1) Первое захоронение — 1931 год — Андрей Павлович Каютов, второй муж Надежды Петровны. Надгробие не сохранилось.

2) Второе захоронение — 1941 год — Надежда Петровна Ламанова. Правая часть могилы, самая нижняя надпись на каменной табличке.

3) Третье захоронение — 1966 год — София Петровна Крахт, сестра Надежды Петровны. Левая часть могилы, нижняя каменная табличка.

4) Четвёртое захоронение — 1969 год — Мария Петровна Ламанова, сестра Надежды Петровны. Правая часть могилы, верхняя надпись на каменной табличке.

5) Пятое и шестое захоронения — 1987 год — Надежда Константиновна Крахт (племянница Надежды Петровны Ламановой и дочь Софии Петровны Крахт, левая часть могилы, верхняя табличка) и Вера Николаевна Павлова (невестка Софии Петровны, жена её старшего сына Романа Константиновича Крахт).

Ввиду того, что надгробие Андрея Павловича не сохранилось, долгое время подтверждений тому, что он покоится на этом же участке, не было. Высказывалась лишь версия, что участок изначально принадлежал Каютову, который умер на 10 лет раньше жены, в 1931 году. Эта информация подтвердилась с обнаружением адресованного Вере Мухиной письма сестры Ламановой, М. П. Терейковской, в котором сообщалось о кончине Надежды Петровны[1]:

«Рядом с Андрей Павловичем на Ваганьковском кладбище Лидия Ивановна простилась с ней утром вчера в 8 часов…»

8 ноября 2015 года в социальной сети Facebook была инициирована акция по объединению людей, неравнодушных к судьбе Н. П. Ламановой и историческому наследию российской моды. Целью объединения стало не только приведение захоронения в надлежащий вид, но и проведение мемориальных мероприятий, которые бы помогли познакомить широкую публику с именем великого русского модельера.

27 декабря 2015 года на месте захоронения Н. Ламановой прошла мемориальная служба и возложение цветов к могиле по случаю 154-летия со дня рождения модельера.

Ввиду возникших юридических сложностей, отсрочивших возможность благоустройства, в мае были проведены меры по приведению захоронения в порядок: покрашена ограда и скамья, помыты надгробия, подновлены надписи и посажены цветы. 15 октября 2016 года был проведён «День памяти» по случаю 75-ой годовщины со дня смерти Н. П. Ламановой.[28]

Награды

  • Звание «Поставщик Двора Ея Императорского Величества».
  • Гран-при Всемирной выставки в Париже 1925 г. (совместно с Верой Мухиной) за серию костюмов.
  • Мастерской Современного Костюма под руководством Н. П. Ламановой был присужден диплом Государственной Академии Художественных Наук за оригинальный творческий замысел; использование материала, указывающее на высокое мастерство; за тонкую и гармоничную красочность; за логически-упрощенное построение костюма, дающее возможность массового производства; за обстоятельное и точное исследование по распределению труда, ведущее к сокращению часов работы исполнителя.[29]
  • Почётный диплом юбилейной выставки искусства народов СССР за коллекцию по фольклорным мотивам народов Севера (1927 г.).

Память

  • Марина Цветаева в своем стихотворении «Полотерская» зарифмовала фамилию Надежды Петровны[30]:
     Та богиня — мраморная,
    Нарядить — от Ламановой
    Не гляди, что мраморная —
    Всем бока наламываем!
     
  • Фильм «Надежда Ламанова» из цикла «Гении и злодеи уходящей эпохи» Льва Николаева (2009).
  • Фильм «Мода для народа», подготовленный ВГТРК (2011)[31].
  • В январе 2016 года вышла книга советского и российского журналиста и публициста Андрея Доброва «Последний крик моды. Гиляровский и Ламанова». Это третья книга автора, написанная в жанре «исторический детектив», в линейке книг о расследованиях «Короля репортеров» Владимира Гиляровского. По сюжету известный журналист расследует странное самоубийство брата одной из работниц знаменитой «моделистки» Надежды Петровны Ламановой. Несмотря на то, что главные герои книги — реальные исторические персонажи, а автор, «работая над образом Ламановой, старался найти как можно больше информации о её жизни и, главное, работе Ламановой настоящей», в предисловии к книге Добров пишет, что «все персонажи этой книги являются выдуманными и никакого отношения к реально жившим людям не имеют. И все же я буду очень рад, если, прочитав эту книгу, вы захотите узнать больше о Надежде Петровне Ламановой — её судьбе и творчестве».
  • С 1994 года Московский Дом Моды Вячеслава Зайцева и одноимённый Дом Моделей проводят конкурс российских художников-модельеров имени Надежды Ламановой. Конкурс проводится среди профессиональных модельеров, помогая развитию моды как искусства и как индустрии в России. Лауреаты конкурса в настоящее время — это, в основном, известные профессиональные модельеры, в их числе Султанна Французова, Ольга Солдатова, Олег Шаров и другие. На конкурс необходимо представить несколько ансамблей как для приемов, так и для повседневной жизни, а также — маленькое чёрное платье. Конкурс имени незаслуженно забытой русской художницы является проводником понимания моды как высокого искусства, а не ремесла, напоминания о великой художнице, талант которой по своему масштабу не уступает таланту кутюрье с мировой известностью и легендарными именами.
  • 19 февраля 2016 года в Московском Доме Моды В. М. Зайцева прошла I Научно-практическая конференция «Российская мода». Темой первой конференции стали жизнь и творчество Надежды Петровны Ламановой. В конференции приняли участие Александр Васильев, Тамара Коршунова (ведущий научный сотрудник Государственного Эрмитажа), Наталья Ездина (доцент кафедры сценического костюма школы-студии МХАТ), Алла Щипакина (ведущий искусствовед ОДМО на Кузнецком Мосту) и многие другие.
  • Генеалогические исследования проведены генеалогом Андреем Львовичем Ламановым. Многие факты биографии были установлены Татьяной Грачевой и Марией Маркович.
  • Надежда Ламанова является одним из главных действующих лиц детективного романа современного писателя Андрея Доброва «Последний крик моды. Гиляровский и Ламанова»[32].

Примечания

  1. 1 2 3 Мария Петровна Терейковская (Ламанова). РГАЛИ ф. 2326 оп. 1 ед. хр. 232. Телеграмма и письмо М.П.Терейковской В.И.Мухиной с известием о кончине Н.П.Ламановой.
  2. 1 2 Карточка Ламановой Н.П. из кадрового фонда МХАТ. — Москва.
  3. Судьба Надежды Ламановой - afield.org.ua. afield.org.ua. Дата обращения 28 ноября 2015.
  4. Краткий справочник по фондам ЦАНО на 01.07.2015
  5. Ламанова Надежда. www.casual-info.ru. Дата обращения 2 февраля 2016.
  6. 1 2 ФЭБ: Леман. Воспоминания. — 2010 (текст). feb-web.ru. Дата обращения 29 ноября 2015.
  7. 1 2 РГИА. www.rgia.su. Дата обращения 2 февраля 2016.
  8. Петр Кузьмич Прянишников. Торгово-промышленная адресная книга города Москвы. — I год издания. — Москва, 1894. — С. 414.
  9. ГА РФ. Ф. 625. Оп. 1. Д. 439. Письмо Н. П. Ламановой М. Ф. Герингер, камер-фрау императрицы Александры Фёдоровны
  10. 1 2 А. С. Суворин. Вся Москва. — XXI год издания.. — Москва: Товарищество А. С. Суворина — „Новое время“, 1914. — IV отдел, 136-ой с.
  11. А. С. Суворин. Вся Москва. — VII год издания. — Москва: Товарищество А. С. Суворина — „Новое время“, 1900. — С. 141.
  12. А. С. Суворин. Вся Москва. — XVII год издания. — Москва: Товарищество А. С. Суворина — „Новое время“, 1910. — С. IV отдел, 158-ой с..
  13. РГИА ф.472 оп. 43 е.х.16. Дело о даровании Надежде Петровне Ламановой-Андруцкой звания поставщицы ея Высочества Княгини Елисаветы Феодоровны в 1898 году.. Надежда Петровна Ламанова. Виртуальный музей NLamanova.ru.
  14. РГИА. www.rgia.su. Дата обращения 2 февраля 2016.
  15. РГИА Ф.472 оп.43 е.х.33. Дело о даровании Надежде Петровне Ламановой-Андруцкой звания поставщицы ея Величества Императрицы Александры Феодоровны в 1904 году.. Надежда Петровна Ламанова. Виртуальный музей NLamanova.ru.
  16. 1 2 МАРИЯ СТЕПАНОВНА ВОРОНИНА, УРОЖДЕННАЯ ФАЙДЫШ. Обсуждение на LiveInternet - Российский Сервис Онлайн-Дневников. www.liveinternet.ru. Дата обращения 28 ноября 2015.
  17. Ателье Ламановой — здание в стиле неоклассицизм | Узнай Москву. um.mos.ru. Дата обращения 29 ноября 2015.
  18. Атрибуция платья, изображённого на портрете: Пётр Киле. К. Сомов. Портрет Е.П. Носовой. История одной картины.. Renclassic.Ru (2010). Дата обращения 10 сентября 2012. Архивировано 25 октября 2012 года..
  19. А.С.Суворин. Вся Москва. — VIII год издания. — Москва: «Товарищество А. С. Суворина — „Новое время“», 1901.
  20. А.С.Суворин. Вся Москва. — IX год издания. — Москва: «Товарищество А. С. Суворина — „Новое время“», 1902.
  21. 1 2 Т.Стриженова. Из истории советского костюма. — Москва: Советский художник, 1972. — С. 32. — 112 с.
  22. А.С.Суворин. Весь Петербург. — Петербург: «Товарищество А. С. Суворина — „Новое время“».
  23. Воспоминания Ирины Калужской, внучки Ксении Владимировны Межаковой-Каютовой.
  24. Вся Москва. — Москва: Московский рабочий, 1936.
  25. А. С. Суворин. «Вся Москва». — XI год издания. — Москва: «Товарищество А. С. Суворина — „Новое время“», 1904. — С. 1048.
  26. А. С. Суворин. Вся Москва. — XV год издания. — Москва: «Товарищество А. С. Суворина — „Новое время“», 1908. — С. 173.
  27. Где дремлют мёртвые.. bozaboza.narod.ru. Дата обращения 17 февраля 2016.
  28. Radvila, Vera. 15.10.2016 День Памяти. 75 лет со дня смерти Н.П.Ламановой - NLamanova.ru, NLamanova.ru. Дата обращения 31 октября 2016.
  29. РГАЛИ. Ф.941. Оп.10. Ед. хр.341. Личное дело Надежды Петровны Ламановой.
  30. Полотерская. Наследие Марины Цветаевой. Дата обращения 29 ноября 2015.
  31. МОДА ДЛЯ НАРОДА — Телеканал «Россия»
  32. «Ламанова, Надежда Петровна» на сайте «Лаборатория Фантастики»

Ссылки