Лесные братья (1944—1956)

(перенаправлено с «Лесные братья (1940—1957)»)

Лесны́е бра́тья (латыш. mežabrāļi, лит. miško broliai, laisvės kovotojai, partizanai, эст. metsavennad) — неофициальное наименование вооружённых националистических формирований, действовавших в 1940-е — 1950-е годы на территории прибалтийских республик: Литвы, Латвии и Эстонии), а также в западных районах Псковской области РСФСР (переданных в 1944—1945 годах в РСФСР из состава Эстонии и Латвии). Наибольший подъём этого движения, использовавшего в частности террористические методы, был в Литве в 1944—1947 годах.

Лесные братья
(латыш. mežabrāļi,
лит. partizanai-laisvės kovotojai,
эст. metsavennad)
Идеология национализм
Этническая принадлежность латыши, литовцы, эстонцы, русские
Активна в Эстония, Латвия, Литва, западные районы Псковской области РСФСР
Дата формирования 1944 год
Дата роспуска 1956 год
Союзники

При поддержке:
МИ 6

ЦРУ
Противники
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

В обиходной речи к «лесным братьям» иногда неточно относят все антисоветские вооружённые формирования, действовавшие в западных регионах СССР (включая Западную Украину и Западную Белоруссию).

В Литве термин «лесные братья» никогда не использовался ни самими участниками основанного в июне 1946 года Общего демократического движения сопротивления (позже, с февраля 1949 года — Движения борьбы за свободу Литвы) (себя они официально именовали «партизанами», «воинами свободы», «партизанами—воинами свободы» — лит. partizanai-laisvės kovotojai), ни жителями. При этом неофициально использовались термины «лесные» (лит. miškiniai) и «зелёные» (лит. žaliukai). Термин «лесные братья» по отношению к литовским формированиям утвердился в послевоенной советской литературе и кинофильмах (скорее всего, по аналогии с аналогичными латвийскими и эстонскими формированиями).

Предыстория

Борьба с советским режимом началась в Прибалтике практически сразу после присоединения Балтийских стран. Наиболее активно она велась в Литве — как по географическим причинам (лесистая местность удобна для партизанских действий), так и в связи с наличием соответствующих лидеров и организаторов.

Так, в июле 1940 года лидерам литовского сопротивления удалось организовать бойкот выборов в Народный Сейм (парламент). Влияния на работу советских органов власти эта акция, конечно, не оказала, но она продемонстрировала наличие сильных антисоветских настроений в обществе.

В прибалтийских государствах за неделю до начала войны была проведена массовая депортация населения в отдалённые районы СССР. В ночь на 14 июня 1941 года было выселено из Литвы более 34 тысяч человек, из Латвии — более 15 тысяч и из Эстонии — более 10 тысяч жителей. Но ещё раньше, сразу же после аннексии было арестовано политическое и военное руководство разных уровней советами присоединённых к СССР Прибалтийских государств. Спастись (из руководства) сумели не многие — большинство погибли в советских тюрьмах и лагерях.

Под руководством выживших кадровых офицеров и политических лидеров создавались подпольные организации, преследовавшие цель сорвать советизацию. Как уже указывалось выше, единого политического и военного центра эти организации не получили. Существовало несколько независимых движений — каждое со своими лидерами и политическими программами.

Наибольшее влияние получила литовская организация «Литовский фронт активистов» под руководством бывшего полковника литовской армии Казиса Шкирпы.

С началом советско-германской войны движение сопротивления в этих республиках приняло массовый характер. Уже в 6 часов дня 22 июня 1941 по всей Литве начались вооруженные выступления и акции террора[1]. В современной историографии прибалтийских стран говорится об освобождении «лесными братьями» ряда населённых пунктов. «Литовский фронт активистов»[2] в первый же день войны начал заранее подготовленное восстание и ещё до прихода германских войск взял под контроль Каунас[1] и Вильнюс. В течение всего лишь трёх дней восставшим удалось захватить власть почти на всей территории Литвы. Временное правительство, поставленное восставшими у власти, немедленно объявило о восстановлении суверенитета Литвы[1].

Германия, по приказу Гитлера, отказывалась признавать восстановление независимости Литвы и ее правительство. Поэтому отношения Литвы с Германией все портились, и 5 августа 1941 г. Литовское Правительство, под нажимом немецкой военной администрации, остановило свою деятельнось, заявив что снимает с себя всю ответственность за деяния германских властей на территории Литвы.

Общее описание

В современной историографии данное движение оценивается неоднозначно. Взгляд на проблему носит остро политизированный характер. Президент Латвии Валдис Затлерс в 2009 году назвал «лесных братьев» героями и патриотами[3]. Точного и объективного определения «лесным братьям» дать трудно хотя бы по той причине, что единого организованного движения под таким названием не существовало, а также в связи с тем, что жители вступали в эти формирования по самым различным причинам (борьба против Советской власти, уклонение от призыва в армию, сотрудничество во время войны с нацистскими оккупантами, сопротивление коллективизации). В описываемый период в Прибалтике действовало большое количество неправительственных вооружённых групп.

Если рассматривать только те вооружённые формирования, которые боролись за независимость от СССР, то можно выделить некоторые общие черты, характерные для «лесных братьев»:

  • отсутствие единого центра (исключение - Литва),
  • высокая самостоятельность (вплоть до самоизоляции) каждого отряда,
  • отсутствие чётких географических «очагов» вооружённой борьбы;
  • крайняя жестокость в борьбе с несогласными.

Как и большинство аналогичных движений, «лесные братья» сочетали методы партизанской войны c террором против тех, кого причисляли к «предателям» и коллаборационистам (особенно чётко это проявилось в 1944−1947 гг.). Так, в течение 1944−1958 гг. от рук «лесных братьев» в Литве погибло более 25 тыс. человек, из них около 23 тыс. — литовцы[4]. Для сравнения: общие потери НКВД за весь послевоенный период составили около 8 тыс. человек (из них 4 тысячи — на Западной Украине).

В январе 1946 года по всей Прибалтике действовали 419 националистических антисоветских отрядов и групп общей численностью около 65 000 человек. Наибольшее количество в Литве — 300 отрядов и групп, общей численностью около 30 000 человек. Латвии — 64 отряды и группы, общей численностью около 20 000 человек, и в Эстонии 55 отрядов и групп, численностью около 15 000 человек[5].

Участников антисоветского сопротивления можно разделить на три категории:

  1. боевики — активные участники вооружённой борьбы, непосредственно находящиеся в отряде.
  2. резерв — потенциальные боевики, не присоединившиеся к отряду; их призывали в ряды боевиков для пополнения потерь либо для проведения крупномасштабных акций.
  3. сочувствующие (самая многочисленная категория) — лица, не принимающие непосредственного участия в вооружённой борьбе, но готовые помогать «лесным братьям»: предоставлять продукты, транспорт, жильё, деньги, укрывать от властей, снабжать информацией и т. д.

Деятельность антисоветских вооружённых формирований в Прибалтике можно разделить на следующие этапы:

  • 1944—1947 гг.: этап наиболее активной вооружённой борьбы с советской властью — «открытая фаза»;
  • 1947—1952 гг.: этап активной вооружённой борьбы — «партизанская фаза»;
  • 1952—1959 гг.: этап угасания вооружённой борьбы.
  • 1960—1978 гг.: этап гибели в боях последних партизан, не сложивших оружие и продолжавших вооружённую борьбу.

Период 1944—1947

 
Знак литовских партизан
 
Главнокомандующий литовского партизанского движения Йонас Жемайтис (Витаутас)

В период немецкой оккупации среди местного населения произошёл раскол. Многие из тех, кто участвовал в борьбе с советской властью, продолжили войну на стороне Германии. Однако большинство жителей Литвы, Латвии и Эстонии не оказывали активного содействия германским властям. Это было, в том числе, связано с тем, что Гитлер объявил о своих намерениях не предоставлять прибалтийским республикам самостоятельности: они должны были стать новыми территориями Рейха.

Не добавило популярности немцам в Литве и то, что, согласно нацистской теории, литовцы (в отличие от эстонцев и латышей) являлись неполноценным, неарийским народом (им «в вину» ставилась близость с поляками). Также литовцы, в отличие от лютеран эстонцев, латышей и половины немцев, были католиками. Ответом стало массовое уклонение литовцев от службы в немецкой армии. Вместе с тем германское командование неохотно шло на создание национальных вооружённых формирований, предпочитая призывать прибалтов в немецкую армию.

После того, как Германия отказалась признать восстановленную независимость Литвы и её Временное правительство, литовские военные части (свыше 100 000 солдат и офицеров) сами распустились и отказались вступать в германскую армию (тут у литовцев было отличие от эстонцев и латышей, которые вступали и в войска СС, и в германскую армию).

 
Начальник одного из штабов литовского партизанского движения Адольфас Раманаускас (Ванагас) с СВТ-40

В 1944—1945 годах советские войска возвращают контроль над Прибалтикой. На территории Литвы, Латвии и Эстонии иногда — стихийно, иногда — организованно возникают вооружённые формирования, оказывающие сопротивление Красной Армии и властям. Наиболее сильным вооружённым формированием стала Армия Свободы Литвы (LLA), основанная в декабре 1941 года.

Период 1944—1947 гг. характерен тем, что действия литовских партизан носили в основном характер открытой вооружённой борьбы. Было даже создано офицерское училище, преподавателями которого были офицеры, преимущественно служившие ранее в коллаборационистских войсках.

Некоторые страны Запада негативно отнеслись к аннексии Советским Союзом прибалтийских стран в 1940 году, а США вообще не признали этот акт. Лидеры сопротивления ожидали, что под давлением Запада Советский Союз выведет свои войска из Прибалтики и вернёт независимость Литве, Латвии и Эстонии. В таком свете, лидерам сопротивления было выгодно вести открытую вооружённую борьбу, которая бы продемонстрировала всему миру стремление балтийских народов к независимости.

Соответственно, главной своей целью «лесные братья» ставили разрушение инфраструктуры советской власти. В частности — недопущение организации колхозов. Уничтожались партийные и советские работники, активисты и во многом просто сторонники советской власти из числа мирных жителей. Совершались теракты на транспорте и производстве. Были нападения на небольшие гарнизоны советских войск.

Но первые успехи в открытой вооружённой борьбе сыграли против самих повстанцев: при проведении масштабных операций они несли всё более и более тяжёлые потери. Ведение открытых боевых действий против противника, превосходящего их по численности и вооружению, было бесперспективным. Тем не менее, партизаны упорно придерживалось такой тактики в течение нескольких лет.

Наконец, в 1947 году НКВД и Советская Армия провели ряд успешных операций против «лесных братьев». В частности, было обнаружено расположение офицерского училища. После 1947 года ни одно из антисоветских вооружённых формирований в Прибалтике не пыталось действовать в открытую и создавать многочисленные отряды. Напротив, «лесные братья» перешли к чисто партизанской тактике.

 В 1945 году впервые в Политбюро начинает этот вопрос обсуждаться. Что вообще со всем этим делать? И это решается, как это было всегда:

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Кому откатывается решение этой проблемы?

Е. ЗУБКОВА: НКВД.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: И Лаврентию Павловичу?

Е. ЗУБКОВА: Нет, он уже работает на другой работе, он зампред Сталина по Совету Министров. Это дело его последователей. Это делается уже по линии НКВД и по линии Наркомата государственной безопасности. Идут массовые зачистки лесов от лесных братьев.

Там была разработана целая система самых разных мер, создаются оперативные группы, например, очень большой успех имели спецоперации, когда создавались фальшивые партизанские отряды, которые внедрялись к другим, разлагали их изнутри. Прежде всего шла охота за руководителями этого партизанского движения. Создавалась сеть агентуры на местах, она была очень немаленькая..[6]
 

Борьба с «лесными братьями» на данном этапе велась органами и войсками НКВД, для зачисток наиболее обширных территорий привлекалась армия. При обнаружении отряда «лесных братьев» войска старались оцепить данный район и окружить противника. Партизанам предлагалось добровольно сложить оружие перед началом операций. Также на данном этапе налаживалась агентурная работа, велась пропаганда среди местного населения с целью снижения антисоветских настроений. Выявлялись участники местного сопротивления, готовые сотрудничать с властями.

Период 1947—1950

Период 1947−1950 годов характерен тем, что «лесные братья» тогда действовали куда более пассивно, чем в 1944−1946 годах, и в основном в составе небольших боевых подразделений. Так, типичный взвод литовских партизан состоял из 5−10 человек. Большинство налетов совершалось группами по 2−3 человека. От нападений на части войск МГБ и охраняемые объекты пришлось отказаться, зато увеличилась активность по уничтожению лиц, помогающих советской власти. Фактически террор был направлен на всех, кто её представлял. В «расстрельные списки» вносились милиционеры, советские, партийные, отчасти также хозяйственные работники.

Действия партизан мелкими группами и разветвлённая сеть их «схронов» делали борьбу органов МГБ с «лесными братьями» чрезвычайно сложной. В случае прямого столкновения у роты или взвода литовских партизан шансов почти не было, однако обнаружить мелкое «бандитское» подразделение было весьма сложно. После очередного нападения небольшая группа партизан обычно еще до прибытия подразделений МГБ отходила к месту своей дислокации, и даже в случае неудачи гибель нескольких или свыше десятка бойцов мало сказывалась на общей обстановке в регионе.

Весомый удар по вооруженному подполью в Литве был нанесен в 1949 году, когда посредством особенно массовой депортации из Литвы так называемых «кулаков» фактически была выбита социальная основа из-под партизанского движения.

После 1949 года литовское партизанское движение идёт на спад.[7]

В 1949 году ЦРУ совместно с британской и шведской разведкой начинает операцию REDSOX — организованную засылку не менее 85 шпионов в западные районы СССР с целью помощи антисоветскому подполью и сбора шпионской информации. Из засланных шпионов в США вернулись трое, причём одного из них американцы держали под подозрением как двойного агента. Остальные были перевербованы, раскрыты или погибли. В распоряжение США в результате успешной работы КГБ Латвийской ССР и других прибалтийских республик попало большое количество недостоверной и сфальсифицированной информации, которую ЦРУ так и не смогло разоблачить[8]. Операция была прекращена в 1954 году.

Некоторое снижение поддержки литовских партизан в обществе, наметившееся к началу 1950-х, шло рука об руку с ростом «разъяснительной работы» среди мирного населения со стороны МГБ. К 1950 году МГБ Литовской ССР кнутом и пряником создало разветвлённую сеть платных и сочувствующих советской власти осведомителей. В голодной и разорённой войной и террором деревне многие начинали добровольно сотрудничать с МГБ. Такая тактика внедрения в питательную среду партизанского движения не могла не дать результатов.

Около 1950 года, после нескольких операций по массовому выселению из Литвы ряда категорий граждан (см. операция «Весна»), организованное движение литовских «лесных братьев» заметно ослабло. В лесах остались только мелкие группы вооруженных партизан.

Период 1950—1957

В этот период, после массовых депортаций практически всего «социально чуждого» и «националистически настроенного» местного населения, советские спец. службы перешли к новой стратегии «борьбы с бандитизмом». «Работа по ликвидации остатков вооруженного националистического подполья» в это время велась в основном местными органами МГБ−КГБ и внутренних дел (после 1952 г. — уже без участия войск МГБ−частей внутренней охраны МГБ), используя предельно широкую сеть информаторов и агентов, завербованных зачастую из родственников партизан или самих захваченных в плен партизан. «Лесных братьев» старались изолировать от населённых пунктов и коммуникаций, велась «разъяснительная работа» с местным населением.

С восстановлением разрушенной войной хозяйственной инфраструктуры и прекращением обозначенных выше депортаций, а также после проведения в 1948−1950 гг. кампании по насильственной коллективизации сельского хозяйства трех республик, «лесные братья» начали терять поддержку среди местного населения.

Отчасти это было вызвано необоснованной жестокостью, которую часть «зеленых» проявляла к тем, кто пошёл на сотрудничество с советской властью. Испытывая дефицит во всех видах снабжения, «лесные братья» грабили магазины, колхозные склады, почтовые отделения. Литовские партизаны порой казнили не только бойцов «отрядов защиты народа», членов так называемого «совпартактива», секретных сотрудников органов МГБ−КГБ, милиционеров, коммунистов, комсомольцев, председателей колхозов, русских новосёлов и просоветски настроенных учителей, но и членов их семей. Известно о смерти более 1000 детей, вызванной как расстрелами, так и поджогами домов вместе с их обитателями[9].

В 1952 г. командир партизан Области Южной Литвы Адольфас Раманаускас-Ванагас издал приказ о прекращении активных вооружённых операций как основного вида борьбы и переходе к невооружённой подпольной деятельности. Амнистия 1955 г. стала, по сути, последней точкой в литовском антисоветском вооружённом сопротивлении. Однако, немногочисленные группы литовских партизан в некоторых местах продержались до 1958—1959 гг., а несколько последних вооружённых партизан продолжали скрываться до середины и конца 1960-х годов.

По свидетельству генерала КГБ Филиппа Бобкова, в 1954 году «в последний раз в ходе оперативной игры к берегам Литвы пристал быстроходный катер, направленный английской разведкой с грузом для отрядов так называемых «лесных братьев». Оружие, деньги, снаряжение оказались в руках оперативных работников»[10].

В Литовской ССР последним антисоветским партизаном («бандитом») считался бывший боец отряда «Лютас» округа «Витаутас» Антанас Крауялис, погибший во время чекистской облавы в марте 1965 года в Северо-Восточной Литве.

После 1957 года любые упоминания о «лесных братьях» в советской публичной документации на некоторое время были запрещены.

Лесные братья по странам

Литва (1941—1955)

Литва была самым активным регионом, где оперировало антисоветское движение сопротивления. Уже в декабре 1941 г. была сформирована подпольная Литовская освободительная армия (Lietuvos laisvės armija) под командованием бывшего курсанта военного училища Казиса Веверскиса (Kazys Veverskis), которая поставила своей задачей укрепление своей организации и накопление сил для борьбы за государственную независимость Литвы.

Главным врагом считался СССР. Германия же рассматривалась как сторона, с которой возможно договариваться и идти на компромиссы. В течение 1942 – 1944 гг. отряды Литовской освободительной армии практически не вступали в вооруженное противодействие с вермахтом, а основными их противниками были советские партизаны и польская Армия Крайова.

С весны 1944 г. в связи с приближением Красной армии к границам Литвы руководство Литовской освободительной армии пошло на соглашение с руководством вермахта и СС в плане помощи последних в подготовке солдат и офицеров Армии к ведению диверсионной и партизанской войны. В диверсионные школы германской разведки в Восточной Пруссии было направлено свыше 300 человек.

Летом 1944 г. Литовская освободительная армия (20 000 человек) приняла участие в боях против Красной армии. С августа 1944 г. в Литве специально для борьбы с литовским партизанским движением была расквартирована 4-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД под командованием генерал-майора Павла Михайловича Ветрова. К ней присоединились 94-й, 95-й, 97-й и 23-й пограничные полки.

К осени 1944 г. из Восточной Пруссии в Литву были заброшены 20 боевых групп с общей численностью 150 человек. Они должны были стать основой для формирования более крупных боевых отрядов Литовской освободительной армии.

К 22 октября Красная армия полностью захватила территорию Литовской ССР, и Литовская освободительная армия полностью перешла к партизанским формам ведения боевых действий. Основными противниками были определены: Красная армия, НКВД, местная советская администрация, активисты-общественники и «сочувствующие».

За лето – осень 1944 г. к бойцам Литовской освободительной армии присоединились бывшие полицейские из литовских батальонов Schutzmannschaft, бывшие служащие-литовцы органов германской оккупационной власти и литовского самоуправления, а также антисоветски и националистически настроенные представители различных социальных слоев Литвы, но прежде всего крестьянства. Все партизанские группы данного направления получили название «лесных братьев» (miško broliai). Сами себя литовские антисоветские партизаны называли «ястребами» (vanagai). Большинство бойцов носили форму литовской армии, сочетая ее с элементами формы вермахта, СС или гражданской одеждой. Вооружены они были германскими и советскими образцами стрелкового оружия, иногда применяя легкую артиллерию и минометы.

Официально в историографии Литвы и западных стран деятели движения литовских «лесных братьев» значатся как «Литовские партизаны (англ.)» (лит. Lietuvos partizanai). По архивным данным, всего в литовском партизанском сопротивлении советскому строю за годы послевоенной партизанской войны в 1944—1969 г. в Литве участвовало около 100 тыс. человек.

Осенью 1944 г. «лесные братья» насчитывали 12 000 человек. С декабря 1944 г. в Литве действия «лесных братьев» активизировались – были предприняты атаки на гарнизоны, колонны военной техники, произведены подрывы военных эшелонов и так далее. Всего 631 акция. В том же месяце для борьбы с литовским партизанским движением был сформирован руководящий главный штаб во главе с начальником Внутренних войск НКВД Прибалтийского военного округа генерал-майором Андреем Сидоровичем Головко, который координировал деятельность по этим вопросам с командованием соединений и частей Советской Армии, дислоцировавшихся на территории Литвы.

«Лесных братьев» активно поддержало католическое духовенство Литвы. В ряде мест оно становилось непосредственным организатором сопротивления. Во всех партизанских отрядах находились капелланы. Штаб координировал деятельность с командованием тыловых соединений и частей Красной Армии, дислоцировавшихся в республике. Вся территория Литовской ССР была разделена на девять оперативных секторов. В целях организации и проведения совместных операций и контроля за служебно-боевой деятельностью войск были назначены старшие войсковые начальники. Непосредственными начальниками оперативных секторов являлись офицеры госбезопасности и НКВД. Главную нагрузку в ходе проведения операций против повстанцев несли Внутренние войска НКВД СССР. Части Красной Армии выполняли, как правило, вспомогательные функции, в основном привлекаясь для блокирования районов боевых действий. Советское командование разработало тактику «Каменный казак» («Tartar-Cossak»). На практике это означало проведение контрпартизанских операций на территории всей республики. В Литву для проведения контрпартизанских операций дополнительно прибыли 113-й, 115-й и 116-й пограничные полки.

28 декабря 1944 г. был убит командующий Литовской освободительной армией Казис Веверскис. Его пост занял лейтенант Адольфас Ейдимтас-Жибартас (Adolfas Eidimtas-Žybartas).

Согласно донесению от 5 января 1945 года на имя Берии, на территории Литвы было арестовано около 12,5 тыс. человек, убито более 2,5 тыс.[11]

К февралю 1945 г. в боях с частями Красной Армии и НКВД погибло 4045 «лесных братьев». В борьбе с ними советские войска потеряли убитыми 151 человек.

На апрель 1945 г. в составе антисоветских литовских партизан действовало около 30 000 активных бойцов. 4 апреля 1945 г. был арестован командующий Литовской освободительной армией Адольфас Ейдимтас-Жибартас (расстрелян 18 февраля 1946 г.).

В мае 1945 г. в Литву для борьбы с «лесными братьями» были направлены 13-й, 86-й и 132-й стрелковые полки НКВД, а также 31-й, 33-й и 216-й полки НКВД по охране тыла. В июне 1945 г. подключились 12-й и 13-й пограничные полки.

За 1-й год боевых действий (1944 – 1945 гг.) между войсками НКВД и «лесными братьями» крупные формирования последних были истреблены (убито до 10 000 человек) или рассеяны. Последующие этапы этой войны велись мелкими партизанскими группами и были отмечены исключительно более или менее удачными диверсионными актами – подрывами, обстрелами, атаками на патрули, расправами над отдельными сторонниками Советской власти и партийно-административными работниками.

В 1944—1946 годах войска РККА, НКВД и МГБ, органы советской госбезопасности ликвидировали основные силы Армии Свободы Литвы, несколько крупных штабов, десятки окружных и уездных командований и отдельных формирований. Для этого временами проводились крупномасштабные войсковые операции с привлечением танков и авиации.

16 мая 1945 года в Кальнишкском лесу Алитусского уезда Симнасской волости войска НКВД, при содействии со стороны истребителей из Симнаса окружили отряд численностью около 90 «лесных братьев», которыми командовал Й. Нефалта-Лакунас. В ходе боя была уничтожена примерно половина отряда «лесных братьев», оставшиеся смогли прорваться из окружения только после наступления темноты.

Проиграв в активной войне и не дождавшись помощи от Запада, литовские партизаны перешли к партизанским методам.

2-22 февраля 1949 г. командиры всех партизанских округов Литвы на своем съезде обсудили политическое и военное положение в Литве и за рубежом, и 22 февраля приняли решение переименовать свою военную организацию в «Саюдис» — Союз борцов за освобождение Литвы (или Движение борьбы за свободу Литвы, лит. Lietuvos laisvės kovos sąjūdis, LLKS)), а партизан официально назвали воинами свободы, всем были присвоены партизанские воинские звания воинов свободы.

На этом партизанском съезде высшего командования воинов свободы также была принята очень важная для будущего Литовского государства политическая Декларация Движения борьбы за свободу Литвы (12 января 1999 г. Литовский Сейм подтвердил эту Декларацию как основополагающий государственный документ Литвы), а командующему литовской партизанской армией Йонасу Жямайтису-Витаутасу присвоено воинское звание партизанского генерала воинов свободы (до этого в 1944 г. он получил звание полковника «местной обороны» и среди повстанцев был известен как опытнейший командир).

Более подробно см.:

  • Организационная структура Движения борьбы за свободу Литвы (ДБСЛ)[12]
  • Партизанские округи Движения борьбы за свободу Литвы[13]

Фактический конец массовому литовскому вооруженному сопротивлению положила амнистия 1955 года, но отдельные вооружённые партизаны, которым возвращение домой грозило трибуналом, продержались вплоть до конца 1960-х г. В 1969 г. погиб в бою со спецгруппой КГБ известный литовский партизан Костас Люберскис-Жвайнис (1913—1969). Ещё один партизан Стасис Гуйга — «Тарзанас» (боец отряда Григониса-Пабяржиса, дружины Тигра, округа Витаутаса), — умер от болезни в 1986 году, неподалеку от деревни Чинчикай Швенченского района. Всего в партизанском подполье он пробыл 33 года, с 1952 года[14][15].

По советским данным, «лесные братья» в Литве уничтожили более 25 тыс. человек[16]. В основном это были литовцы, которых убили за сотрудничество (реальное или мнимое) с советской властью вместе с семьями, близкими, порой с малолетними детьми (не менее тысячи человек возрастом до 17 лет). По словам Миндаугаса Поцюса, «Если коммунисты партизан демонизировали, то сегодня они, можно сказать, ангелизируются».

В конце 2011 года общественности Литвы была представлена «Книга памяти жертв партизанского террора» (Partizanų teroro aukų atminimo knyga). В ней — далеко не полный перечень мирных жителей страны, истреблённых «участниками освободительной борьбы», «лесными братьями», «партизанами» в 1944—1953 гг. — всего примерно 25 тыс. фамилий, включая одну тысячу детей и 50 младенцев[9][17].

Латвия (1944—1956)

Первые группировки национальных партизан появились на востоке Латвии — в Пыталовском районе (ныне в составе Псковской области России) — и состояли из русских жителей[18]. Чтобы избежать призыва в наступающую советскую армию, в леса отправлялись парни и из других районов Латвии.

В июле – октябре 1944 г. Красная армия заняла большую часть (за исключением Курляндии) территории Латвии. В лесах начали скрываться жители республики, выступившие на стороне германских оккупационных властей: полицейские, чиновники администрации, солдаты и офицеры латышских формирований СС. В это же время германская военная разведка из отступивших в Курляндию, Восточную Пруссию и Померанию латышских военнослужащих вермахта и СС начали готовить агентов, предназначенных для ведения диверсионной и партизанской войны на территории Латвии[19].

8 сентября 1944 года на заседании Латвийского Центрального Совета в Риге приняли «Декларацию о восстановлении независимой Латвийской республики». Был восстановлен демократический строй, существовавший в Латвии до авторитарного переворота Улманиса, и Латвийский Центральный Совет стал временным правителем Латвийского государства. С продвижением советских войск развернулась деятельность в Курземе. Генерал Курелис возглавил военную комиссию ЛЦС и установил радиосвязь с Швецией. Он имел в подчинении 3000 воинов, часть которых тоже ушла в лес. Но самое большое пополнение движению составили бывшие воины Латышского легиона СС, которые продолжали сражаться и после капитуляции немцев в Курляндии[20]. Общая численность партизан насчитывала до 40 000, ещё 80 тысяч человек и активистов активно помогали партизанам провиантом и убежищем[21][22][23]. До 1947 года центральное командование латышского сопротивления держало штаб-квартиру на улице Матиса в Риге и издавало печатные издания[24]. Латышские партизаны уничтожили от 1,5 тысяч (по советским источникам[20]) до 3 тысяч (по латышским источникам[21]) приспешников и чиновников советской власти.

Последним лесным братом считается Янис Пинупс, который вышел из подполья только после вывода российских войск в 1995 году[25][26], но Пинулс не принимал участия в боевых действиях на стороне повстанцев, а скрывался от советского правосудия по причине дезертирства в 1944 году.[27] По советским данным: в период с 1944 по 1952 годы в Латвии лесным братьями убиты 1562 представителя советско-партийного и комсомольского актива, 50 военнослужащих Советской Армии, 64 сотрудника МВД и МГБ, 386 бойцов истребительных батальонов, а также члены их семей.

Эстония (1944—1953)

«Песня лесных братьев» (отрывок)
Seal metsaserval väikses majas,
kus elasid mu vanemad,
seal metsaserval väikses majas
on pesa teinud punased.

Ai-tshih-ai-tshah-ai-tshah ai velled
me metsavennad oleme,
ai-tshih-ai-tshah-ai-tshah ai velled
me metsavennad eestlased.

Ning meil ei ole senti raha,
me peame metsas elama
ja me ei saa, ei või, ei taha,
ei taha tiblat teenida.[28]

Краткое содержание: «Там, в доме на опушке, где жили мои родители, там теперь свили гнездо красные. Мы лесные братья, мы братья-эстонцы, у нас нет ни сента денег и мы должны жить в лесу, чтобы не служить тиблам

К 25 ноября 1944 г. территория Эстонии была полностью взята Красной армией. С осени 1944 г. на нелегальное положение перешли тысячи эстонских солдат и офицеров вермахта, полицейских и пограничных батальонов, ополченцев отрядов «Самооборона» (Omakaitse), а также 20-й гренадерской дивизии войск СС. Вместе с ними скрывались бывшие служащие оккупационной администрации и лица, уклоняющиеся от призыва в Красную армию. Вооружены они были в основном германскими образцами стрелкового оружия. Их обмундирование сочетало элементы форм эстонской армии, вермахта, войск СС и гражданской одежды.

Постепенно сложилось антисоветское партизанское движение («лесные братья» – «metsavennad»). Однако до весны 1945 г. «лесные братья» не предпринимали сколько-нибудь заметных акций. Отряды эстонских «лесных братьев» по своей численности представляли группы по 5 – 10 человек, с которыми были связаны по несколько десятков «пособников» из числа местного населения.

Тем не менее советское командование и правительство Эстонской ССР сосредоточили для борьбы с антисоветским подпольем значительные силы. На Эстонию распространяла свои действия 5-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД под командованием генерал-майора Петра Алексеевича Леонтьева, расквартированная в Латвии. Также были сформированы эстонские истребительные батальоны (5300 человек).

С марта 1945 г. «лесные братья» начали предпринимать налеты на волостные исполкомы, сельские кооперативные лавки, а также на места временного содержания с целью освобождения арестованных. Участились убийства членов советско-партийного актива, сельских уполномоченных, бойцов эстонских истребительных батальонов, милиционеров и других лиц, оказывающих помощь органам Советской власти. «Лесные братья» обстреливали военные автоколонны и совершали нападения на воинские патрули. До сентября 1945 г. органы НКВД зафиксировали 155 подобных террористических акций.

В мае 1945 г., получив ходатайство председателя СНК Эстонской ССР Арнольда Веймера (Arnold Veimer) о выселении семей «изменников Родины, участников бандформирований, предателей и другого враждебного элемента», органы НКВД выслали из Таллинна на спецпоселение в восточные регионы СССР 400 человек.

По оперативным данным НКВД в 1945 г. в Эстонии присутствовало 50 отрядов «лесных братьев». В то же время войсками НКВД и эстонскими истребительными батальонами были уничтожены 17 отрядов, убито 432 эстонских повстанца, взято в плен 584 человека и арестовано 449 пособников. При этом погибло 56 милиционеров, солдат и офицеров войск НКВД, 86 бойцов истребительных отрядов и 141 член советско-партийного актива[29].

В целом, эстонское антисоветское движение было самым слабым среди прибалтийских республик. В начале 1946 года оно достигло максимальной численности в 14 000 — 15 000 активных участников и около 3000 помогающих партизанам мирных жителей. В 1945—1953 гг. эстонским партизанам удалось уничтожить 1000 и ранить 878 советских военнослужащих, сотрудников МГБ и партийных активистов. И до того малочисленное движение пошло на спад в 1953 году, однако последний партизан Аугуст Саббе погиб в стычке с сотрудником КГБ и инспектором милиции только 27 сентября 1978 года[30][31]. По советским данным в Эстонии в период с 1946 по 1956 годы «лесными братьями» был убит 891 человек, в том числе 447 активистов советских и партийных органов, крестьян, получивших землю в результате проведённой советской властью земельной реформы, а также членов их семей, 295 бойцов истребительных батальонов, 52 сотрудника правоохранительных органов и 47 военнослужащих.

Арнольд Мери, бывший в те годы 1-м секретарём ЦК ЛКСМ ЭССР утверждает[32]:

 Они не вели борьбу с так называемыми оккупационными войсками. Были случаи, когда забрасывали очередную группу из-за границы, они натыкались на пограничников, и происходил бой между пограничниками и лесными братьями. Вот это единственный случай, когда они воевали против Советских Вооружённых Сил. Они воевали против советского актива. В период с 1945 по 1949 год, когда я был первым секретарём ЦК комсомола Эстонии, я встречал свыше пятнадцати случаев, когда эти лесные братья убивали пионеров при сборе ягод в лесах только за то, что у них были красные галстуки. 

Новые западные районы Псковской области РСФСР

В 1944—1945 годах в состав РСФСР были переданы часть территории Эстонской ССР (Печорский район) и Латвийской ССР (Качановский и Пыталовский районы). Антисоветское движение в новых западных районах Псковской области во второй половине 1940-х годов имело следующие особенности[33]:

  • В составе были мужчины в возрасте от 18 до 50 лет, причем среди них было много молодых людей;
  • Участвовали женщины — родственницы «активных бандитов» (сестры, жены, дочери). Они были не только «бандпособницами», но и исполнительницами вооружённых акций;
  • Принадлежность к «лесным братьям» строилась по родственному признаку;
  • Многие очаги сопротивления образовывались после того, как человек, возвращался из Германии (или дезертировавший) в родную деревню или на хутор, откуда уходил в лес и «склонял к активной вооруженной борьбе и грабежам» своих родственников и знакомых;
  • Некоторые формирования были оставлены немцами или перешли из соседних Латвии и Эстонии;
  • Наличие значительного числа «бандпособников» из числа местного населения, которые помогали вооруженным бандам, снабжали их членов и главарей информацией о передвижениях сотрудников советских правоохранительных органов, размещении войсковых соединений, деятельности местных жителей и активистов и о подвозе продуктов в советские магазины.

В мае — июне 1950 года была проведена депортация «лесных братьев» и членов их семей из этих районов в Красноярский край. Всего было депортировано около 1,5 тысяч человек.

Лесные братья в современной Прибалтике

 
Литовские ветераны (партизаны—воины свободы) на встрече у мемориала в Синимяэ в 2009 году

В результате распада СССР прибалтийские республики получили независимость. Их власти рассматривают «лесных братьев» как борцов за свободу. В Литве были приняты законы «О правовом статусе лиц, пострадавших в результате оккупаций 1939—1990 гг.» от 30 июня 1997 года, «О признании правового статуса участников сопротивления оккупациям 1940—1990 гг. и приравнивании воинских званий и наград воинов-добровольцев» от 3 июля 1997 года, «О государственной помощи участникам вооруженного сопротивления (резистенции)» от 25 ноября 1997 года, «О восстановлении прав лиц, репрессированных за сопротивление оккупационным режимам» от 12 марта 1998 года, «Об оказываемой государством поддержке семьям погибших участников сопротивления оккупациям 1940—1990 годов» от 6 мая 1998 года[34]. На 2007 год в Литве официальный статус лиц, «пострадавших в результате оккупаций 1939—1990 гг.» предоставили 78 497 человек, «воинов-добровольцев» — 11 688 человек и «борцов за свободу» — 4189 человек[34].

Кроме того, суды Балтийских стран осудили в уголовном порядке нескольких работников советских спецслужб, причастных к ликвидации «лесных братьев». Например, в мае 2010 года литовский суд приговорил к 7 годам лишения свободы М. Булатова за убийство в начале 1950-х годов[34].

В культуре

В документалистике

  • д/ф «Мы жили в Эстонии» — 1996, MONOfilm, реж. Андрес Соот.
  • д/ф «Война после войны» — 2002, Эстония, реж. Петер Симм.
  • д/ф «Литва против СССР» — 2004, Канал Россия, реж. Лилия Вьюгина.
  • д/ф «Несломленые» — 2004, Латвия, реж. Райтс Валтерс.
  • д/ф «Лесные братья» — 2004, Эстония, реж. Пекка Лехто.
  • д/ф «Один на один» — 2004, Daumanto studija, Литва, реж. Йонас Вайткус.
  • д/ф «Горячая холодная война — группа Хаука» — 2004, Ruut Pictures, реж. Рене Вилбре.
  • д/ф «Косуля» — 2005, Литва, реж. Йозас Саболиус.
  • д/ф «Позывной — Одиночка» — 2014, Латвия, реж. Нормунд Пуч.
  • д/ф «Лесные братья — партизаны бункера Иле» — 2014, Германия, реж. Петр Гримм.
  • д/ф «Сестры леса» — 2016, Латвия.
  • д/ф «Forest Brothers — Fight for the Baltics» — 2017, Латвия, Литва.

В художественном кино

В театре

  • «Заложник» — моноспектакль, реж. Александра Кругляк, по повести Феликса Розинера «Лиловый дым».
  • «Межайнис» (Лесовой) — реж. Янис Балодис и Валтерс Силис, о жизни последнего лесного брата.

Примечания

  1. 1 2 3 Банников И. Н. «Лесные братья» или неизвестная война // Баллада пепла : [Сборник] / Ред.-сост., авт. вступ. ст. А. Л. Казаков. — Челябинск: О-во любителей рос. словесности, 1996. — 655 с. — ISBN 5-7135-0071-3.
  2. Гуськов A. M. Гл. 7. Вехи послевоенных лет // Под грифом правды. Исповедь военного контрразведчика. Люди. Факты. Спецоперации. — М.: Русь, 2004.
  3. Президент Латвии назвал героями латышских партизан, воевавших против советской власти. Корреспондент.net (28 августа 2009). Дата обращения 17 июля 2017.
  4. Вчера это было секретом. Документы о литовских событиях 40—50-х гг. // Известия ЦК КПСС. — 1990. — № 10. — С. 139.
  5. Сергей Простаков. Численность «лесных братьев» в Литве составляла 90 тысяч. Русская планета (26 сентября 2013). Дата обращения 17 июля 2017.
  6. Болтянская Нателла. Беседа с Еленой Зубковой, д.и.н., проф. РГГУ, ведущ.н.с. института Российской истории РАН // Эфир программы «Именем Сталина»: «Кремль и Прибалтика» на радиостанции «Эхо Москвы» — 27.09.2008.
  7. Владимир Тольц. Советские разведывательные данные о положении на оккупированных немцами территориях. «Документы прошлого». Радио Свобода (19 марта 2005). — Беседа с Еленой Зубковой, д. и. н., проф. РГГУ, ведущ. н. с. института Российской истории РАН. Дата обращения 17 июля 2017.
  8. Александр Краснитский. Тайные архивы ЦРУ. Латвийские «лесные братья». Помощь Запада. rus.lsm.lv (2 августа 2017). Дата обращения 18 февраля 2019.
  9. 1 2 Любартас Владас. О «героях-партизанах» и «собачьей своре». www.baltija.eu (17 декабря 2011). Дата обращения 17 июля 2017.
  10. Бобков Ф. Д. Как боролся с террором КГБ СССР // «Российский „КТО есть КТО“» : Журнал. — 2005. — № 1.
  11. Потери населения Литвы за период оккупаций. Центр исследования геноцида и резистенции жителей Литвы. Дата обращения 17 июля 2017.
  12. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок gen2 не указан текст
  13. Партизанские округи Движения борьбы за свободу Литвы. Центр исследования геноцида и резистенции жителей Литвы. Дата обращения 17 июля 2017.
  14. Последние партизаны Литвы. «ПеRеводика» (8 августа 2010). Дата обращения 17 июля 2017.
  15. Ričardas Čekutis, Dalius Žygelis. Laisvės kryžkelės. Paskutiniai Lietuvos partizanai (лит.). Bernardinai.lt (19 ноября 2007). Дата обращения 17 июля 2017.
  16. Антисоветская партизанская война в Литве в 1944 – 1945 гг.
  17. Повилас Масюлёнис. Жертвы «Лесных братьев», вершивших совсем не братские дела // Книга памяти жертв партизанского террора = Partizanų teroro aukų atminimo knyga. — Vilnius: Politika, 2011. — 610 с. — ISBN 978-9986-478-29-4.
  18. Гюнтер Конев «Вторая война за Пыталово» — Вести Сегодня 12.06.2013.
  19. Антисоветская партизанская война в Латвии в 1944 – 1945 гг.
  20. 1 2 Plakans, Andrejs. The Latvians: A Short History. — Stanford: Hoover Institution Press, 1995. — P. 155.
  21. 1 2 Laar, 2005, p. 24.
  22. Nacionālie partizāni(lv)
  23. Heinrihs Strods. Karš pēc kara (латыш.). lpra.vip.lv (31 января 2004). Дата обращения 11 мая 2018.
  24. Astoņpadsmitais novembris (латыш.). Latvijas nacionālo partizānu štābs, Nr.1, Nr.2, Nr.3 (1944). Дата обращения 11 мая 2018.
  25. Pēdējo mežabrāļu atgriešanās(lv)
  26. Jānis Pīnups: a Latvian Soldier for Whom the Second World War Finished in 1995
  27. https://www.kommersant.ru/doc/109298
  28. Текст песни по-эстонски приводится согласно данным all-lyrics.de Архивная копия от 17 марта 2009 на Wayback Machine (эст.)
  29. Антисоветская партизанская война в Эстонии в 1944 – 1945 гг.
  30. Андрей Бабин. История «лесного брата» завершилась. Postimees (4 октября 2006). Дата обращения 17 июля 2017.
  31. Андрей Бабин. Сложный пласт истории Эстонии. ИноСМИ.ru (26 сентября 2008). Дата обращения 17 июля 2017.
  32. Вершинин И. Мери Арнольд Константинович. Я помню (18 июля 2006). — Интервью с Арнольдом Константиновичем Мери. Дата обращения 17 июля 2017.
  33. Седунов А. В. «Выселить навечно» (депортация населения из западных районов Псковской области в 1950 г.) // Псков. Научно-практический, историко-краеведческий журнал. — 2009. — № 31. — С. 212—213.
  34. 1 2 3 Рецепт исторической рефлексии по-прибалтийски

Литература

  • Astoņpadsmitais novembris (латыш.). Latvijas nacionālo partizānu štābs, Nr.1, Nr.2, Nr.3 (1944). Дата обращения 17 июля 2017.
  • «Liesma» — Dzimtenes sili, 1948.
  • Ėfraim Sevela «Викинг» — Black Sea Book Store, New York 1982.
  • Feliks Roziner «Лиловый дым» — Boston 1987.
  • Известия ЦК КПСС — Москва 1990. № 8. с. 166−177; № 10. с. 129−139; № 11. с. 112−123
  • Aleksandrs Kalvāns «Uz ežiņas galvu liku … traģiskas partizānu cīņas Latvijas mežos pēckara gados». — Rota, Rīga 1993.
  • Tiit Noormets «Metsavennad Suvesõjas 1941» — Riigiarhiiv, Tallinn 2003. (Eesti relvastatud vastupanuliikumine omakaitse dokumentides) ISBN 9985945182
  • Henrihs Strods «Latvijas nacionālo partizānu karš III». — LV Fonds, Rīga 2003. (dokumenti, apcerējumi un atmiņas 1944—1956) ISBN 9984643557
  • Mart Laar. Unustatud sõda. — Tallinn: Grenader, 2005. — (Relvastatud vastupanuliikumine Eestis 1944-1956).
  • «Nacionālā pretošanās komunistiskajiem režīmiem Austrumeiropā pēc Otrā Pasaules kara». — Latvijas vēstures institūta apgāds, Rīga 2006. (Latvijas vēsturnieku komisijas raksti, 17. sējums) ISBN 998460134X
  • Александр Дюков Решидеович «Миф о геноциде» — Москва 2007. (Репрессии советских властей в Эстонии (1940—1953)) с. 66−69, 74−77, 86−88, 96−99, 106−108, 140. ISBN 5903588050
  • Елена Зубкова Юревна «Прибалтика и Кремль, 1940−1953» — РОССПЭН, Москва 2008. (История сталинизма) с. 351. ISBN 5824309094
  • Mindaugas Pocius «Kita Mėnulio pusė» — Lietuvos Istorijos Institutas, Vilnius 2009. (Lietuvos partizanų kova su kolaboravimu 1944—1953 metais) ISBN 9955847158
  • Martin S Kull «Elmar Ilp — veri mu kätel» — Eesti Ajalookirjastus, Tartu 2011. ISBN 9949914604

Ссылки