Марков, Алексей Тарасович

Алексе́й Тара́сович Ма́рков (1802—1878) — русский исторический живописец, академик, заслуженный профессор живописи Императорской Академии художеств.

Алексей Тарасович Марков
Алекѣй Тарасовичъ Марковъ
Портрет профессора живописи А. Т. Маркова работы К. А. Горбунова
Портрет профессора живописи А. Т. Маркова работы К. А. Горбунова
Дата рождения 12 (24) марта 1802(1802-03-24)
Место рождения
Дата смерти 28 февраля (12 марта) 1878(1878-03-12) (75 лет)
Место смерти
Подданство  Российская империя
Жанр религиозная, историческая живопись
Учёба
Стиль академизм
Награды

медали Императорской Академии художеств:

  • малая и большая серебряные медали
  • малая золотая медаль за картину «Приам испрашивает у Ахиллеса труп Гектора»
  • (1830) большая золотая медаль за картину «Сократ перед кончиною беседует с учениками о бессмертии души»
Звания академик ИАХ (1836),
заслуженный профессор (1865)
Премии пенсия ИАХ (1830)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Биография

Сын часового мастера, бывшего воспитанника Императорской Академии художеств. Учился в Императорской Академии художеств (1813—1824)[1] и развился в ней под руководством Андрея Иванова, Алексея Егорова и Василия Шебуева.

Получив в 1824 году, за свои успехи в рисовании и живописи, две серебряные медали, малую и большую, в том же году окончил академический курс получив аттестат 1-й степени со шпагой и малой золотой медалью, присужденною ему за исполненную по программе картину: «Приам испрашивает у Ахиллеса труп Гектора» и оставлен при Академии (1825), в качестве пенсионера, для дальнейшего своего усовершенствования.

Затем, в 1830 году, за картину: «Сократ перед своей кончиной беседует с учениками о бессмертии души», он был удостоен большой золотой медали и отправлен на казенный счет за границу в качестве пенсионера Академии художеств.

В Дрездене скопировал Сикстинскую Мадонну Рафаэля, в Риме исполнил копию с фрески того же художника: «Пожар в Борго» и написал картину собственной композиции: «Фортуна и Нищий», доставившую ему в 1836 году звание академика, и оконченный эскиз: «Христианские мученики в Колизее».

За упомянутый эскиз, в 1842 году, Академия признала Маркова профессором 2 степени. В 1852 году он был повышен в профессоры 1 степени, а с 1865 года имел звание заслуженного профессора[2].

Не обладая особенно сильным талантом, но будучи прекрасным рисовальщиком и человеком добросовестным и усердным, Марков принес пользу русскому искусству преимущественно своей преподавательской деятельностью; он отличался особым вниманием к молодым художникам, вследствие чего в ученики к нему они записывались в большем числе, чем к другим профессорам.

Из произведений Маркова должно указать, сверх вышепоименованных, на огромную картину: «Иосиф, в Египте, встречает своих братьев», в аттике Исаакиевского собора, два плафона в том же храме, образа иконостаса в Благовещенской церкви конно-гвардейского полка, живопись на парусах купола Введенской церкви семеновского полка и колоссальный плафон главного купола в московском храме Христа, изображающий Триипостасного Бога — одно из замечательнейших созданий русской живописи, в котором, однако, Маркову принадлежит только композиция, а её обработка и письмо — Ивану Макарову, Ивану Крамскому, Николай Кошелеву и Богдану Венигу[3]

Отзывы современников о творчестве художника

  Был также профессором Алексей Тарасович Марков. Это - адамова голова со стоящей в разнотык щетиной. К. П. Брюллов окрестил его в Колизей Фортуныча, нищего профессора в долг. Это потому, что он только и сотворил в жизни картину «Фортуна и нищий» и написал за все восемь лет римского жития эскиз «Колизей, или первые мученики христианства», пообещав написать картину. Двадцать пять лет белый холст стоял в его мастерской, и картину никто не увидел. Но, оставя эти насмешки в сторону, всякий из нас отдаст ему справедливость, что это был лучший профессор и преподаватель, а потому учеников у него было более всех.  
Алексей Боголюбов «Записки моряка—художника»[4]
  В особенности Тон покровительствовал бездарному А. Т. Маркову, прозванному художниками «Колизей Тарасовичем», за то, что по возвращении из-за границы он представил эскиз «Христианские мученики в Колизее», да так и остановился на эскизе и ничего никогда не произвёл, кроме невозможного образа Николая Чудотворца в Академической церкви. Ему-то Тон предоставил написать купол Храма Спаса. 110 тыс. руб. назначено было за работы Маркову, цена громадная, особенно потому, что при таланте Маркова нельзя было ручаться за хорошее исполнение. Эскиз был написан совершенно бездарно. Несмотря на это, когда подготовка и штукатурка были готовы, Марков очень важно заговорил о начатии работ, о необходимости найти помощников, чтоб делать картоны и писать плафон. Он отправился в Москву и вскоре узнали, что живописные работы взял на себя известный портретист Макаров, а картоны стал рисовать Крамской, ученик Академии, из числа отказавшихся от конкурса, так что собственно работы Маркова оставался один эскиз, да и тот исправленный и изменённый Крамским и Макаровым. Говорили, что помощники Маркова стоили ему не более 20 тыс. руб., так что на его долю оставалась порядочная сумма.  
Фёдор Львов «Воспоминания бывшего конференц-секретаря императорской Академии художеств»[5]

Работы

Примечания

Литература

Ссылки