Мегарегулятор

Мегарегулятор (англ. megaregulator) или интегрированная модель надзора за финансовым сектором (integrated model of financial sector supervision) — организация регулирования и надзора за всеми участниками финансового сектора, а также инфраструктурными организациями финансового рынка в рамках единого государственного органа[1].

Содержание

История мегарегулятора

Популяризация института мегарегулятора проходила на протяжении 1990–2000-х годов под влиянием консолидации в финансовом секторе, развития гибридных финансовых инструментов и формирования диверсифицированных финансовых холдингов и конгломератов. Число мегарегуляторов в мире быстро выросло с нескольких уникальных случаев в начале 1980-х годов до трех десятков в конце 2000-х годов. Первые мегарегуляторы появились в Норвегии (Finanstilsynet) и Сингапуре (Monetary Authority of Singapore). В международных исследованиях годом рождения института мегарегулятора считается 1998 год, когда в Великобритании было создано Агентство надзора за финансовыми услугами (Financial Services Authority)[2].

По состоянию на 2016 год число мегарегуляторов достигает шести десятков организаций[3]. Для сравнения, в мире насчитывается 161 страна, имеющая национальные валюты и собственные финансовые политики. Таким образом, институт мегарегулятора существует в 39% суверенных государств. В странах, в которых нет мегарегулятора, власти создали надведомственные структуры в форме советов или комитетов или ввели специальные междведомственные координационные процедуры.

Хроника реформ финансового регулирования и надзора[4].

Год реформы Юрисдикции
1998 Австралия, Япония, Люксембург, Великобритания
1999 Южная Корея
2000
2001 Ирландия, Латвия
2002 Бахрейн, Эстония, Мальта
2003 Китай, Казахстан, Саудовская Аравия
2004 Казахстан, Нидерланды, Саудовская Аравия, Тринидад и Тобаго
2005
2006 Армения, Чехия, Словакия
2007
2008 Австрия, Грузия, Польша
2009 Грузия
2010 Франция, Греция, Ирландия, Новая Зеландия, США
2011 Казахстан
2012 Литва, Великобритания
2013 Грузия, Венгрия, Индонезия, Италия, Катар, Россия

Цель и задачи мегарегулятора

Конечная цель создания интегрированной модели финансового регулирования и надзора заключается в обеспечении устойчивости финансового сектора в целом как на макропруденциальном уровне (минимизация системного риска финансового сектора), так и на микропруденциальном уровне (поддержание устойчивого финансового положения отдельных финансовых посредников для защиты интересов вкладчиков, кредиторов и инвесторов).

В качестве основных промежуточных задач мегарегулятора выступают[5]:

  • формирование целостной стратегии развития финансового сектора;
  • организация надзора за финансовыми группами (конгломератами) на консолидированной основе;
  • обеспечение эффективного макропруденциального анализа рисков, влияющих на финансовый сектор;
  • унификация подходов к регулированию и надзору за отдельными сегментами финансового сектора;
  • минимизация возможностей для арбитража участников рынка на регулирующих нормах;
  • усиление ответственности и подотчетности надзорного направления деятельности органа регулирования;
  • сокращение бюджетных издержек в результате экономии на масштабе деятельности органа регулирования;
  • разработка комплексных антикризисных планов и программ реструктуризации финансового сектора в случае кризиса.

Интегрированные функции мегарегулятора

В область интеграции попадает несколько направлений работы государственных органов:

Каждое из перечисленных направлений отвечает за устранение определенного типа недостатков рыночной экономики или поведения экономических агентов: системные риски, микроэкономические проблемы (информационная асимметрия и проблема ложного выбора), риск безответственного поведения, стремление рынка к концентрации и ослаблению конкуренции.

В большинстве стран макропруденциальной политикой занимается центральный банк, в то время как микропруденциальные вопросы сосредоточены в финансовых агентствах, а проблемы конкуренции – в специализированных антимонопольных органах. Конфигурация национальных органов регулирования отражает множество факторов, включая историческое развитие, структуру финансового сектора, политическую систему, деловые традиции и обычаи, а также размер экономики и обслуживающего ее финансового сектора.

Критика мегарегулятора

В качестве аргументов против создания мегарегулятора выдвигается несколько тезисов:

  • на период реорганизации эффективность надзора за рынком ценных бумаг и страховщиками временно снижается;
  • существует риск игнорирования уникальных характеристик банковского дела, рынка ценных бумаг и страхования;
  • выгоды от экономии на масштабе деятельности несущественны с макроэкономической точки зрения.

Мегарегуляторы в мире

Финансовые мегарегуляторы в мире по состоянию на 2013 год[6].

Профиль финансового регулятора Группа стран
Единый финансовый мегарегулятор в статусе пруденциального агентства Австралия, Австрия, Бельгия, Венгрия, Германия, Гернси, Гибралтар, Дания, Исландия, Киргизия, Коста-Рика, Латвия, Мальта, Нидерланды, Никарагуа, Норвегия, ОАЭ, Тайвань, Швейцария, Швеция, ЮАР, Южная Корея, Япония
Единый финансовый мегарегулятор в статусе центрального банка Армения, Бахрейн, Бермуды, Великобритания, Грузия, Ирландия, Казахстан, Каймановы о-ва, Кюрасао, Литва, Макао, Малави, Мальдивы, Россия, Сингапур, Словакия, Уругвай, Фиджи, Чехия, Эстония
Мегарегулятор банковского и фондового рынков Люксембург, Мексика, Финляндия
Мегарегулятор банковского и страхового рынков Венесуэла, Гватемала, Канада, Колумбия, Малайзия, Перу, Сальвадор, Саудовская Аравия, Эквадор
Мегарегулятор фондового и страхового рынков Болгария, Боливия, Маврикий, Украина, Чили, Ямайка

Мегарегулятор в России

В 2012 году Первый заместитель председателя Правительства РФ Шувалов И.И. выступил с идеей создания регулятора финансовых рынков на базе Банка России. Проект предполагал, что укрупненная Федеральная служба по финансовым рынкам, ведущая надзор за рынком ценных бумаг и страховыми компаниями, вольется в структуру Банка России. Концепцию создания мегарегулятора одобрил президент России Путин В.В. В 2013 году законодательные органы приняли соответствующий федеральный закон (Федеральный закон от 23.07.2013 № 251-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с передачей Центральному банку Российской Федерации полномочий по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков") и с 1 сентября 2013 года Банку России перешли функции упразднённой Федеральной службы по финансовым рынкам, превратив его в единый регулятор финансового сектора.

Профиль государственных органов регулирования и надзора

По состоянию на 2013 год полномочия органов регулирования и надзора в различных юрисдикция распределены следующим образом[4]:

Страна Банковский сектор Страховой сектор Рынок ценных бумаг
Австралия BI BI S
Австрия CB,U U U
Азербайджан CB I S
Албания CB IS IS
Алжир CB I S
Аргентина CB I S
Армения CB CB CB
Афганистан CB I CB
Багамы CB G S
Бангладеш CB I S
Барбадос CB IS IS
Бахрейн CB CB CB
Беларусь CB G G
Бельгия CB CB CB
Бермуды CB CB CB
Болгария CB IS IS
Боливия B IS IS
Босния и Герцеговина CB,B** I S
Ботсвана CB G G
Бразилия CB I S
Великобритания CB CB CB
Венгрия CB CB CB
Венесуэла B I S
Гватемала BI BI S
Германия CB,U U U
Гонконг CB I S
Греция CB CB S
Грузия CB I CB
Дания U U U
Доминиканская Республика B I S
Египет CB IS IS
Зимбабве CB I S
Израиль CB G S
Индия CB I S
Индонезия U U U
Иордания CB G I
Иран CB I SS
Ирландия CB CB CB
Исландия U U U
Испания CB I S
Италия CB CB S
Казахстан CB CB CB
Канада BI BI S**
Катар CB CB CB
Кения CB I S
Кипр CB I S
Китай B I S
Колумбия U U U
Косово CB CB CB
Коста-Рика B I S
Кувейт CB G S
Латвия U U U
Ливан CB,B I S
Литва CB CB CB
Люксембург BS I BS
Маврикий CB IS IS
Македония CB I S
Малайзия CB,G CB,G S
Мальта U U U
Марокко CB G S
Мексика BS I BS
Молдова CB IS IS
Монголия CB IS IS
Намибия CB IS IS
Нидерланды CB CB CB
Никарагуа U U U
Новая Зеландия CB CB S
Норвегия U U U
ОАЭ CB CB S
Пакистан CB IS IS
Панама B I S
Перу U U U
Польша U U U
Португалия CB I S
Россия CB CB CB
Румыния CB IS IS
Сальвадор U U U
Саудовская Аравия CB CB S
Сербия CB CB S
Сингапур CB CB CB
Словакия CB CB CB
Словения CB I S
США CB,B** CB,I** S**
Таиланд CB I S
Тринидад и Тобаго CB CB S
Тунис CB I S
Турция B I S
Украина CB IS IS
Уругвай CB CB CB
Филиппины CB I S
Финляндия U U U
Франция CB CB S
Хорватия CB IS IS
Черногория CB I S
Чехия CB CB CB
Чили CB,U U U
Швейцария U U U
Швеция U U U
Шри-Ланка CB I S
Эквадор BI BI S
Эстония U U U
ЮАР CB IS IS
Южная Корея U U U
Ямайка CB IS IS
Япония U U U

Обозначения:

B: агентство банковского регулирования и надзора;

BI: агентство регулирования и надзора в банковском и страховом секторе;

BS: агентство регулирования и надзора в банковском секторе и на рынке ценных бумаг;

CB: центральный банк;

G: правительство;

I: агентство регулирования и надзора в страховом секторе;

IS: агентство регулирования и надзора в страховом секторе и на рынке ценных бумаг;

S: агентство регулирования и надзора на рынке ценных бумаг;

U: мегарегулятор финансового сектора (вне центрального банка);

**: государственное или региональное агентство.

Примечания

  1. Taylor M. and Fleming A. Integrated Financial Supervision: Lessons of Scandinavian Experience // Finance & Development. — 1999. — Т. 36, № 4.
  2. Masciandaro D. and Quintyn M. Regulating the Regulators: The Changing Face of Financial Supervision Architectures Before and After the Crisis // European Company Law. — 2011. — № 6. — P. 187–196.
  3. Horáková M. and Glass E. Central Bank Directory 2017. — London: Central Banking Publishing, 2016.
  4. 1 2 Masciandaro D. and Romelli D. Central bankers as supervisors: Do crises matter? (англ.) // European Journal of Political Economy. — 2018. — March (vol. 52). — P. 120-140.
  5. Masciandaro D. Politicians and Financial Supervision Unification Outside the Central Bank: Why do they do it? // Journal of Financial Stability. — 2009. — № 5. — P. 124–146.
  6. Моисеев С. и Лобанова М. Концепция макропруденциальной политики (терминология — сущностные аспекты) // Деньги и кредит, 2013. — № 7. — С.46—54.

Литература

  • Cihak M. and Podpiera R. Integrated financial supervision: Which model? // North American Journal of Economics and Finance. — 2008. — № 19. — P. 135–152.
  • Masciandaro D. and Quintyn M. Regulating the Regulators: The Changing Face of Financial Supervision Architectures Before and After the Crisis // European Company Law. — 2011. — № 6. — P. 187–196.
  • Masciandaro D. Politicians and Financial Supervision Unification Outside the Central Bank: Why do they do it? // Journal of Financial Stability. — 2009. — № 5. — P. 124–146.
  • Masciandaro D., Quintyn M. and Taylor M. Inside and outside the central bank: Independence and accountability in financial supervision: Trends and determinants // European Journal of Political Economy. — 2008. — № 4. — P. 833–848.
  • Melecky M. and Podpiera A. M. Institutional structures of financial sector supervision, their drivers and emerging benchmark models. MPRA Paper № 37059, 2012.

См. также

Ссылки