Микуцкий, Станислав Павлович

Филологические наблюдения, заметки и выводы по сравнительному языкознанию в «Филологических записках».

Станислав Павлович Мику́цкий (26 октября [7 ноября1814 — 25 августа [6 сентября1890, Варшава) — российский филолог, балтист, специалист в сравнительно-историческом языкознании.

Биография

Родился в семье литовского крестьянина или обедневшего шляхтича. В 1838—1842 годах служил в российской армии. В 1847 году был зачислен на историко-филологический факультет Московского университета, который окончил в 1851 году.

В 1853 году он был командирован в Западный край «для филологических исследований и собирания материалов, необходимых к продолжению Белорусского словаря»[1]. По результатам этой поездки им были составлены «Отчеты о путешествии», напечатанные в «Известиях Императорской академии наук» (1853—1854).

Круг научно и идейно близких ему людей составляли: И. И. Срезневский, А. Ф. Гильфердинг, Н. А. Милютин.

С 1863 года, после участия в кампании русификации Литвы, Микуцкий работал в Варшавской публичной библиотеке. В 1873—1888 годах он был доцентом кафедры сравнительного языковедения в Варшавском университете.

В 1878 году Московский университет присвоил ему почётное звание доктора сравнительного языковедения.

Научные труды

С. П. Микуцкий собирал материалы по литовскому и белорусскому языкам и много писал в русле сопоставительного метода.

Полевые материалы

В его отчётах, по словам Ягича «содержится очень много драгоценного материала и необыкновенное богатство наблюдений, но соображения его по большей части не выдерживают критики, потому что сделаны наобум»[2]. Сходную оценку дал Карский, считавший Микуцкого «филологом-самоучкой»: «Если его работы по сравнительному языковедению, вследствие его неподготовленности, не имеют никакой цены, то его наблюдения по белорусскому наречию, с которым он был знаком в детстве, очень ценны»[3].

Исследования

  • «Наблюдения и замечания о лето-славянском языке, сравнительно с прочими арийскими языками» («Записки Императорского Русского географического общ. по отделу этнографии», Т. I);
  • «Материалы для корневого и объяснительного словаря русского языка и всех славянских наречий» («Варшавские Университетские Известия», 1880);
  • «Остатки языка полабских славян» (1 часть: «Записки Императорского Русского географического общества», 1871,т. IV и 2 часть: «Варшавские Университетские Известия», 1873);
  • «Филологические наблюдения, заметки и выводы по сравнительному языкознанию» («Филологические записки», 1869—1871 гг.)[4];
  • «Наблюдения и выводы по сравнительному арийскому языкознанию» («Варшавские Университетские Известия», 1872 и 1874 гг.);
  • «Материалы для сако-арийского корнеслова» («Варшавские Университетские Известия», 1875 г.);
  • «Сравнение корней и слов кельтских со славянскими» («Варшавские Университетские Известия», 1876);
  • «Историко-лингвистические заметки» («Варшавские Университетские Известия», 1885, 1888);
  • «Начальные приставки» («Варшавские Университетские Известия», 1871);
  • «Филологические наблюдения» («Прибавление к Известиям II отдел. Императорской Академии Наук», Т. I, Вып. 7).

В «Виленском Вестнике» 1860 года были опубликованы несколько статей С. П. Микуцкого, посвящённые литовским именам и названиям, между прочим, в № 37 напечатана статья «Коляда», в которой Микуцкий опровергал мнение, что Коляда — древнеславянское божество.

Некролог в журнале «Этнографическое обозрение» подводит итоги его научной работы в сходном с отзывами других ученых ключе[5]:

  Его отчеты содержат в себе много ценного. К сожалению, он не остановился на этой почве, где бы мог сделать много для науки, но к сожалению, без научной подготовки, без хорошего образования, он не сознавал ясно ни своих сил, ни задач науки и привлекал к своим изысканиям всё большее число языков и пускался в самые смелые догадки, так что науке, несмотря на всю его страсть к языковедению и на его упорное трудолюбие, он не оказал тех услуг, какие бы мог ей оказать, если бы ограничился в своих исследованиях литовским и славянскими языками. 

Общественно-научная деятельность

В 1862—1864 гг. в рамках политики русификации Литвы Микуцкий разработал утверждённую российским правительством кириллическую графику для литовского языка. Он же руководил печатью кириллических литовских азбук, учебников и словарей для литовских начальных школ[6].

В тот же период Микуцкий активно выступал за замену в официальном обиходе названия «Россия» на «Русь» и «Русская империя»[7].

Эта деятельность принесла ему репутацию русификатора и, по выражению Бодуэна де Куртенэ, научного проститута (prostytuta naukowego)[8].

Примечания

  1. Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук. Т.II. — 1853. — Стлб. 272.
  2. Ягич И. В. История славянской филологии. — СПб., 1910. — С. 776.
  3. Карский Е. Ф. Белорусы. Т.1. — Варшава, 1903. — С. 226.
  4. Микуцкий Ст. П. Филологические наблюдения, заметки и выводы по сравнительному языкознанию // Филологические записки. — Воронеж, 1869. — Вып. 1. — С. 2—34.
  5. [Некролог] // «Живая старина». — 1890. — Вып. I, Отд. IV. — С. 24.
  6. J. Baudouin de Courtenay Kwestja alfabetu litewskiego w panstwe rosijskiem i jej rozwiązanie. — Kraków, 1904. — С. 12.
  7. Долбилов М. Русский край, чужая вера: Этноконфессиональная политика империи в Литве и Белоруссии при Александре II. — М., 2014. — С. 186—187, 803.
  8. J. Baudouin de Courtenay. Zarys historji językoznawstwa czyli lingwistiki (glottologji). — Warszawa, 1909. — С. 253.

Литература