Миорица

Чабан в горах Румынии

«Миори́ца» (рум. Miorița, молд. Миорица) — румынская и молдавская пасторальная баллада. Считается одной из вершин румынского и молдавского фольклора. По классификации Джордже Кэлинеску является, наряду с легендами о мастере Маноле, бабе Докии и Збураторе (рум.), одним из четырёх фундаментальных румынских мифов[1]. В Трансильвании существует также в форме колинды[2].

Содержание

История

 
Горный массив Чахлэу

Баллада была записана писателем Алеку Руссо в 1846 году в монастыре Собежа, где он находился в ссылке. Алеку Руссо отправил балладу Василе Александри, который опубликовал её в 1850 году в журнале «Буковина» (номер 11, стр. 51—52). После смерти Руссо Александри записал другой вариант баллады, рассказанный ему в районе горы Чахлэу. Василе Александри изменил текст, напечатанный в 1850 году, и опубликовал «Миорицу» в двух сборниках народной поэзии («Баллады» [Яссы, 1852], стр. 1—6; «Народные стихи румын» [Бухарест, 1866], стр. 1—3)[3][4].

В 1930 году Ион Диакону записал в районе Вранчи и опубликовал 91 вариант «Миорицы». Известный румынский фольклорист Адриан Фоки[ro] издал 930 документов, из которых 702 текста составляют полные версии текстов «Миорицы», 123 — фрагменты и 130 — «данные о распространении»[3]. Позже записи баллады проводились более чем в 500 пунктах, было установлено, что вариант «Миорицы» Руссо наиболее распространённый в устной народной традиции[3]. По числу записей Миорица превосходит любое другое произведение румынского фольклора. Так, в фолианте А. Фоки 1964 года «„Миорица“. Типология, бытование, генезис, тексты» есть сведения о 825 записях[5].

В Трансильвании, кроме баллады, есть колядовая версия «Миорицы». Предполагалось, что баллада произошла от коляды, хотя этот вариант происхождения «Миорицы» был отвергнут. Также в Трансильвании стих баллады семи-восьмисложный, когда в остальных регионах Молдавии и Румынии — пяти-шестисложный[3].

В настоящее время версия «Миорицы», записанная Александри, распространилась в сельской местности посредством школьных учебников и в некоторых областях полностью вытеснила местные варианты[3][4].

 
Почтовая марка СССР 1989 года, посвящённая молдавской лирико-эпической балладе «Миорица»

Происхождение

Факт очень широкого распространения баллады по всей территории Румынии и Молдавии навёл некоторых исследователей на мысль о достаточно древнем её происхождении, благодаря которому у неё был достаточное время, чтобы стать столь широко известной в сельской местности. Однако то, что «Миорица» не появлялась в печати до середины XIX века, обусловило появление теорий о достаточно позднем её появлении. Наиболее широко распространена версия о возникновении «Миорицы» в Средние века.

Используя лингвистический анализ, писатель Дуйлиу Замфиреску в 1909 году пришёл к выводу о сравнительно недавнем происхождении баллады[6]. Однако, это заключение было сделано на основе текста, опубликованного Василе Александри, и не учитывало множество других версий «Миорицы».

Историк Николае Йорга, используя метод исторического анализа, пытался доказать, что «Миорица» возникла в XVIII веке[7]. Взяв за основу письменные источники, он пытался связать балладу с задокументированными пастушьими конфликтами[8]. Но и этот анализ учитывал сравнительно новый вариант Александри.

По мнению филолога и фольклориста Овида Денсушяну, кочевые переходы чабанов с отарами из Молдовы и Ардяла через Вранчу для последующего спуска к южно-дунайским степям на зимовье достигли наибольшей интенсивности в XVI—XVII вв., что было благодатной почвой для баллады на пастушью тематику, такой как «Миорица»[9].

Два исследователя пришли к выводу о появлении «Миорицы» в XV веке, основываясь на диаметрально противоположных посылках. Александру Одобеску в 1861 году опубликовал версию, что в основе баллады лежит древнегреческий фольклор. Изначальная история распространилась из Греции на Балканы и проникла в Дунайские княжества к XV веку, где и закрепилась в народной памяти в форме баллады, существенно отличающейся от оригинальной версии[10]. Ион Мушля относит «Миорицу» к тому же периоду, основываясь на исторических событиях, происходивших в то время на территории современной Румынии[11].

Историк и писатель Богдан Петричейку Хашдеу в 1875 году высказал версию, что эпизод об «аллегории смерти» был создан в 1350—1450 годы[12].

Фольклорист Адриан Фоки, проследив эволюцию «Миорицы» с течением времени, и проанализировав различные её аспекты (сезоную миграцию, экономические конфликты, вкрапливание более древних фольклорных элементов и др.) пришёл к выводу о зарождении баллады на молдавско-мунтянском культурном материале в период с экономическими отношениями, свойственными развитому феодализму[13].

Думитру Каракостя в 1927 году предпринял сравнительный анализ румынских а аромунских вариантов «Миорицы» и пришёл к заключению, что баллада появилась во время сравнительного единства этих романских народов и ещё не столь значительных языковых различий между ними, то есть в конце 1-го тысячелетия нашей эры[14].

Некоторые исследователи указывают на связь некоторых элементов «Миорицы» с дохристианским периодом. Так композитор и исследователь народной музыки Константин Брэйлою в 1946 году опубликовал работу, в которой выдвигал версию происхождения обряда посмертного бракосочетания, упоминающегося в балладе, до широкого проникновения христианства на территорию Румынии[15]. Он также отмечал отсутствие в некоторых версиях баллады мистико-христианских элементов.

Мирча Элиаде поставил под сомнение аргументы Брэйлою и обосновал присутствие в «Миорице» так называемого «космического христианства», противопоставляемого им западному христианству, мистическому и догматическому. Но Элиаде не исключал дохристианское происхождение некоторых элементов баллады и указывал на архаизм эпической основы «Миорицы», связанной с ритуальными песнями[16]. Адриан Фоки писал, что в тексте баллады присутствуют очень древние, возможно, дохристианские концепции, и баллада имеет очень глубокие корни[17].

Таким образом, несмотря на присутствие в «Миорице» более древних элементов, наиболее старые из известных текстов можно отнести к Средним векам.

Сюжет

Начало баллады

Колыбель полей,
Синь — простор над ней,
Льются с гор отары,
Держат путь овчары
По седой тропе,
По сырой траве.
Один молдаванин…

перевод В. Балтаг

Три чабана (молдаванин, венгр / трансильванец (унгарин) и вранчанин) встречаются вместе со своими отарами. Овечка (Миорица) предупреждает молодого молдавского пастуха, что два других пастуха завидуют его отаре и собакам и поэтому решили его убить. Вместо того, чтобы как-то защитить себя, молодой пастух обращается к овечке и говорит ей свои последние желания. Пастух просит, чтобы овечка сказала, чтобы его похоронили возле своей кошары, где он будет рядом со своими овцами и сможет слышать лай своих собак. Он также просит положить флуеры трёх пастухов у изголовья своей могилы. Ветер будет играть на свирелях, а овцы собираться вокруг и проливать слёзы[18].

Кроме этого пастух просит, чтобы овечка никому не рассказывала о его убийстве, а рассказала, что он женился на прекрасной принцессе, «невесте мира» («a lumii mireasă»), и во время свадьбы с неба упала звезда, луна и солнце держали свадебную корону, их венчали гигантские горы, а буковые деревья были свидетелями. А если вдруг овечка встретит его старушку-мать в слезах, спрашивающую у всех о «гордом пастухе», она должна рассказать ей только то, что он женился на принцессе несравненной красоты в прекрасной стране на краю рая. Но о том, что во время свадьбы с неба упала звезда, о солнце, луне, горах и буковых деревьях овечка не должна рассказывать матери[18].

Исследования

Во времена Василе Александри большинством исследователей поддерживалась пессимистическая интерпретация баллады. Этой же точки зрения придерживался и философ Лучиан Блага, который в своей работе «Миоритический космос» (рум. «Spațiul mioritic», 1936), основываясь на анализе «Миорицы» и других произведений румынского народного творчества, утверждал, что «любовь к смерти» является одной из важнейших характеристик румынской народной духовности[5]. Другой вариант — смирение перед смертью и необратимыми событиями, характерный молдавскому и румынскому народам. Некоторые видели в балладе протест против смерти[5].

Позднее эта точка зрения была опровергнута такими исследователями, как Х. Х. Шталь (H. H. Stahl) и Константин Брэилою (Constantin Brăiloiu), которые интерпретировали «Миорицу» в контексте обрядов посмертного бракосочетания, характерных для многих регионов Румынии. Этот обряд заключался в том, что неженатых погибших молодых людей хоронили, одев в жениха[5]. Но это не выявляет оптимистического начала в балладе. Пастух не может изменить судьбу, но он преображает смерть в мистическую свадьбу космических масштабов, что позволяет ему восторжествовать над своей судьбой. Символы, присутствующие в «Миорице», берут начало от ритуалов и верований, связанных с посмертными бракосочетаниями, и в балладе они доведены до художественного совершенства[5].

Среди историков распространено мнение, что баллада «Миорица» датируется XIIXIII веками и является одним из старейших источников, удостоверяющих появление этнонима «молдаванин»[19].

Переводы

«Миорица» была переведена на несколько иностранных языков. Первый перевод был сделан Жюлем Михеле (Jules Mihelet) на французский язык и опубликован в 1854 году в Париже. Как и большинство шедевров народного творчества эту балладу очень трудно перевести в поэтической форме, так как многие образы теряют своё изначальное значение при переложении на иностранный язык.

В сборнике «Miorița străbate lumea» опубликовано 123 перевода баллады и колинды, из которых 18 переводов на французский язык, 15 — на итальянский, 14 — на немецкий, 9 на английский и 8 на русский. Кроме того есть переводы на польский, словенский, сербский, украинский, греческий, литовский, венгерский, японский и арабский языки[20].

 
Две строки из «Миорицы» внутри белого круга на купюре в 100 лей

В популярной культуре

В 2004 году известная молдавская группа Zdob și Zdub записала песню «Миорица», попавшую в российский релиз альбома «450 овец»[21]; в текст вошёл не весь текст баллады (есть русская и молдавская версия, на последнюю снят видеоклип), исполняется на ремейк более раннего мотива Ciobăneasca из альбома Tabara Noastra[22].

В версии песни из видеоклипа сама песня исполняется на румынском языке, но во время припева хор женщин также использует английский язык.

Примечания

  1. Miturile românești. — 26.09.2010. Архивировано 5 июля 2012 года.
  2. Молдавская Советская Социалистическая Республика. — «Советская энциклопедия», 1969—1978. — Т. 11.
  3. 1 2 3 4 5 Александра В. Поезий популаре але ромынилор. — Бухарест, 1971. — С. 11—12.
  4. 1 2 Элиаде М. Zalmoxis, The Vanishing God. — Чикаго: The University of Chicago Press, 1972. — С. 226—256.
  5. 1 2 3 4 5 Гацак В. М. Румынская народная поэзия. — 1987.
  6. Duiliu Zamfirescu, cf. A. Fochi. Miorița. — 1964. — С. 140.
  7. Nicolae Iorga. Balada populară românească, Originea și ciclurile ei. — Vălenii de Munte, 1910. — С. 24—25.
  8. Ion Taloș. Miorița și vechile rituri funerare la români // Anuarul. — 1983. — С. 30.
  9. Ovid Densușianu. Viața păstorească în poezia noastră populară. — București: 1992. — С. 61—62.
  10. Alexandru Odobescu. Răsunete al Pindului în Carpați // Revista Română. — București, 1861.
  11. Ion Mușlea. Cercetări etnografice și de folclor. — București, 1972. — Т. II. — С. 29—31.
  12. B. P. Hasdeu. Istoria critică a românilor, Pământul Terrei Românești. — București, 1875. — Т. I. — С. 56—57.
  13. A. Fochi. Miorița. — Editura Academiei, 1964. — С. 243.
  14. Dumitru Caracostea. Poezia tradițională română. — București, 1969. — Т. II. — С. 210.
  15. C. Brăiloiu. Sur la ballade roumaine. — Geneva, 1946. — С. 4.
  16. M. Eliade. De la Zamolxis… — Editura Humanitas, 1995. — С. 254.
  17. A. Fochi. Miorița. — Editura Minerva, 1980. — С. 9.
  18. 1 2 Бессмертная «Миорица» — вершина румынского фольклора (недоступная ссылка). Новый Регион. Дата обращения 29 января 2009. Архивировано 24 января 2012 года.
  19. Стати В. История Молдовы.. — Киш.: Tipografia Centrală, 2002. — С. 48—49. — 480 с. — ISBN 9975-9504-1-8.
  20. Alberti R., Albu R., Alecsandri V. Miorița străbate lumea. — Cimpulung Bucovina: Biblioteca «Miorita», 2001. — 464 с. — ISBN 973-96857-7-3.
  21. Гуру Кен. `ZDOB ȘI ZDUB` - `450 овец` (3 декабря 2004). Дата обращения 1 декабря 2013.
  22. «Zdob și Zdub» выпускают лонгплей «Ethnomecanica» (недоступная ссылка). NEWSmuz.com (17 декабря 2007). Дата обращения 1 декабря 2013. Архивировано 3 декабря 2013 года.

Литература

  • История Республики Молдова. С древнейших времён до наших дней = Istoria Republicii Moldova: din cele mai vechi timpuri pină în zilele noastre / Ассоциация учёных Молдовы им. Н. Милеску-Спэтару. — изд. 2-е, переработанное и дополненное. — Кишинёв: Elan Poligraf, 2002. — С. 98—99. — 360 с. — ISBN 9975-9719-5-4.
  • Blaga, Lucian. Spațiul mioritic. — București: 1936.
  • Caracostea, Dumitru. Miorița în Moldova // Convorbiri literare. — 1915.
  • Miorița în Moldova, Muntenia și Oltenia. Obiecțiile d-lui Densușianu. Totalizări // Convorbiri literare. — 1924.
  • Poezia tradițională română. Balade populare și doine / ediție de D. Șandru, prefață de O. Bârlea. — București: Editura pentru Literatură, 1969.
  • Densușianu, Ovid. Viața păstorească în poezia noastră populară. — București: Editura pentru Literatură, 1966.
  • Diaconu, Ion. Ținutul Vrancei. Etnografie. Folcklor. Dialectologie / ediție de Paula Diaconu Bălan. — București: Editura Minerva, 1989. — Т. III, IV.
  • Fochi, Adrian. Miorița. Tipologie. Circulație. Geneză. Texte. — București: Editura Academiei, 1964.
  • Fochi, Adrian. Cântecul epic tradițional al românilor. Încercări de sinteză. — București: Editura Științifică și Enciclopedică, 1985.
  • Filipciuc, Ioan. Miorița străbate lumea. — Câmpulung Moldovenesc: Editura Fundația cultural-științifică Biblioteca Miorița, 2001.
  • Gălușcă-Crîșmariu, Tatiana, Ene, Tudor. Miorița. La dacoromâni și aromâni. Texte folclorice / ediție de N. Saramandru. — București: Editura Minerva, 1992.
  • Rusu, Liviu. Le sens de l’existence dans la poésie populaire roumaine. — Paris, 1935.
  • Speranția, Th. D. Miorița și călușarii, urme de la daci. — 1915.
  • Sanielevici, H. Miorița sau patimile unui Zamolxis // Adevărul literar și artistic. — 1931. — Т. X, № 552.