Монреальский протокол

Крупнейшая озоновая дыра над Антарктикой в сентябре 2006 года

Монреа́льский протоко́л по вещества́м, разруша́ющим озо́новый слой (англ. The Montreal Protocol on Substances That Deplete the Ozone Layer) — международный протокол к Венской конвенции об охране озонового слоя 1985 года, разработанный с целью защиты озонового слоя с помощью снятия с производства некоторых химических веществ, которые разрушают озоновый слой. Протокол был подготовлен к подписанию 16 сентября 1987 года и вступил в силу 1 января 1989 года. После этого последовала первая встреча в Хельсинки в мае 1989 года. С тех пор протокол подвергался пересмотру семь раз: в 1990 (Лондон), 1991 (Найроби), 1992 (Копенгаген), 1993 (Бангкок), 1995 (Вена), 1997 (Монреаль) и 1999 (Пекин). Если страны, подписавшие протокол, будут его придерживаться и в будущем, то можно надеяться, что озоновый слой восстановится к 2050 году. Генеральный секретарь ООН (1997—2006) Кофи Аннан сказал, что «возможно, единственным очень успешным международным соглашением можно считать Монреальский протокол».

СССР подписал Монреальский протокол в 1987 году. В 1991 году Россия[1], Украина и Белоруссия подтвердили свою правопреемственность этому решению.

По состоянию на декабрь 2009 года 196 государств-членов ООН ратифицировали первоначальную версию Монреальского протокола. Не все страны ратифицировали каждую последующую поправку. Только 191 страна подписала Пекинскую поправку[2].

Содержание

Условия и цели протокола

В середине 1980-х гг. озоновый слой начал интенсивно истощаться. Причиной этому явились, по мнению нескольких ученых, некоторые галогенированные углеводороды, широко применяемые в промышленности, попадающие в атмосферу Земли. С целью международного противодействия разрушению озонового слоя был разработан Монреальский протокол. Он предусматривает для каждой группы галогенированных углеводородов определённый срок, в течение которого она должна быть снята с производства и исключена из использования.

История проблемы

В 1973 году химики Франк Шервуд Роуланд и Марио Молина в Университете Калифорнии начали изучение воздействия хлорфторуглеродов (ХФУ) в атмосфере Земли. Они открыли, что молекулы ХФУ достаточно стойки в атмосфере до тех пор как поднимутся в средние слои стратосферы, где они под действием УФ-излучения диссоциируют с образованием атомарного хлора. Роуланд и Молина предположили, что эти атомы хлора могут вызвать разрушение больших количеств озона в стратосфере. Их выводы были основаны на аналогичной работе Пауля Джозефа Крутцена и Харольда Джонстоуна, которые показали, что оксид азота (II) (NO) может ускорять разрушение озона. За работу по этой проблеме в 1995 году Крутцену, Молине и Роуланду была присуждена Нобелевская премия по химии.

Известно, что стратосферный озон практически полностью поглощает УФ-B-излучение (электромагнитное излучение Солнца с длиной волны λ=290÷320 нм), губительное для всех живых организмов. Истощение озонового слоя, вызываемое ХФУ, приводит к увеличению количества УФИ-B, достигающего поверхности Земли. Как следствие, увеличение числа случаев рака кожи у людей (меланома, карцинома и др.) и возникновение других серьёзных проблем, таких как повреждение зерновых культур и гибель значительных количеств морского фитопланктона.

Гипотеза Роуланда — Молины жёстко оспаривалась представителями промышленности, производящей аэрозоли и галогеноалканы. Председатель правления компании «Дюпон» говорил, что теория истощения озонового слоя — это «рассказ научной фантастики… груз мусора… изложенный абсурдно». Президент Precision Valve Corporation Роберт Абпланалп (изобретатель первого практичного аэрозольного спрея) писал ректору Университета Калифорнии, что недоволен публичными утверждениями Роуланда.

См. также

Примечания

Ссылки