Морфология сказки

«Морфология волшебной сказки» — работа В. Я. Проппа, опубликованная в 1928 году, в которой автор раскрывает строение волшебных сказок. «Морфология...» стала одним из наиболее популярных исследований фольклористики XX века, а идеи Проппа оказали непосредственное влияние на развитие структурализма и нарратологии.

Морфология сказки
Издание
Жанр эссе
Автор В. Я. Пропп
Язык оригинала русский
Дата написания 1928
Дата первой публикации 1928
Следующее Исторические корни волшебной сказки (1946)

Содержание

Основные положения

Морфология сказки означает описание сказки по её составным частям и отношений частей к друг другу и к целому.[1]

Изучая фольклор, Пропп заметил, что в сказке имеются постоянные и переменные величины.

К постоянным относятся функции действующих лиц и их последовательность. Под функцией Пропп понимает действие персонажа с точки зрения его отношения для хода действия.

Четыре центральные положения, которые развиваются в «Морфологии…»:

  1. Постоянными, устойчивыми элементами сказки служат функции действующих лиц, независимо от того, кем и как они выполняются. Они образуют основные составные части сказки.
  2. Число функций, известных волшебной сказке, – ограничено.
  3. Последовательность функций всегда одинакова. При этом, данная закономерность касается только фольклора – искусственно созданные сказки ей не подчинены.
  4. Все волшебные сказки однотипны по своему строению, т.е. дают одинаковые функции.

К переменным параметрам относятся: количество и способы исполнения функций, мотивировки и атрибуты персонажей, языковой стиль.

Таким образом, исполняемые функции в их последовательности составляют единый композиционный стержень для всех волшебных сказок:

Похищает ли змей царевну или черт крестьянскую или поповскую дочку, это с точки зрения композиции безразлично. Но данные случаи могут рассматриваться как разные сюжеты.[1]

Всего в волшебной сказке Пропп выделяет 31 возможную функцию. При этом многие функций расположены попарно (запрет – нарушение, борьба – победа, преследование – спасение и т. д.). Также функции логически объединяются по кругам действий персонажей волшебной сказки, т.е. в сказке имеется всего семь действующих лиц: герой, вредитель, отправитель, даритель, помощник, царевна, ложный герой.

В результате:

Отметая все местные, вторичные образования, оставив только основные формы, мы получим ту сказку, по отношению к которой все волшебные сказки явятся вариантами. Произведенные нами в этом отношении разыскания привели нас к тем сказкам, где змей похищает царевну, где Иван встречает ягу, получает коня, улетает, при помощи коня побеждает змея, возвращается, подвергается погоне змеих, встречает братьев и т. д., как к основной форме волшебных сказок вообще.[1]

Значение выводов

Пропп отмечает, что на основной исторический вопрос «Откуда происходит сказка?» невозможно ответить без рассмотрения особенностей рассказа как такового: «Если мы не умеем разложить сказку на её составные части, то мы не сумеем произвести правильного сравнения. А если мы не умеем сравнивать, то как же может быть пролит свет»[1].

Указывая на полное единообразие строения волшебных сказок, Пропп оставляет вопрос о происхождении сказок из одного источника историческому исследованию, которое вышло в 1946 г. под названием «Исторические корни волшебной сказки».

См. также

Примечания

  1. 1 2 3 4 Пропп В.Я. Морфология волшебной сказки. - М.: Лабиринт, 2001. - 144 с.

Литература