Мурад II

Мура́д II (осман. مراد ثاني‎ — Murâd-ı sânî, тур. İkinci Murat; июнь 1404 — 3 февраля 1451) — султан Османской империи, правивший в 1421—1444 и 1446—1451 годах. Сын османского султана Мехмеда I и дочери правителя бейлика Зулькадар Эмине Хатун. Мурад существенно расширил влияние османов на Балканском полуострове, укрепил власть в Анатолии и помог империи оправиться после тяжёлого поражения, нанесённого Тамерланом в Ангорской битве 1402 года.

Мурад II
مراد ثاني‎ - Murâd-ı sânî
Мурад II
Мурад II
Флаг Османский султан
25 июня 1421—август 1444
Предшественник Мехмед I Челеби
Преемник Мехмед II Завоеватель
Флаг Османский султан
сентябрь 1446—3 февраля 1451
Предшественник Мехмед II Завоеватель
Преемник Мехмед II Завоеватель
Вероисповедание ислам
Рождение июнь 1404[k 1]
Амасья, Османская империя
Смерть 3.02.1451 (47 лет)
Эдирне, Османская империя
Место погребения
Род Османы
Отец Мехмед I
Мать Эмине-хатун
Супруга Хатидже Халиме-хатун
Хунди-хатун
Хюма-хатун
Мара Бранкович
Йени-хатун
Дети Мехмед II Завоеватель и другие[⇨]
Тугра Тугра
Commons-logo.svg Мурад II на Викискладе

В начале своего правления ему пришлось иметь дело с двумя претендентами на престол по имени Мустафа (Лже-Мустафа, его дядя, и Кучук Мустафа, брат), поддержанными Византией и Венецией. Ему также пришлось бороться в Анатолии с беями Гермияногуллары, Караманогуллары, Ментешегуллары и Исфендиярогуллары, которые пытались отстоять свою независимость от османов. В правление Мурада европейские крестоносцы зимой 1443-44 годов дошли до Софии. В 1444, заключив сегедский мирный договор с Венгрией и достигнув соглашения с Караманом, Мурад отрекся от престола в пользу своего 12-летнего сына Мехмеда II. Однако в ноябре ему пришлось возглавить армию, чтобы при Варне разгромить польско-венгерское войско. Восстание янычар и деятельность Георга Кастриота Скандербега в Албании вынудили Мурада в 1446 году вернуться на османский престол. Вскоре войска Мурада захватили Морею и начали наступление в Албании. В октябре 1448 года состоялась битва на Косовом поле, в которой османское войско противостояло армии венгров и валахов под командованием Яноша Хуньяди. Ожесточённое трёхдневное сражение закончилось полной победой Мурада и решило судьбу балканских народов — на несколько веков они оказались под властью турок. В 1449 и 1450 годах Мурад предпринял два похода против Албании, которые не принесли значительных успехов. Зимой 1450—1451 годов Мурад заболел и 3 февраля 1451 года скончался в Эдирне.

Содержание

Биография султана

Происхождение

Cын Мехмеда I, Мурад II, родился в Амасье, вероятно, в месяце Зу-ль-хиджа 806 года исламского календаря[1], что соответствует периоду с 18 июня по 17 июля 1404 года[k 2]. По словам Георгия Сфрандзи, мать Мурада имела греческое происхождение - сообщая о посольстве к Мураду в 1424 году, участником которого он был, Сфрандзи упоминает, что был «посланцем от святой деспины, родственницы этого султана со стороны его матери»[3]. Тем не менее большинство историков считает матерью Мурада дочь правителя бейлика Дулкадир, Эмине[k 3] [k 4]. Историк Э. Алдерсон предполагал, что она умерла до восшествия сына на престол[5]. Относительно конкретного представителя династии Дулкадиридов, бывшего отцом Эмине, существуют разногласия. Историки называют два имени: Сули Шабана-бея или его племянника, Мехмеда-бея[k 5]. Время вступления Мехмеда в брак с Эмине тоже оценивается историками по-разному: от 1401 до 1404 года. Э.Алдерсон полагал, что помолвка состоялась ещё в 1399 году, когда Баязид покорил Дулкадир, а сам брак был заключён позднее, в 1404 году когда положение Мехмеда стало более стабильным[9]. Н. Сакаоглу писал, что брак должен был состояться не позднее 1401 года. Часть историков относит брак по времени к 1403 году, когда Мехмед Челеби стал править частью бывших анатолийских владений Баязида с центром в Анкаре и разбил в битве при Чамурлу брата Ису[10][6], поскольку Мехмед Нешри писал о помолвке так: «в Токате <…> посланник прибыл из Дулкадироглу. Долго разговаривали друг с другом и решили положить конец вражде. Тогда султан обручился с дочерью Дулкадироглу»[4].

Ранние годы

По достижении 12 лет Мурад был отправлен отцом в Анатолию санджакбеем «для управления провинцией Рум» (северная и центральная Турция)[11]. По разным данным Мурад поехал в Амасью [12] (бывшую столицу бейлика Хамид) (либо, что менее вероятно, в Манису — бывшую столицу бейлика Сарухан[13]). Лалой (наставником) Мурада Мехмед назначил Баязида-пашу[1]. Через год после получения звания санджакбея Мурад получил от отца приказ «чтобы он, собрав войско в Анатолии, поднялся против нечестивого Мустафы и направился в Айдын»[12][14]. Однако Мураду на тот момент было около 12 лет и он не мог быть командующим, в действительности кампанию возглавлял и проводил Баязид-паша. Восстание было жестоко подавлено, а его руководители казнены[k 6][k 7].

При помощи бейлербея Румелии и брата Баязида-паши, Хамзы-бея, Мурад захватил черноморский прибрежный город Самсун, принадлежавший до этого правителю бейлика Исфендияроуллары[12]. Часть Самсуна, принадлежавшую генуэзцам, ещё до того захватил Мехмед[1].

Начало правления. Братья Мурада

Мехмед I, отец Мурада, умер 26 мая 1421 года, когда Мураду было всего 17 лет. Кроме Мурада у Мехмеда было ещё четверо сыновей: Мустафа, Ахмед, Юсуф и Махмуд. Как писал византийский историк Дука, Мурад по завещанию Мехмеда должен был унаследовать европейскую часть империи со столицей в Эдирне, Анатолию Мехмед завещал Мустафе, которому было на момент смерти Мехмеда 12 лет. Ахмед умер ещё при жизни своего отца, Юсуфу было к 1421 году восемь лет, а Махмуду — семь. Вероятно, перед своей смертью Мехмед хотел защитить жизнь своих младших сыновей, поэтому он распорядился Юсуфа и Махмуда отправить византийскому императору. Кроме того, император должен был продолжать держать в заключении брата Мехмеда, Мустафу. На Мурада возлагалась обязанность платить императору каждый год на содержание своих братьев и дяди[16].

Когда умер Мехмед, к Мураду был отправлен гонец со срочным сообщением, до прибытия Мурада в старую столицу Бурсу смерть султана была скрыта по совету Хаджи Иваза-паши, визиря Мехмеда. 23 Джумада ас-сани 824 года (25 июня 1421 года) состоялась церемония провозглашения Мурада султаном — джюлюс[17]. Когда Мурад занял трон, он назначил великим визирем и бейлербеем Румелии своего лалу — Баязида-пашу. Новый султан по совету визирей принял решение не соблюдать пункты завещания отца, касающиеся младших принцев, и Баязид-паша известил византийских посланников, что Юсуф и Махмуд не будут переданы в Константинополь, и что платить за их содержание новый султан не будет[16]. Точная судьба братьев Мурада неизвестна, однако Ашикпашазаде писал, что Мурад выслал братьев в ссылку в Токат и велел ослепить[k 8]. Согласно И.Узунчаршилы, после восстания Кучук Мустафы их перевезли поближе — в Бурсу[19]. Историк Э.Алдерсон датировал смерть обоих принцев 1429 годом[20].

Брат Мурада, Мустафа, был при жизни отца санджакбеем в бывшем бейлике Хамид, а воспитателем и советником Мустафы Мехмед назначил Шарабдара Ильяса-пашу. После воцарения Мурада земли бейлика Хамид занял Мехмед-бей Караманоглу, Халкокондил писал, что и Мустафа оказался под покровительством Мехмеда-бея, тогда как Ашикпашазаде утверждал, что правивший на соседних территориях Якуб-бей[tr] Гермияноглу «принял его как сына» и тоже отказался признавать Мурада султаном[21]. Через некоторое время Мустафа оказался вместе с Ильясом-пашой в Пафлагонии у Исфендияра-бея[en] Джандарида[22].

Восстания Лже-Мустафы

Ещё в правление Мехмеда в Валахии появился Мустафа, возможно, действительно бывший ещё одним сыном Баязида I, взятый в плен при Анкаре, но освобожденный потом Тамерланом[23][k 9]. Джунейд Измироглу, бывший в то время санджакбеем Никопола[k 10], поддержал Мустафу, за что был назначен визирем претендента[23]. В 1416 году Мустафа поднял первое восстание при поддержке правителя Валахии Мирчи I (1386—1418), который предоставил претенденту небольшое войско. Попытка мятежа оказалась неудачной. Переждав зиму в Константинополе, Мустафа и Джунейд попытались заручиться поддержкой удж-беев Македонии, но безуспешно, и осенью Мехмед подавил мятеж. Мустафа и Джунейд бежали обратно в Салоники, где местный губернатор, Димитрий Ласкарис Леонтарис, взял их под свою защиту. Тогда Мехмед осадил город, и снял её лишь когда император Мануил II Палеолог согласился держать Мустафу и Джунейда в качестве пленников. Договор должен был длиться до тех пор, пока жив Мехмед, за это османский правитель должен был выплачивать Мануилу ежегодно 300 000 акче. Согласно Дуке, Мустафа был отправлен в заключение на остров Лемнос, а Джунейд был помещён в камеру монастыря Паммакаристос в Константинополе[27].

В 1421 году, узнав, что Мурад не передаст младших братьев в Константинополь и не будет платить деньги за содержание Мустафы и Джунейда, Мануил освободил последних из-под стражи после пятилетнего пленения[16]. Император видел в их восстании возможность вернуть утраченные территории в северной Греции, на побережье Чёрного моря и Дарданелл. Мустафа принёс торжественные клятвы, что будет повиноваться императору, и 15 августа 1421 года византийский флот под командованием Леонтариса переправил их в Галлиполи. Гарнизон, пока ещё верный Мураду, был побежден и вынужден укрыться за городскими стенами. Мустафа обратился к османским воинам и убедил многих из них сдаться, а на следующее утро занял город. Леонтарис осадил цитадель Галлиполи[28], в которой продолжал сопротивляться отряд под командованием Шах Мелика-бея, а Мустафа начал свой поход на Эдирне[1]. На этот раз к Мустафе присоединились многие из удж-беев Румелии (в том числе Турахан-бей), видя в претенденте более надёжного правителя, поскольку Мехмед умер, а Мурад был ещё юн. Мустафа быстро распространил свой контроль на большую частью Македонии, включая города Янницу и Серрес, и начал чеканить свои монеты. Из Анатолии Мурад отправил армию во главе с Баязидом-пашой, которая встретилась с армией претендента недалеко от Эдирне в местечке Сазлыдере. Мустафа выступил перед войском Мурада и показал шрамы, якобы полученные им в битве при Анкаре. Солдаты стали массово переходить на его сторону, и Баязиду-паше с его братом Хамзой ничего не оставалось делать, кроме как сдаться в плен. Мустафа пощадил их, но Джунейд потребовал отдать ему Баязида (у них были старые счёты) и собственноручно отрубил визирю голову[29]. В итоге, Мустафа занял Эдирне и Галлиполи без боя. Мануил заявил, что по их соглашению Галлиполи должен перейти Византии, но Мустафа не счёл нужным соблюдать договор и отказал ему[30].

Тогда император решил поддержать уже Мурада и отправил к нему посланников с предложением помощи на некоторых условиях: византийские суда перевезут османскую армии в Европу в обмен на Галлиполи и двух младших братьев султана в качестве заложников (подобно тому, как это делали Мехмед I и Сулейман Челеби). Мурад отказался принять условия Мануила, но молодому султану помог генуэзский подеста Новой Фокеи, Джованни Адорно, который предложил суда для переправки османской армии в ответ на списание долга за аренду квасцовых копей[31]. Также Фокея предоставляла султану 2000 солдат. Письмо к Мураду от Адорно было написало личным секретарём Адорно, историком Дукой, который оставил описание этих событий[32]. Мустафа был обеспокоен новостью о том, что Мурад получил флот для переправки в Румелию, и Джунейд убедил претендента, что им нужно опередить Мурада и самим переправиться в Анатолию раньше. По словам Дуки, к этому времени Мустафа стал проводить время в пиршествах и разврате, и Джунейд торопил его, потому что боялся, что Мустафа с каждым днём все больше опускается и теряет шанс победить Мурада[33].

26 Мухаррема 825 года Хиджры[1] (20 января 1422 года[1]) армия Лже-Мустафы (около 12 000 кавалеристов и 5 000 пехотинцев[12]) переправилась в Анатолию. По словам Дуки армия насчитывала столько людей, что потребовалось три дня для её перевозки. На встречу с армией претендента из Бурсы прибыл со своими войсками Мурад; блокируя продвижение Мустафы, его люди сломали мост через реку Нилюфер[34]. Обе армии встретились в Лопадионе (Улубад). По словам Ашик-паша-заде, перед сражением Мурад подослал своих людей ко всем беям, поддерживавшим Мустафу. Каждому из них была пообещана щедрая награда за отступничество[35], например, Джунейду Мурад II пообещал вернуть Айдын[36]. Дука дал подробное описание того, как советники Мурада использовали для переговоров брата Джунейда, Хамзу, который был другом Мурада: Хамзу уговорили встретиться с Джунейдом и убедить его покинуть союзника. Через Хамзу Джунейду было обещано «отдать в наследственное владение Айдын при условии службы одного из его сыновей султану»[37]. Затем Мураду удалось привлечь на свою сторону Мехмеда Михалоглу, бывшего бейлербеем Румелии у Мусы Челеби и находившегося в заключении в Токате с 1416 года за связи с шейхом Бедреддином. Визири (Ибрагим-паша, Хаджи Иваз-паша и Тимурташоглу Умур, Орудж и Али-бей) посоветовали Мураду освободить Мехмеда Михалоглу и использовать его влияние на уджбеев. Михалоглу привезли из Токата и освободили, после чего он написал письма, в которых призывал предводителей акынджи признать Мурада и гарантировал, что они будут прощены[38][19]. В итоге Мустафа был оставлен и румелийскими уджбеями, и Джунейдом, и был вынужден бежать[35].

Мурад обратился к Адорно, который прибыл с 7 галерами и 15 января 1422 года переправил султана с его армией на другую сторону Дарданелл. По словам Дуки претендент пытался скрыться и убежать в Валахию, но был узнан и схвачен[39]. Османский историк Рухи Челеби сообщал, что Михалоглу Мехмед-бей арестовал Мустафу в Чамурлу[40]. По приказу Мурада претендент был публично повешен на стенах Эдирне, как обычный преступник. Дука отметил, что такая казнь была выбрана, чтобы представить Мустафу самозванцем, а не членом династии[41]. Рухи Челеби писал, что после казни Голову Мустафы (по словам Рухи Челеби) отправили Мураду[40].

Осада Константинополя и Кучук Мустафа

Казнив претендента, Мурад обратил свой гнев на византийцев, которых он по праву считал зачинщиками этих волнений[42]. Предвидя гнев султана, Мануил сразу после казни Лже-Мустафы отправил к Мураду двух посланников с заверениями в дружественных намерениях, однако посланников тут же посадили в темницу. Султан освободил их только для того, чтобы отправить обратно с сообщением о своём скором прибытии[43]: «Иди и скажи своему императору, что я иду»[44]. 10 июня 1422 года армия Румелии под командованием недавно назначенного бейлербеем Румелии Михалоглу Мехмеда осадила Константинополь и разграбила окрестности[45]. 24 августа, не имея ни флота, ни мощной артиллерии, Мурад предпринял безуспешный штурм византийской столицы. В сражении, длившемся весь день, войска османов понесли большие потери[13][19].

Император спровоцировал беспорядки внутри Османской империи, подтолкнув к восстанию брата Мурада II Мустафу. Согласно византийским хроникам, после нескольких бесплодных попыток заключить с Мурадом мир Мануил подкупил Ильяса-пашу, по наущению которого в рамадан 825 года (август 1422 года) Кучук Мустафа предъявил свои претензии на трон[12] и с помощью Мехмета-бея Караманоглу и Якуба-бея[tr] Гермияноглу осадил Бурсу[1]. Однако жители города собрали деньги и передали их Ильясу-паше с целью подкупа. Воспитатель Мустафы деньги взял и уговорил воспитанника напасть на Изник вместо Бурсы[46]. Получив в сентябре сообщение от визирей о восстании нового претендента на престол, Мурад был вынужден снять осаду Константинополя и отправиться в Эдирне[1][13]. Против восставшего брата Мурад отправил войско во главе с Мехмедом Михалоглу, узнав об этом, многие солдаты Мустафы дезертировали. Лала Мустафы, Ильяс-паша, был подкуплен Мурадом, обещавшим Ильясу за предательство титул бейлербея. Претендент был взят в плен и 9 Раби ас-сани 826 г. Х. (20 февраля 1423 года) казнён[47][k 11].

Покорение Айдына (1424)

К 1424 году, разобравшись с проблемами в других регионах, Мурад начал действовать против Джунейда, который в начале 1422 года ценой предательства Лже-Мустафы вернул себе Айдын. Мурад намеревался распространить свою власть до Смирны[48]. По словам Дуки, султан отправил Джунейду письмо, требуя одного из его сыновей в заложники, как было согласовано в Лопадиуме в 1422 году, но получил отказ[49]. Мурад был занят на Балканах, своим командующим в Анатолии он назначил Халила Яхши, греческого ренегата. Халил Яхши был зятем лалы Мурада, Баязида-паши, казнённого по настоянию Джунейда в 1422 году. Армии Баязида-паши и Джунейда встретились на равнине Ахисара, и в итоге Джунейд отступил, а санджакбеем Айдына Мурад II назначил Халила Яхши[50].

Джунейд укрылся в крепости Ипсили[k 12] на побережье Эгейского моря, напротив острова Самос[51]. Ипсили был хорошо укреплен и недоступен с суши, но открыт с моря. Хамза-бей попросил помощи у генуэзцев из Хиоса, и три корабля замкнули кольцо осады с моря. Джунейд был вынужден сдать крепость, получив обещание, чтобы его будут охранять до суда Мурада. Однако первой же ночью Джунейд был убит, а голову Джунейда доставили султану. Таким образом Айдын стал османским[52][53].

Покорение Фессалии (1423-1430)

С Византией был заключён мирный договор после того, как в 1424 году умер император Мануил и ему на смену пришёл Иоанн Палеолог[13]: 1 раби аль-авваля 827 года (28 февраля 1424 года), опасаясь передачи Константинополя венецианцам, Мурад при посредничестве генуэзцев подписал мирный договор с византийским императором[1].

Венеция имела коммерческие интересы в восточном Средиземноморье, реализовывавшиеся с помощью многочисленных баз: портов на балканском побережье и островов. В 1423 году Венеция приобрела Салоники у её правителя, деспота Мореи, воспользовавшись безвыходной ситуацией в Византии. Османам венецианцы предложили выплату ежегодной дани (1500—2000 дукатов) за признание венецианской принадлежности Салоник [54]. Мурад никогда не признавал венецианскую принадлежность Салоник и она постоянно находилась под османской осадой[11]. В начале 1423 года Мурад назначил Турахан-бея санджакбеем Фессалии. В мае 25-тысячная османская армия под командованием Турахана-бея разрушила Гексамилион и опустошила Пелопоннес, не встретив сопротивления. Османы осадили и взяли города Мистра, Леонтари[en], Гардики[en] и Дабия и осадил Салоники[1][55][56]. Планы османов на восстановление власти в Фессалии и завоевание ими южной Албании в начале 1430-х годов угрожали интересам Венеции[11]. Дальнейшее продвижение османских войск на Балканах Венеция пыталась заблокировать, поддерживая антиосманские силы, будь то в Албании или в Анатолии[11]. Республика заключила договоры с Венгрией и Византией против османов, а в 1425 году венецианцы заявили, что у них находится сын Баязида Мустафа (ещё один Лже-Мустафа). Весной 1425 года самозванец отплыл из Салоник с венецианским флотом, ему удалось захватить Кассандру и Кавалу, которые таким образом попали в руки венецианцев. Так началась Османо-венецианская война (1425—1430)[1]. В марте 1430 года Салоники были захвачены Мурадом[11], жители города были частично перебиты, частично обращены в рабство, а в опустошённый город в принудительном порядке султан переселил тюрок из Малой Азии. В этих условиях венецианцы поспешили заключить мир.[13]

Византийский император Иоанн VIII Палеолог (ок. 1425—1448) подписал с Мурадом соглашение в 1439 году[11]. Император согласился выплачивать дань в 300 000 акче ежегодно и вернуть территории, которые он приобрёл после 1402 года, на берегах Мраморного, Эгейского и Чёрного морей, за исключением крепостей Силиври и Теркос[1].

Покорение Сербии

Балканские государства, разрываемые между Венгрией и османами, часто переходили с одной стороны на другую или вообще принимали двойное вассальное подчинение. Например, деспот Стефан Лазаревич пытался поддерживать хорошие отношения с Мурадом II и в то же время с 1403 года он был вассалом Сигизмунда. Согласно венгерско-сербскому договору, заключенному в мае 1426 года в Тате, Сигизмунд признал наследником Стефана Лазаревича его племянника, Георгия Бранковича, оговорив, что Белград и Голубац, ключевые для обороны крепости на Дунае, перейдут к Сигизмунду. Когда в июне 1427 года умер деспот Стефан, Сигизмунд овладел Белградом. Однако капитан Голубаца продал свой форт османам, что привело к значительному разрыву в венгерской линии обороны. Сигизмунд пытался захватить форт в конце 1428 года, но не достиг успеха[11].

Георгий Бранкович с 1432 года правил Сербией как османский вассал[13], а к 1433 году османы заняли большую часть сербских земель к югу от реки Моравы. Несмотря на то, что Георгий Бранкович в 1435 году отдал свою дочь Мару в гарем Мурада и отправил двух своих сыновей в заложники, султан считал его ненадежным вассалом. Воспользовавшись смертью Сигизмунда в 1437 году и последовавшей междоусобицей, в 1438 году Мурад при помощи сербов и валахов захватил Смедерево на Дунае, чем полностью покорил Сербию к 1439 году[57]. С захватом Салоник, Голубаца и Смедерево Мурад восстановил балканские владения своего деда, Баязида I (ок. 1389—1402)[11].

Крестовый поход

В 1440 году армия Мурада безуспешно напала на Белград[13]. Хотя Мураду не удалось захватить Белград, но пятимесячная осада города османскими войсками заставила Венгрию и её союзников действовать более решительно против наступления османов. На Ферраро-Флорентинском соборе 1437—1439 годов, утвердившем Унию, папа призвал христиан выступить вместе против османов[11]. Антиосманскую коалицию возглавила Венгрия, подвергшаяся османским набегам с 1438 года. Янош Хуньяди, воевода Трансильвании (1441-56) и комендант Белграда, сорвал несколько османских набегов в начале 1440-х годов. Для начала, в 1441 году он победил санджакбея Смедерево[11]. 18 марта 1442 года Имрахор Мезид-бей, санджакбей Видина, во главе акынджи, вступил в Трансильванию и осадил Германштадт. На помощь крепости пришёл Янош Хуньяди, который 25 марта нанёс османским войскам сокрушительное поражение: рейдеры потеряли 20 000 человек, среди которых были Мезид-бей и его сын[13][58].

Бейлербей Румелии Хадым Шахабеддин-паша решил взять реванш за поражение османов и в сентябре того же 1442 года отправился во главе армии Румелии против Венгрии. Он был уверен в своих силах и действовал неосторожно, что привело его к тяжёлому поражению от Яноша Хуньяди в Вазаге . Пятнадцать опытных командиров погибли в этом походе[58]. После этого поражения султан отстранил Шехабеддина-пашу от должностей бейлербея Румелии и визиря. Эти победы Яноша Хуньяди способствовали ускорению организации крестового похода. В союзе против османов состояли Сигизмунд, Владислав III Варненчик, Янош Хуньяди, Влад II Дракул, Георгий Бранкович, а также Караманоглу Ибрагим в Анатолии. 22 июля 1443 года армия из венгерского центра Будин перебралась к реке Дунай близ Смедерево. По пути к ней присоединились болгарские, боснийские и албанские отряды. Император Иоанн, внешне демонстрируя дружественные к Мураду намерения, отправил послов к папе и венгерскому королю, провоцируя их напасть на Османскую империю[59]. Среди тех, кто вступил в армию, был представитель папы кардинал Джулиано Чезарини[60]. В авангарде двигалась отборная конница — двенадцать тысяч кавалеристов Яноша Хуньяди. Они вторглись в Сербию и уничтожили Крушевац (Аладжахисар), Кенткой и Ниш. Вслед за ними через два дня двигалась армия, возглавляемая венгерским королём Владиславом. Первое крупное столкновение произошло в октябре 1443 года у реки Моравы возле Ниша (битва при Нише). Армию Румелии возглавлял новый бейлербей Касым-паша, который проиграл в битве, потеряв 4000 пленными и 2000 убитыми[61].

Армия Мурада отступила к югу, тогда как крестоносцы взяли Софию и оттуда последовали за османской армией к Златице. Султан собрал совет, чтобы решить, каким путём вести армию. Однако это не помогло, и 24 декабря около Яловаза между Софией и Филиппополем его армия была разгромлена[13][61]. Тем не менее крестоносцы не смогли закрепить достигнутые успехи. Они намеревались идти на Эдирне через леса у Средна-Горы, но на подходе встретили армию, возглавляемую Касымом-пашой, к тому же сильные морозы были на стороне оборонявшихся османов[62][60][63]. Касым-паша преследовал их, однако попал в ловушку. В итоге битвы при Куновице в плен попали санджакбей Болу и Чандарлы Махмуд-бей (брат великого визиря Халил-паши, женатый на сестре Мурада Хафсе-хатун)[61][64].

Мирный договор (1444)

Согласно Дуке, Мурад II стремился быстрее завершить военные действия, чтобы развязать себе руки для скорейшего отправления в Анатолию. Кроме того, сестра Мурада упрашивала его освободить её мужа. Мурад при посредничестве Мары Бранкович направил послов к её отцу, Георгию Бранковичу. Султан предлагал тестю восстановить разрушенные сербские крепости, в том числе и Смедерево. При посредничестве Георгия Бранковича начались переговоры и 12 июня 1444 года в Эдирне Мурад подписал с послом венгерского короля Владислава III, Стойко Гисданичем, мирный договор, произнеся клятву его соблюдать. Затем султан послал в Сегед к Владиславу Сулеймана Балтаоглу с текстом договора, чтобы Сулейман принял клятву венгерского короля. Несмотря на противодействие папы, рассылавшего письма с призывами не заключать мир, переговоры с послами Мурада были продолжены. В итоге 12 и 14 августа кардинал Чезарини и Де Регуардати (венецианский посол в Буде) соответственно сообщили письмами из Варада (современный Орадя) в венецианский сенат о заключении мира. 15 августа договор был ратифицирован[57][1][65].

Содержание договора известно из письма Кириака Анконского По этому соглашению, называемому «Сегедский мирный договор»[k 13][66][67]:

1) Сербия возвращалась Георгию Бранковичу, Мурад также должен был выплатить компенсацию в размере 200 000 золотых гульденов и освободить двух сыновей Бранковича, бывших у Мурада заложниками.

2) Воевода Валахии, Влад Дракул, продолжал платить дань, но без обязательств лично являться при османском дворе.

3) Георгию Кастриоти возвращались все его земли и вся Албания переходила под контроль Венгрии.

4) Зять Мурада, Махмуд-бей, освобождался за выкуп в размере 70 000 дукатов;.

5) Венгрия брала на себя обязательство не нападать на Болгарию и не пересекать Дунай.

Тем не менее, хотя договор и был выгоден Венгрии, он сохранил прежние границы зоны влияния Османской империи (за исключением Валахии)[57].

Покорение Карамана (1423—1444)

К 1425 году власть Мурада была признана беями Текке и Ментеше, Айдына и Гермияна. В итоге Мурад восстановил власть почти на всех землях Малой Азии, покорённых до 1402 года. Единственным бейликом, пока ещё боровшимся за независимость, был Караман[68]. В восточной Анатолии Йиркедж-паша покорил туркмен в районе Токата и Амасьи и в области Джаник[13].

В 1423 году Мурад оказал Ибрагиму Караманиду помощь в получении власти в Карамане, когда после смерти Мехмеда Караманида его брат Алаэддин Али решил захватить власть и отодвинуть племянников. Тогда Мурад женил Ибрагима и его брата Ису на своих дочерях, Исе дал санджак в Румелии, а Ибрагиму дал войско, с которым тот смог победить дядю. Ибрагим расплатился с Мурадом, отдав османам города бывшего бейлика Хамид Ыспарту и Эгридир, которые были переданы Мехмеду Караманиду Тамерланом в 1402 году[69]. Несмотря на помощь султана и родство с ним, бей Карамана не считал нужным соблюдать договорённости. В 1426/27 году Мурад попробовал осадить зятя, однако не смог его победить[70].

 
Османская империя в 1450 г.

В 1432 году король Кипра Иоанн II, отправил к «Великому Караману», как называли Ибрагима европейцы, посольство, целью которого было продлить договор между Кипром и Караманом. Вместе с этим посольством в Карамане побывал Бертрандон де ла Брокьер[71]. По его словам, Ибрагим ненавидел Мурада, потому что тот «отнял у него часть Карамана». Также де ла Брокьер писал, что хотя Ибрагим боится сам напасть на султана, но не замедлит сделать это, если увидит, что султан «успешно атакован европейцами»[72]. Путешественник был прав, Ибрагим заключил союз с Сигизмундом[73] и в 1433 году захватил Эгридир и Ыспарту, которые сам ранее вернул Мураду в обмен на помощь[70]. После такого явного объявления войны Мурад II выступил против него и в 1435 году Мурад вынудил Ибрагима подтвердить передачу земель Хамидидов османам[70][72].

После поражения Мурада в при Нише в то время, как в Эдирне шли переговоры о Сегедском мире, Ибрагим вторгся на земли османов, разрушив и разграбив многие города, в том числе Анкару[74]. Мурад II вернулся из Румелии после подписания мирного договора в Сегеде с венграми и разбил войско Ибрагима[70]. Мурад взял с Ибрагима слово, что тот не станет бунтовать, и простил зятя по просьбе дочери[75]. Условия для Караманида были довольно суровы и ставили его в положение вассала: Хамид отходил Мураду, а двое сыновей Ибрагима были отправлены к султану заложниками [76]. В последовавших битве при Варне (1444) и Косовской битве (1448) в армии Мурада воевал сын Ибрагима и в неё входили отряды из Карамана[77].

По мнению турецкого историка Ф. Шумера возможной причиной того, что Мурад простил зятя была не любовь к дочери, а необходимость срочно отбыть на Балканы, поскольку в 1444 году венгры вторглись на османские земли, чем нарушили сегедский договор[70].

Отречение и битва при Варне (1444)

 
Битва при Варне 1444 г.

После заключения Сегедского мира, который казался Мураду гарантией на будущее, в августе 1444 года он отрекся от престола в пользу своего 12-летнего сына Мехмеда II, оставив с ним в качестве советников Чандарлы Халила-пашу и Хюсрева Моллу, а сам удалился в Манису[13]. Однако победы Хуньяди вдохновили папу создать новую антиосманскую коалицию с целью полного изгнания османов с Балкан. Несмотря на венгерско-османское перемирие, подготовка к Крестовому походу продолжалась, поскольку папский легат Джулиано Чезарини объявил мир, заключенный с «неверными», недействительным[11]. В сентябре 1444 года Владислав III, разорвав мирный договор, выступил против Мурада. 22 сентября 1444 года армия крестоносцев пересекла османскую границу[57].

В этот критический момент по настоянию Чандарлы Халила-паши Мурад был отозван из Бурсы и, прибыв в Румелию, возглавил армию, хотя султаном продолжал формально оставаться Мехмед[57].

10 ноября 1444 года османская армия встретилась с армией крестоносцев в Варне. Мурад одержал блестящую победу. Венгерский король Владислав погиб в бою, Янош Хуньяди едва избежал смерти. Деспот Бранкович оставался нейтральным на протяжении всей кампании[57]. Снова Мурад II вернулся в Манису[13].

Несмотря на победу в Варне, кампания 1444 года показала уязвимость османского государства, которое всего лишь поколение назад находилось на грани исчезновения. Новые визири юного Мехмеда II принадлежали к новой когорте османских государственных деятелей, и были либо недавними новообращенными мусульманами, либо завербованы по системе девширме. Они настаивали на более агрессивной внешней политике[11]. Мехмед и его визири уменьшили содержание серебра в монетах, которыми происходили выплаты янычарам[57]. Доверенный великий визирь Мурада Халил-паша, происходивший из потомственной османской чиновничьей аристократии, был сторонником взвешенной и сдержанной политики по отношению к европейским врагам османов. В итоге между визирями, оставленными Мурадом II для помощи Мехмеду, и визирями, назначенными Мехмедом, возник конфликт[11]. Когда обесценивание денег привело к восстанию в войсках в Эдирне[57], Мехмед, похоже, не смог справиться с ситуацией.[13]

 
Хюнер-наме.
Мурад II тренируется в стрельбе из лука,
H. 1523, f. 138a

Второе правление Мурада

В 1446 году Халил-паша решил просить Мурада вернуться на трон из Манисы, используя восстание янычаров как повод[11]. В течение последних шести лет своего правления Мурад снова возглавил несколько кампаний на Балканском полуострове. В декабре 1446 года он предпринял поход против Морейских деспотов Палеологов (Фомы, Деметрия, Константина). По сообщениям историков, султан был обескуражен мощью Гексамилиона, но Турахан-бей убедил его начать штурм стены. После артиллерийского обстрела османы разрушили Гексамилион, ворвались в Морею и опустошили полуостров, захватив Коринф и Патры. Мурад позволил Палеологам сохранить владения, но лишь при условии признания ими себя вассалами султана[55][56][11]. Османские историки XV века Орудж-бей и Энвери писали, что Морея была покорена 10 декабря, Дука отметил, что на Пелопоннессе Мурад захватил 60 тысяч пленных[78].

В 1447 году в Албании войска Мурада пытались бороться со Скандербегом (активность которого против османов началась в 1443 году)[11]. Во время осада Круи к Мураду прибыл посланник от Бранковича с сообщением, что Хуньяди вторгся на территорию Сербии[79]. Тогда султан сразу предложил Скандербегу мир, пообещав платить Албании 10 000 золотых в год. Несмотря на то, что Кастриоти не принял предложение, Мурад прекратил дальнейшую осаду и повел свою армию через Призрен в Новобрдо[80]. Когда 17 октября Хуньяди пришел на Косово поле — место первой битвы за Косово в 1389 году между сербами и османами — османская армия была уже там[79]. Перед началом битвы Мурад отправил Хуньяди посланника с предложением о мире, но Хуньяди отказался и посланник вернулся к султану ни с чем[81]. В последовавшей 17-19 октября битве на Косовом поле Мурад добился своей последней великой победы (иногда указывают 16-18 октября[11]). Мехмед также участвовал в этом сражении[82].

В 1450 году султан снова был в Албании на осаде Круи[13]. В том же году после смерти Иоанна VIII один из морейских деспотов, Константин Палеолог, с согласия Мурада II стал последним византийским императором[13]. Вскоре после этого, в первые дни мухаррама 855 года (февраль 1451 года), Мурад умер в Эдирне. Он был похоронен в Бурсе рядом с построенной им мечетью.[13]

Личность и память

По свидетельству современников Мурад был человеком энергичным и благочестивым. Даже византийские писатели с уважением отзывались о его справедливости и гуманности. Не уступая своим предшественникам в храбрости, он вместе с тем всегда человеколюбиво обращался с побежденными. Также он покровительствовал искусствам и построил много мечетей, дворцов, мостов, богаделен и школ[11].

К. Иречек: "Справедливый и откровенный человек, даже по словам византийцев."[83]

Кризисы 1444—1446 годов были такими же опасными, как кризисы междуцарствия и гражданской войны 1402-13 годов, и угрожали самому существованию Османского государства. Мураду удалось справиться с кризисом и укрепить османское правление на Балканах и в Малой Азии. Мурад II оставил стабильное и сильное государство своему сыну Мехмеду II, который во время своего второго правления (1451-81) превратил его в крупную региональную империю.[11]

Семья

Жёны/наложницы
  • Хатидже Халиме-хатун (ум. после 1500) — дочь правителя бейлика Джандарогуллары Ибрагима II или его отца Мубаризеддина. Брак с Мурадом II был заключён по разным данным в 1421 году, 1424 году или позднее. После восшествия на престол Мехмеда II была выдана замуж за бейлербея Анатолии Исхака-пашу[84].
  • Хунди-хатун (ум. 14 февраля 1486)[85] — по мнению Бабингера, Хунди была турчанкой и занималась воспитанием Мехмеда II. В более поздние годы она была весьма богата и даже построила несколько мечетей[86].
  • Хюма-хатун (ум. в сентябре 1449)[85]
  • Мара Бранкович, также Деспина-хатун (ок. 1420 — 14 сентября 1487) — дочь правителя Сербии Георгия Бранковича и Ирины Кантакузины. Брак был заключён 4 сентября 1435 года и, по мнению Бабингера, оставался бездетным. После восшествия на престол Мехмед II отослал её в Сербию, однако примерно в 1458 году она вернулась[87].
  • Йени-хатун — дочь Садибейзаде Махмудшаха. Возможно, была женой не Мурада II, а его сына Алаеддина Али[88].
  • неизвестная по имени наложница/жена — по мнению Хаммер-Пургшталя, состояла в родстве с Георгием II Балшичем и позднее была отправлена на родину[89].
Сыновья
  • Ахмед (1420 — май 1437)[85] — санджакбей Амасьи с 1434 года[86].
  • Алааддин Али[tr] (1430—1442[90]/1443; мать — Хунди-хатун) — предположительно в 1439 году женился на Йени-хатун, дочери Садибейзаде Махмудшаха. Имел двоих сыновей, рождённых в 1442 году. Традиционная версия высказана Бабингером, который утверждал, что Алаеддин Али был казнён вместе с сыновьями по неизвестной причине по приказу отца Кара Хызыром-пашой[91]. Однако сейчас принята версия Халила Иналджика, по словам которого смерть любимого сына была для Мурада II неожиданностью и произошла по неизвестной причине[92].
  • Мехмед II (30 марта 1432 — 3 мая 1481; мать — Хюма-хатун[85])
  • Ахмед (ноябрь 1450 — казнён 18 февраля 1451; мать — Хатидже Халиме-хатун[85])
  • Хасан[93] (ум. 1444[85])
  • Орхан-челеби[94] (ум. 9 февраля 1451[95])
Дочери
  • Фатьма-хатун[tr] — была первой женой Заганос Мехмета-паши[96].
  • Дочь — с 1440 года была замужем за правителем бейлика Джандарогуллары Кемаледдином Исмаилом[2]. В браке родила двоих сыновей — Хасана и Яхью[85]. Хасан был женат на дочери Мехмеда II[20].
  • Дочь — с 1443 года была замужем Касимом Кемаледдином[2], братом правителя бейлика Джандарогуллары Кемаледдина Исмаила[85].
  • Дочь — была замужем за Коджи Синаном-пашой (ум. 1486)[85].
  • Дочь — была замужем за Мехмедом, сыном Харана[85].
  • Дочь — с августа 1470 года была замужем за Исой-беем[97]. Предположительно была полнородной сестрой Мехмеда II[98]. Мехмед Сюрейя указывал, что до брака с Исой она была замужем за Караманоглу Ибрагим-беем[2]. Согласно же Алдерсону, Ибрагим бей был женат не на дочери Мурада II, а на сестре, дочери Мехмеда I[99].

В культуре

В сериале «Мехмед: Завоеватель мира» Мурада II сыграл турецкий актёр Танер Бирсель.

Комментарии

  1. Год рождения Мурада II в устаревших или популярных изданиях может быть указан 1401 (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона) или 1403 («Все монархи мира. Мусульманский Восток VII—XV вв.»).
  2. Приводятся также даты июнь 1404 года[1], 1403 или 1404 год[2].
  3. Турецкий историк Х. Хюсамеддин (H. Hüsameddin) в книге «История Амасьи» называет матерью Мурада внучку Шадгельди Ахмеда-паши[1].
  4. Мехмед Нешри писал о помолвке так: «в Токате <…> посланник прибыл из Дулкадироглу. Долго разговаривали друг с другом и решили положить конец вражде. Тогда султан обручился с дочерью Дулкадироглу»[4].
  5. Ч.Улучай называл отцом Эмине Сули Шабана-бея[6]. По мнению Ф. Бабингера и И.Узунчаршилы[tr], её отцом с большей вероятностью был Сули Шабан-бей. Э. Алдерсон упомянул оба варианта, отметив, что более вероятно, что её отцом был Сули-бей, чем Мехмед-бей. Историки Р.Юнанч и Дж. Мордтман полагали, что отцом Эмине был Мехмед-бей[7]. Н.Сакаоглу придерживался противоположного мнения - её отцом с большей вероятностью был Мехмед-бей[8].
  6. Анонимная хроника: «Султан Мехмед послал на Карабурун Баязида-пашу и сына своего Мурада. Мустафа Бёрклюдже, приобретя в тех областях огромную славу, поднял голову. К нему собралось две-три тысячи народу. Баязид паша и султан Мурад, придя в Карабурун, встретились с Бёрклюдже, и произошло огромное сражение. С обеих сторон было убито множество народа. Наконец и Бёрклюдже разбили и уничтожили»[15].
  7. Ашик-паша-заде : «Султан Мехмед послал Баязида-пашу со своим сыном Мурадом. Те прибыли. Встретились в Карабуруне с Бёрклюдже. Произошло большое сражение. С обеих сторон уничтожено много людей. Наконец и Бёрклюдже был разорван на части»[14].
  8. Согласно Шикари (автор Караманнаме) и историку Шукруллаху дети были убиты сразу после интронизации Мурада[18].
  9. Ашикпашазаде и Нешри назвали претендента «Дюзме Мустафа» (тур. Duzme Mustafa - Лже Мустафа), считая его самозванцем. Энвери и Дука были уверены, что Мустафа является сыном Баязида[24].
  10. В 1413 году (или 1414/1415 году[25]) отец Мурада, Мехмед, подавил при помощи Баязида-паши очередное выступления беев Айдына и Карамана. Мехмед сохранил Джунейду из Айдына жизнь, поддавшись на мольбы его матери, но отправил его в Румелию, на должность санджакбея приграничной провинции Нигболу (Никопол). Бейлик Джунейда был преобразован в санджак, управлять которым был поставлен Александр Шишман, изгнанный Мехмедом из Никопола[26].
  11. Нешри писал, что Мурад не давал приказа о казни напрямую. Якобы, он любил брата и впоследствии обвинял своего мирахора (конюшего) Мезида-пашу в убийстве Мустафы. Мезид-бей смог убедить султана, что он не участвовал в казни, Мурад поверил, что «было хорошо для карьеры Мезада-бея».
  12. Doğanbey, Seferihisar
  13. Договор называется Сегедским, поскольку именно в Сегеде Владислав должен был его подписать. Однако на самом деле договор был подписан Мурадом в Эдирне, а Владиславом в Вараде.

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 İnalcık, 2006.
  2. 1 2 3 4 Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 27.
  3. Сфрандзи, 1987, XII, 4.
  4. 1 2 Нешри, 1984, с. 172.
  5. Alderson, 1956, p. 83 (прим.).
  6. 1 2 Uluçay, 2001, p. 27.
  7. Alderson, 1956, table XXV, comm.4; Uzunçarşılı, 1969; Kastritsis, 2007, p. 80; Yinanç, 1988, p. 35-55; Vaglieri, 1991.
  8. Sakaoğlu, 2015, p. 100.
  9. Alderson, 1956, table XXV, comm.4.
  10. Alderson, 1956, table XXV, comm.4; Uzunçarşılı, 1969; Kastritsis, 2007, p. 80.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Ágoston, 2009.
  12. 1 2 3 4 5 İnalcık, 2006; Ágoston, 2009.
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Kramers, 1993.
  14. 1 2 Тверитинова, 1956, с. 218.
  15. Тверитинова, 1956, с. 217.
  16. 1 2 3 İnalcık, 2006; Ágoston, 2009; Nilgün, 2015, p. 35.
  17. Kramers, 1993; Ágoston, 2009; İnalcık, 2006.
  18. Heywood, 1991; Nilgün, 2015.
  19. 1 2 3 Uzunçarşılı, 1988.
  20. 1 2 Alderson, 1956, table XXVII.
  21. Heywood, 1991; Imber, 1990, p. 95.
  22. Tektaş, 2009; Nilgün, 2015.
  23. 1 2 Mélikoff, 1965, p. 599–600; Doukas, 1975, p. 123–125; İnalcık, 1991, p. 976.
  24. Başar.
  25. Merçil, 1991; Emecen, 1993.
  26. Тютюнджиев, Павлов, 1992, с. 34; Foss, 1979, p. 166.
  27. Mélikoff, 1965, p. 599–600; Doukas, 1975, p. 123–125; İnalcık, 1991, p. 976; Emecen, 1993.
  28. Heywood, 1993, p. 711; Doukas, 1975, p. 133, 136–137; Uzunçarşılı, 1969, p. 116.
  29. Heywood, 1993, p. 711; Doukas, 1975, p. 137–143; İnalcık, 2006.
  30. Uzunçarşılı, 1969, p. 116; Doukas, 1975, p. 143–146.
  31. Doukas, 1975, p. 146–151; Черноусов, 1914, с. 205.
  32. Черноусов, 1914, с. 203.
  33. Doukas, 1975, p. 151–152; Жуков, 1984, с. 136.
  34. Heywood, 1993, p. 711; Doukas, 1975, p. 152.
  35. 1 2 Heywood, 1993, p. 711; Uzunçarşılı, 1969, p. 117.
  36. Жуков, 1984, с. 136; Merçil, 1991.
  37. Жуков, 1984, с. 136; Merçil, 1991; Черноусов, 1914, с. 195; Doukas, 1975, p. 152–156.
  38. İnalcık, 2006; Nilgün, 2015.
  39. Heywood, 1993, p. 711; Uzunçarşılı, 1969, p. 117; Kramers, 1993; Ágoston, 2009; Jefferson, 2012, p. 74.
  40. 1 2 Nilgün, 2015, p. 37.
  41. Imber, 2009; Nilgün, 2015, p. 37.
  42. Jefferson, 2012, p. 75.
  43. Вебер, 1887, с. 557.
  44. Nilgün, 2015, p. 38.
  45. İnalcık, 2006; Kramers, 1993.
  46. Aşıkpaşazade, 2003, p. 170—173.
  47. İnalcık, 2006; Ágoston, 2009; Nilgün, 2015, p. 35; Kramers, 1993.
  48. Mélikoff, 1965, p. 599–600.
  49. Doukas, 1975, p. 165.
  50. Mélikoff, 1965, p. 599–600; Doukas, 1975, p. 165–167.
  51. Mélikoff, 1965, p. 599–600; Doukas, 1975, p. 166–167; Жуков, 1984, с. 136; Uzunçarşılı, 1969, p. 117.
  52. Mélikoff, 1965, p. 599–600; Жуков, 1984, с. 136; Merçil, 1991; Foss, 1979, p. 167; Doukas, 1975, p. 167–169; Uzunçarşılı, 1969, p. 118; Нешри, 1984, с. 225.
  53. Kramers, 1993; Jefferson, 2012, p. 75.
  54. İnalcık, 2006; Ágoston, 2009.
  55. 1 2 Emecen, 2012.
  56. 1 2 Babinger, 2000.
  57. 1 2 3 4 5 6 7 8 Ágoston, 2009; Kramers, 1993.
  58. 1 2 Kapanşahin, 2016, p. 19.
  59. Kapanşahin, 2016, p. 19—20.
  60. 1 2 Babinger, 1992, p. 25.
  61. 1 2 3 Kapanşahin, 2016, p. 20.
  62. Fine, 1994, p. 548.
  63. Stadtmüller, 1988, p. 16.
  64. Imber, 2006, p. 22.
  65. Imber, 2006, p. 25.
  66. Imber, 2006, p. 23,198-190.
  67. Димитров, 1908, с. 8.
  68. Ágoston, 2009; İnalcık, 2006; Kramers, 1993.
  69. Kramers, 1927; Alderson, 1956, p. 181.
  70. 1 2 3 4 5 Sumer, 1995.
  71. Bertrandon de La Brocquière, 1807, p. 191; Bertrandon de La Brocquière, 1892, p. 115.
  72. 1 2 Bertrandon de La Brocquière, 1807, p. 194; Bertrandon de La Brocquière, 1892, p. 120.
  73. Kramers, 1927; Taşkıran, 2016.
  74. Sumer, 1995; Şahin, 2016.
  75. Нешри, 1984, с. 247; Sumer, 1995; Kramers, 1927.
  76. Aköz, 2005; İnalcık, 2006.
  77. Kaya, 2004, p. 41—46.
  78. Kapanşahin, 2016, p. 24.
  79. 1 2 Ćorović, 1989.
  80. Bánlaky, 1929.
  81. Uzunçarşılı, 1988, p. 390,1cild.
  82. Cezar, 2010, p. 344.
  83. Иречек, 1878, с. 469-470.
  84. Alderson, 1956, table XXVI (прим. 2).
  85. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Alderson, 1956, table XXVI.
  86. 1 2 Babinger, 1992, p. 12.
  87. Alderson, 1956, table XXVI (прим. 5).
  88. Alderson, 1956, table XXVI (прим. 8).
  89. Alderson, 1956, table XXVI (прим. 6).
  90. Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 5.
  91. Alderson, 1956, table XXVI (прим. 7); Babinger, 1992, p. 23.
  92. İnalcık, 2006, p. 168.
  93. Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 17.
  94. Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 33.
  95. Alderson, 1956, table XXVI (прим. 9).
  96. Alderson, 1956, table XXVI; Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 27.
  97. Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 27; Alderson, 1956, tables XXVI.
  98. Alderson, 1956, table XXVI (прим. 12).
  99. Alderson, 1956, tables XXVI, XXV, LVII.

Литература


  • Uzunçarşılı İsmail Hakkı[tr]. Osmanlı Tarihi. — Ankara: Türk Tarih Kurumu, 1988. — P. 330—341, Cild1. — 3114 p. (тур.)

Энциклопедии

  • The Encyclopaedia of Islam, New Edition / Gibb, H. A. R.; Kramers, J. H.; Lévi-Provençal, E.; Schacht, J.; Lewis, B.; Pellat, Ch.. — Leiden, 1960. — ISBN 90-04-08114-3. (англ.)
  • Mélikoff I. Aydi̊̊n-Og̲h̲lu. — 1960. — Vol. I: A–B. — P. 783. (англ.)
  • Mélikoff I. D̲j̲unayd. — 1965. — Vol. II: C–G. — P. 599–600. (англ.)
  • Kramers J.H. Karaman-Oghullari / In Houtsma, Martijn Theodoor. — Leiden: BRILL, 1927. — Vol. II. — С. 748—752. — (E.J. Brill's first encyclopaedia of Islam, 1913–1936). (англ.)
  • Babinger F. Turahan Bey / In Houtsma, Martijn Theodoor. — Leiden: BRILL, 2000. — Vol. X. — С. 670–672. — (E.J. Brill's first encyclopaedia of Islam, 1913–1936). — ISBN 978-0-691-01078-6.
  • Encyclopaedia of Islam, Second Edition / Edited by: P. Bearman, Th. Bianquis, C.E. Bosworth, E. van Donzel, W.P. Heinrichs.. — Leiden: BRILL. (англ.)
  • Kramers J.H. Murād II. — 1993. — Vol. VII. — P. 594—595.
  • Heywood, C. J. Muṣṭafā Čelebi, Düzme". — 1993. — Vol. VII. — P. 710–712.
  • İnalcık H. Meḥemmed I. — 1991. — Vol. VI. — P. 973–978.
  • İnalcık H. Mehmed II. — 1991. — Vol. VI. — P. 978—981.
  • Vaglieri L. V.[en]. Ḏh̲u 'l-Ḳadr // {{{заглавие}}}. — 1991. — Vol. II. — P. 239—240.
  • Islam Ansiklopedisi. (тур.)
  1. Иречек К. История болгар. — Одесса: тип. Л. Нитче, 1878. — 792 с.