Муромцевское восстание

Му́ромцевское восстание — крестьянское восстание в Муромцевском районе Барабинского округа Сибирского края РСФСР с 1 по 12 марта 1930 года.

Муромцевское восстание
Дата 1-12 марта 1930
Место Муромцевский район и часть Мало-Красноярского района Барабинского округа, небольшая часть Большереченского района Омского округа Сибирского края
Причина Насилие, издевательства, национализация, коллективизация
Итог Жестокое подавление восстания, репрессии
Изменения Смена местного партийного руководства
Противники

Крестьяне, незначительное число других лиц

 СССР

Командующие

Повстанческий штаб

Л. М. Заковский
М. А. Плахов
Ф. Г. Клейнберг
 М. С. Панкратьев 

З. Ф. Белокуров
Сергей Петренко
Иван Кандаков
Поликарп Синаевский
и другие

Начало и ход восстания

Началом волнений и недовольства вызвало принятое Постановление ЦК ВКП(б) в январе 1930 года «О темпе коллективизации и мерах помощи колхозному строительству», по которому определялись плановые задания по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации. Выполняя это Положение, крестьян стали арестовывать, отбирать имущество и высылать в северные районы Тарского округа, в том числе на Кулай. Муромцевский райком партии возглавлял в это время секретарь Пономарёв, а отдел агитации — Игнатёнок. Не желавшие вступать в колхоз, объявлялись врагами советской власти. Некоторые уполномоченные по коллективизации заявляли селянам: «Кто не хочет входить в колхоз, тот поедет заодно с кулаками». Однако на призывы к созданию колхозов на селе негативно реагировали не только середняки, но и многие бедняки, и даже часть батраков. Насилие и издевательство вызвали естественное недовольство крестьян.

В селе Рязанском за антиколхозную агитацию большевики арестовали 7 крестьян-бедняков. В ответ на террор и принудительную коллективизацию возникло сопротивление. В Муромцевском районе руководителями этого сопротивления стал лесник Иван Шаварнаев, крепкие хлеборобы Иван Кондаков, Леонтий Шапочкин, Поликарп Синаевский и Илларион Соломатов.

23 февраля в деревне Тармакла состоялось совещание повстанческого актива, созванное Шаварнаевым. В нём участвовали не только «кулаки», но и несколько бедняков, всего около 15 человек, в среде которой видное место занимают кулаки Кондаков Иван и Шапочкин Леонтий. На собрание приглашается несколько человек бедноты и решается вопрос об организации 1 марта освобождения выселяемых кулаков, сосредоточившихся в селе Кондратьевском. Присутствовавшей бедноте обещается помощь в весеннюю посевную кампанию, и вместе с тем она запугивается тем, что после выселения кулаков Советская власть будет выселять и середняков, а потом бедняков. Повстанцы установили связь с сочувствующими в селе Кондратьево, которых возглавляли Захар Белокуров, Михаил Сергиенко, Пётр Мельников. В Тармакле и в Кондратьевом содержались арестованные коммунистами «кулаки», ожидавшие депортации или передачу местным органам ОГПУ.

Утром 1 марта 1930 года группа крестьян из деревни Тармакла выдвинулась в село Кондратьево. Были посланы представители в соседние населённые пункты с призывом поддержать выступление и освободить арестованных для высылки.

Толпа хлеборобов в 35-40 человек освободила арестованных крестьян, а затем двинулась в Тармаклу. Здесь их поддержали местные повстанцы, силы которых возросли до 150 человек. Повстанческий отряд возглавил Белокуров. Советский актив избили, арестованных освободили. В колхозе удалось захватить несколько винтовок. Повстанцы начали поднимать соседние селения Бергамакскую, Ляпунова[1] и другие.

В ночь на 2 марта повстанческий отряд из 20 человек во главе с бывшим милиционером Сергеем Петренко и Иваном Кондаковым начал наступление на село Муромцево. Коммунисты в панике бежали из райцентра за 25 вёрст, хотя повстанцы до Муромцева не дошли, сбитые с толку слухами о прибытии туда сильного вооружённого отряда, предназначенного для борьбы с повстанцами.

Основу вооружения повстанцев составляло охотничье оружие, берданки, малокалиберные винтовки (примерно 350 стволов). Кроме того в руках повстанцев оказались семь трёхлинеек, три обреза, шесть револьверов и ещё несколько стволов, захваченных у совпартактива.

Одна из повстанческих ячеек находилась в селе Рязанском. Ей руководил крепкий домохозяин Поликарп Синаевский. 1 марта, получив известия о восстании в Тармакле, Синаевский начал активные действия в результате чего восстали крестьяне деревень Вятская-1, Вятская-2[1] и других населённых пунктов. Рязанское стало центром и местом сосредоточения повстанческих сил (до 500 человек) в западной и северной части Муромцевского района. Руководство восстанием взял на себя повстанческий штаб, созданный в селе Рязанское. В него вошли Поликарп Синаевский, Илларион Соломатов и бывший меньшевик Эрнест Гуппельц, участвовавший в годы Гражданской войны в партизанском движении в тылу войск белого Восточного фронта. Соломатов и Гуппельц руководили боевыми операциями, а Синаевский — хозяйственными делами.

3 марта штаб решил организовать поход на Муромцевский райцентр, соединиться с повстанцами из Тармаклы, прервать связь между Омском и Тарой, организовать освобождение депортируемых на север «кулаков». Руководители объявили о формировании семи взводов правильной военной организации.

По полученным 2 марта сведениям Барабинского и Омского окротделов, 2 марта под руководством кулаков восстали 4 села Муромцевского района Барабинского округа: Кондратьевское (что 210 км северо-восточнее Омска), Тармаклы (10 км севернее Кондратьевского), Лисино (37 км западнее Кондратьевского) и Кокшенёво (30 км западнее Кондратьевского). Выступившие, количеством до 1000 человек, вооруженные охотничьими ружьями, трехлинейными винтовками, вилами, разоружили конвой, сопровождавший высылаемых местных кулаков, разгоняют колхозы, избивают и арестовывают колхозников и советский актив, устраивают шествия с иконами. Основные силы выступивших концентрируются в Кондратьевском, куда бандой стягивается конский состав. По сведениям из Омска, выступившими занят также районный центр Муромцево, что 20 км юго-западнее Кондратьевского. Банда по дорогам выставляет засады. Ещё 1 марта [в] указанные села в момент выселения кулаков начали стекаться крестьяне из окружающих сёл с требованием приостановить выселение, вернуть уже высланных и освободить арестованных, угрожая расправой местному активу, который при противодействии кулаками избивался. Наши мероприятия:

1) При получении сведений в ночь с 1 марта на 2 марта Омским и Барабинским окротделами высланы партотряды для ликвидации из ближайших районов —Большеречинского Омского округа и Киштовского Барабинского округа с количеством 40 человек оперативным составом райаппаратов окротделов;

2) 1 марта дополнительно высланы [из] Каинска отряд 40 человек коммунаров под ответственным оперсоставом, [из] Омска — 50 человек коммунаров и милиции во главе с помощником начальника окротдела;

3) 1 марта в 23 часа [из] Новосибирска выслана полковая школа нашего полка в составе 140 бойцов при полном вооружении во главе нач[альником] УПО ПП, на коего возложено проведение всей операции.

Совершенно секретно. Заковский товарищу Сталину, Ворошилову. 3 марта 1930 года.

В деревне Ляпунова в один из повстанческих отрядов вступил член ВКП(б) Полищук.

Восстание охватило 28 населенных пунктов с общим числом жителей до 20500 человек.

3 марта начались вооруженные стычки восставших крестьян с отрядами милиции и мобилизованными активистами из числа советского и партийного актива.

Ликвидация и итоги восстания

Реакция большевиков на Муромцевское восстание оказалась быстрой. Уже 5 марта село Рязанское было окружено карательными отрядами, разбившими основные силы повстанцев, среди которых по официальным партийным данным погибли 16 человек, а по данным чекистов — 31. В плен попали 700 повстанцев. Возможно, что в бою несколько десятков получили ранения, но сведения о раненых требуют уточнения.

К 10-12 марта разрозненное повстанческое движение в Муромцевском районе удалось полностью подавить. Судьба руководителей восстания осталась неизвестна.

Ликвидацией восстания руководили:

  1. Л. М. Заковский — полномочный представитель ОГПУ по Сибири;[2]
  2. М. А. Плахов — начальник Барабинского окружного отделения ОГПУ;
  3. М. С. Панкратьев — начальник учётно-статистического отдела и заместитель начальника Барабинского окружного отделения ОГПУ;[3]
  4. Ф. Г. Клейнберг — начальник Омского окружного отделения ОГПУ.[4]

В своей агитации повстанцы утверждали, что восстал весь Барабинский округ, а вслед за ним поднимется и Сибирский край. На самом деле никакой прочной связи с соседями повстанцы не смогли установить и даже не успели объединиться в рамках Муромцевского района. Если даже восстание подготовила законспирированная контрреволюционная («кулацкая») организация, о чём позднее сообщали чекисты, она выглядела весьма скромно. Повстанцы не имели ни стратегии движения, ни боеприпасов, ни ясного понимания ближайших задач, кроме изгнания местного совпартактива. Им не хватало дельных и толковых полевых командиров. Райцентр захватить не удалось.

Сотрудники ОГПУ докладывали позднее Сталину, что восстание, продолжавшееся десять дней, охватило в Барабинском округе 17 населённых пунктов в трёх районах, более всего в Муромцевском. Однако местные партийные органы сообщали другие сведения: 28 населённых пунктов с общим населением 20500 человек. При этом активно участвовали в движении до 1500 тысяч крестьян (более 7 % населения района). Лозунги повстанцев звучали так: «За освобождение кулаков от высылки», «Долой колхозы», «Долой деревенский актив», «Долой коммунистов из советов». В восставших деревнях советские активисты избивались и смещались со своих должностей. Их заменяли старосты, избираемые общими собраниям хлеборобов. Так произошло в деревне Тармакла. За десять дней восстания повстанцы убили шесть человек из числа местного актива, в частности члена окружного исполкома Пугача, а также избили около 70 советских, партийных и колхозных активистов.[5]

В ходе следствия было арестовано 1010 человек, из них привлечено к ответственности 441. По решению Тройки при ПП ОГПУ по Сибкраю под председательством латыша Заковского (который также будет расстрелян в 1938 году) 62 человека приговорены к расстрелу, 90 человек получили 10 лет концлагерей, 146 человек — по 5 лет, остальные — меньшие сроки. Многие отбывшие это наказание, во второй половине 1930-х годов вновь были арестованы.

Судьбы некоторых участников восстания

  • Белокуров, Захар Сафронович (1888—1935) — руководитель отряда в селе Кондратьево. Арестован и 12 декабря 1931 года приговорён на спецпоселение под Томском Западно-Сибирского края, где 23 января 1935 года умер.
  • Воробьёв (?—1930) — милиционер участник восстания. Расстрелян в 1930 году (Его племянник П. В. Воробьёв во время Гражданской войны служил в отряде И. Н. Красильникова. Затем начальник Иконниковского райотдела ОГПУ-НКВД. Член ВКП(б)).[6]
  • Мельников, Пётр Кондратьевич (1874-?) — участник восстания из села Кондратьево. Арестован 5 апреля 1931 года и 18 мая 1931 года Тройкой при ПП ОГПУ Западно-Сибирского края приговорён по статьям 58-10, 58-11 УК РСФСР к 3 годам штрафного изолятора. Наказание отбывал в 4 отделении СибЛАГа в селе Александровское Восточно-Сибирского края. Реабилитирован 15 мая 1989 года прокуратурой Иркутской области.
  • Сергиенко, Михаил Михайлович (1851-?) — участник восстания из села Кондратьево. Арестован 2 марта 1930 года и 19 марта 1930 года приговорён по статье 58-11 УК РСФСР. Выслан на жительство в Туруханский край.
  • Синаевский, Антон Михайлович (1888—1937) — участник восстания из села Рязанского. Арестован 31 июля 1937 года и 2 сентября 1937 года приговорён Тройкой при УНКВД по Омской области к высшей мере наказания за контрреволюционную агитацию и участие в повстанческом движении против советской власти без ссылки на закон. Расстрелян в Таре 14 сентября 1937 года.[7]

Примечания

  1. 1 2 Сегодня населённый пункт не существует
  2. За ликвидацию восстания был представлен ко второму ордену Красного Знамени в январе 1931 года, однако ВЦИК отклонил ходатайство, как не подходящий по личным подвигам в боевой обстановке к требованиям статута ордена «Красное Знамя», представлен к награде этого ордена быть не может
  3. В представлении к поощрению работников госбезопасности, проводивших массовую операцию в деревне, было записано: … Энергичный, настойчивый, инициативный. Эти качества в последние массовые операции проявил особо, проделав громадную подготовительную работу к разгрому активизирующейся контр-революции в Барабинском округе. Принимал непосредственное участие в разработке и ликвидации большого числа контр-революционных группировок и изъятию контр-революционных одиночек в Барабинском округе. Руководил политинформацией, своевременно и чётко освещая ход операции и политическое состояние округа перед краем
  4. А. Г. Тепляков. «Как не подходящий по личным подвигам в боевой обстановке»: наградные документы Сибирских чекистов 1930—1931 годы // Вестник Новосибирского государственного университета. Том 11. Выпуск 1: История. 2012. Новосибирск. С. 159—167
  5. Из воспоминаний Евгения Кравченко о Муромцевском восстании 1930 года
  6. Алексей Георгиевич Тепляков. Опричники Сталина // Красноярское общество «Мемориал»
  7. Жертвы политического террора в СССР

Литература

  • Брычков П. Муромцевский мятеж // Журнал «Бизнес-курс». № 33. 29 августа. — 2007. Омск. — С. 84-85.
  • Записка по прямому проводу ПП ОГПУ по Сибкраю о восстании крестьян в Барабинском округе. 3 марта 1930 года // «Совершенно секретно»: Лубянка Сталину о положении в стране (1922—1934 годы). Том 8. Часть 2. 1930 год. Москва. 2008. С. 1253—1254.
  • Из доклада комиссии Барабинского окружкома ВКП(б) о восстании крестьян в Муромцевском районе Сибири // Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Том 2. ноябрь 1929 — декабрь 1930. Москва РОССПЭН. 2000. С. 400—404.
  • Красильников С. А. Серп и Молох: крестьянская ссылка в Западной Сибири в 1930-е годы. — М., 2003. — С. 35, 37-39.
  • Озерова О. А. Муромцевское восстание 1930 года как отражение насильственных методов в период сплошной коллективизации в Западной Сибири // Вопросы методологии и истории в работах молодых учёных: сборник научных статей. Выпуск 18. Омский государственный педагогический университет. Издательство ОмГПУ. — Омск. 2012. — С. 85-87.
  • Полещук К. В Муромцевских лесах // Журнал «Отечественные записки». № 1 (16). Москва. 2004.
  • Тепцов Н. В. В дни великого перелома: история коллективизации, раскулачивания и крестьянской ссылки в России (СССР) по письмам и воспоминаниям, 1929—1933 годы. — М., 2002. — С. 117—118.
  • Самосудов В. М. Муромцевское восстание 1930 года // Иртышский вертоград. — М., 1998. — С. 310—317.
  • Самосудов В. М. Муромцевское восстание 1930 года // Омская старина: историко-краеведческий альманах. Выпуск 3. Омск. 1995.
  • Самосудов В. М. Муромцевское восстание // Большой террор в Омском Прииртышье (1937—1938). Омский государственный педагогический университет. Издательство ОмГПУ. — Омск. 1998.
  • Фомин А. Урманский мятеж //Газета «Четверг». № 11. 13 марта. 2008. Омск. — С. 8-9.
  • Фомин А. Урманский мятеж //Газета «Четверг». № 12. 20 марта. 2008. Омск. — С. 9.
  • Фомин А. Урманский мятеж //Газета «Четверг». № 13. 27 марта. 2008. Омск. — С. 9.
  • Шангин М. С. Мятеж обречённых: хроника Муромцевского восстания. — Омск, 1998. — 400 с.

Ссылки

См. также