Непоминающие

Непомина́ющие — неофициальное именование, принятое также в церковно-исторической литературе, российских православных священнослужителей Патриаршей церкви (то есть не примкнувших к официально признанному тогда обновленческому Синоду Православной Российской Церкви), не принявших компромиссов с большевистским режимом в СССР, на которые пошёл митрополит Сергий (Страгородский) в 1927 году, и отказывавшихся поминать его имя за богослужением, поминая только находившегося под арестом Патриаршего местоблюстителя митрополита Петра (Полянского), но не порывавших полностью церковного общения с заместителем Патриаршего местоблюстителя митрополитом Сергием и Временным Патриаршим Синодом при нём.

Для правового обоснования непоминающие ссылались на Постановление Святейшего Патриарха Тихона, Священного синода и Высшего Церковного совета Православной Российской Церкви от 7(20) ноября 1920 года № 362[источник не указан 958 дней].

Наиболее видные представители — преосвященные Кирилл (Смирнов), Афанасий (Сахаров), Арсений (Жадановский), Серафим (Звездинский).

Когда Патриархом был избран митрополит Алексий (Симанский), часть последователей «непоминающих» (почти все они погибли в 1930-е годы[1]) воссоединилась со священноначалием Русской православной церкви[2]. В основном это были сторонники епископа Афанасия (Сахарова), принявшего Алексия в общение и признавшего его законным патриархом. Другая часть продолжала существовать на катакомбном положении.

Содержание

Оценки

Митрополит Ювеналий (Поярков), являвшийся председателем Синодальной комиссии по канонизации святых Русской православной церкви:

Но в своей дисциплинарной практике Православная Церковь иначе, чем к обновленцам, григорьевцам и автокефалистам, относилась к присоединяемым из так называемых «правых» расколов; они принимались по покаянии в сущем сане — в том, какой могли получить в отделении от законного Священноначалия.

В действиях «правых» оппозиционеров, часто называемых «непоминающими», нельзя обнаружить злонамеренных, исключительно личных мотивов. Их действия обусловлены были по-своему понимаемой заботой о благе Церкви. Как хорошо известно, «правые» группировки состояли из тех епископов и их приверженцев среди священнослужителей и мирян, кто, не соглашаясь с церковно-политической линией назначенного митрополитом Петром Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита (потом Патриарха) Сергия — прекращал возношение имени Заместителя за богослужением и таким образом порывал каноническое общение с ним. Но порвав с Заместителем Местоблюстителя, они, как и сам митрополит Сергий, главой Церкви признавали митрополита Петра — Местоблюстителя Патриаршего Престола[3].

С учётом этих соображений и в интересах сближения с Русской православной церковью заграницей была признана возможной канонизация тех жертв репрессий, которые, находясь в отделении от митрополита Сергия, продолжали признавать главой Церкви митрополита Петра и не пытались организовать параллельный церковный центр: митрополит Кирилл (Смирнов) и митрополит Агафангел (Преображенский), архиепископ Серафим (Самойлович), епископ Виктор (Островидов), Дамаскин (Цедрик), Афанасий (Сахаров) и др.[2] При этом никакие прещения, наложенные митрополитом Сергием на отделившихся от него «отщепенцев» (термин митрополита Сергия и Временного Патриаршего Священного синода при нём) формально отменены не были.

См. также

Примечания

Литература

  • Шкаровский Михаил. Судьбы Иосифлянских пастырей. СПб, 2006.
  • Православное церковное сопротивление в СССР. Биографический справочник 1927—1988 гг. / авт. Сост. М. В. Шкаровский, Д. П. Анашкин. Отв. ред. М. В. Шкаровский. — М.: РОССПЭН, 2013. — 287 с.: ил.

Ссылки