Публий Нигидий Фигул

(перенаправлено с «Нигидий Фигул»)

Пу́блий Ниги́дий Фигу́л (лат. Publius Nigidius Figulus; родился не позже 98 года до н. э. — умер в 45 году до н. э.) — римский государственный деятель и философ из плебейского рода Нигидиев, претор в 58 году до н. э. Представитель латинского неопифагореизма Нигидий считался вторым после Марка Теренция Варрона учёным в Риме. Являясь другом Цицерона, осенью 63 года до н. э. вместе с женой и братом последнего всячески содействовал раскрытию заговора Катилины. Участвовал в гражданской войне 49—45 годов до н. э. на стороне республиканцев, был пленён Цезарем, но, в отличие от других оптиматов, не получил прощения диктатора и скончался в изгнании.

Публий Нигидий Фигул
лат. Publius Nigidius Figulus
квестор Римской республики
до 63 года до н. э.
народный трибун или эдил Римской республики
60 год до н. э. (по одной из версий)
претор Римской республики
58 год до н. э.
легат в Азии (предположительно)
52—51 годы до н. э.
Рождение не позднее 98 до н. э.,
Смерть 45 до н. э.(-045)
Род Нигидии
Деятельность философия
Звание легат

Биография

Происхождение

По всей видимости, Публий по рождению принадлежал к плебейской ветви патрицианского рода Марциев, основатель которого, Марк Марций, происходил из сабинского города Кур и являлся родственником второго, согласно античной традиции, римского царя Нумы Помпилия, вместе с которым в своё время перебрался в Рим[1] и ещё при жизни царя был возведён последним в сенаторское сословие[2]. Впрочем, какие-либо письменные или эпиграфические сведения о родном и приёмном отцах Нигидия отсутствуют.

Гражданская карьера

Нигидий был известен своей дружбой с Марком Туллием Цицероном, которого поддерживал, являясь сенатором, при подавлении заговора Катилины[3][4]. Следовательно, квестуру Публий мог занимать до 63 года до н. э. Когда в конце 60 года до н. э. в Риме молодой нобиль Марк Целий Руф, начинавший свою гражданскую карьеру, заочно привлёк за злоупотребления властью в Македонии наместника этой восточной провинции Гая Антония Гибриду, Нигидий «гро­зился на народ­ных сход­ках при­влечь к ответ­ст­вен­но­сти вся­ко­го судью», кото­рый не явит­ся на предстоящий суд[5]. Немецкий филолог Вильгельм Кролль, отталкиваясь от сообщения Цицерона, допускает, что Фигул в это время являлся эдилом, датируя его магистратуру 60 годом до н. э[6].; впрочем, некоторые исследователи полагают, что он мог входить в состав коллегии народных трибунов[7], отнеся это событие к 59 году до н. э[8]. После имя Нигидия в числе прочих должностных лиц упомянуто в одном из писем Цицерона к своему брату, когда над оратором нависла реальная угроза политического изгнания: в нём Марк Туллий говорит, что новоизбранные пре­то­ры, среди которых значился и Фигул, «очень дру­же­ст­вен­ны мне и очень сме­лые граж­дане»[9], подчёркивая при этом своё осо­бое расположение к ним[10][11]. Основываясь на том, что Публий выведен Цицероном в качестве собеседника в его латинском переводе платоновского «Тимея», написанного в 51 году до н. э., канадский учёный Р. Броутон предположил, что Нигидий мог служить легатом у Минуция Терма в Азии, откуда он отбыл в июле 51 года[12].

С началом междоусобной войны 49—45 годов до н. э. примкнул к помпеянцам[13]. По всей видимости, в одном из сражений попал в плен; несмотря на широко применявшуюся Гаем Юлием Цезарем «политику милосердия», прощения не получил и скончался в ссылке в 45 году до н. э[14].

Известно, что он предсказал отцу недавно родившегося Августа, что тот станет «владыкой мира»[15].

Оценка сочинений

Сочинения его, дошедшие до нас только в отрывках, касаются грамматики, религии и естествоведения. Самый важный труд Нигидия Фигула по грамматике — «Commentarii grammatici», отводивший много места орфографии. В сочинении Hигидия Фигула: «De diis» (О богах) речь шла как об именах богов, так и об их почитании. Кроме того, он писал сочинения о религиозном прорицании (divinatio): «De augurio privato», «De extis» и об истолковании сновидений. Из его сочинений по естествознанию известны «Sphaera graecanica» и «Sphaera barbarica» — астрономически-астрологического характера, «De vento», «De animalibus» и «De hominum naturalibus».

Сочинения Нигидия Фигула, вследствие крайней темноты изложения, были доступны, по-видимому, только специалистам и никогда не имели распространения среди большой публики.

Фрагменты трудов

  • Publii Nigidii Figuli operum reliquiae, coll. A. Swoboda. Pragae, 1889;
  • Dora Liuzzi. Nigidio Figulo «astrologo e mago». Testimonianze e frammenti. Milella, Lecce 1983, ISBN 88-7048-063-1.

Примечания

  1. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Нума, 21;
  2. Тит Ливий. История Рима от основания Города, I, 20 (5);
  3. Марк Туллий Цицерон. В защиту Суллы, 14 (42);
  4. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Цицерон, 20;
  5. Цицерон. К Аттику, XXVIII [II, 2], (3);
  6. Kroll W. Nigidius Figulus // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft (RE). — 1939. — Bd. XVII, 1. — Sp. 200;
  7. Niccolini G, Giuffrè A. I fasti dei tribuni della plebe. — Mailand, 1934. — № 281. — ISBN 638160-1;
  8. Broughton R. The Magistrates of The Roman Republic. — New York, 1952. — Vol. II — P. 190;
  9. Цицерон. К брату, LIII [I, 2], (16);
  10. Broughton R. The Magistrates of The Roman Republic. — New York, 1952. — Vol. II — P. 194;
  11. Brennan T. The Praetorship in The Roman Republic. — New York & Oxford: Oxford University Press, 2000. — Vol. II: 122 to 49 BC. — P. 754. — Ref. 456;
  12. Broughton R. The Magistrates of The Roman Republic. — New York, 1952. — Vol. II — Pp. 239, 245;
  13. Цицерон. К Аттику, CCCXXI [VII, 24];
  14. Цицерон. К близким, CDLXXVIII [IV, 13];
  15. Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. Божественный Август, 94 (5).

Литература