Пещное действо

«Пещное действо»
(картина Николая Рериха)

«Пещное действо» (Чин воспоминания сожжения трёх отроков[1]) — название древнего русского церковного чина (с элементами театрализованного представления, своего рода литургической драмы[2]), совершавшегося в неделю Праотец (предпоследнее воскресение перед праздником Рождества Христова) или в Неделю святых отец (последнее воскресение перед праздником Рождества Христова) в XVI—XVII веках. Действо изображало историю чудесного спасения трёх отроков Анании, Азарии и Мисаила из огненной печи (Дан. 3:22-51). Это чинопоследование пришло на Русь предположительно из Византии, но на греческом языке Чин не сохранился (кроме краткой рукописи 1457 года, содержащей только нотные тексты для клиросов[3]). Чин воспоминания совершался в Успенском соборе Московского Кремля, а также в Великом Новгороде и в других городах, где были кафедральные соборы[4].

Чин сохранился в книге Большой Потребник, глава 84, под названием: «Чи́н быва́емый в неде́лю святы́х пра́отец и́ли святы́х оте́ц пещна́го де́йства». После книжной справы Большой Потребник в отредактированном виде стал называться Большой Требник, а в него «Чин пещнаго действа» не вошёл. Большой Потребник — это книга, которую в настоящее время используют в богослужении старообрядцы; но и они «Чин пещнаго действа» после Церковной реформы патриарха Никона, долгого отсутствия у них архиерейства и гонимого положения не служат.

Содержание

Описание чинопоследования

В субботу после литургии ключарь берёт благословение у патриарха, для того чтобы убрать амвон и поставить напротив царских дверей «пещь» (по-русски печь) вместо амвона (первоначально, как предполагают, «пещью» мог служить сам амвон[3]). Вокруг «пещи» он ставит шанданы (подсвечники) и оставляет всё до вечерней службы.

Вечером в субботу ключарь берёт благословение у патриарха начать звонить в колокола благовест к вечерне; после чего певчий дьяк выбирает из клира певцов, трое из них в Крестовой палате, изображающие отроков, надевают стихари и отроческие шапки, а другие певцы, изображающие халдеев, надевают на себя «халдейское платье» — мужское платье восточного покрова. Затем все певцы («отроки» и «халдеи») идут к патриарху, берут у него благословение; патриарх даёт им благословение и выдаёт каждому «отроку» по свече, свечи зажигают, и, сопровождая патриарха, все идут в кафедральный собор. По дороге певцы поют: «Благослове́н еси́, го́споди бо́же оте́ц на́ших, и хва́льно и просла́влено и́мя твое́ во ве́ки». Входят в церковь и «отроки» поют патриарху трижды: «Испола́йти деспота́[5]», затем кланяются патриарху и все идут к алтарю, впереди «халдеи», а затем «отроки». «Халдеи» в алтарь не входят, а «отроки» входят в алтарь. По чину служится вечерня. Во время выхода на литию впереди всех идут «халдеи», затем подъяк (иподьякон) с малым зажжённым подсвечником, после «отроки» с зажжёнными свечами, затем диаконы, протопоп и священники и затем патриарх. По окончании литии «халдеи» идут и встают около «пещи»; а все остальные: «отроки» и священники идут в алтарь. По окончании вечерни служится павечерница. После окончании павечерницы «халдеи» и «отроки» провожают патриарха до кельи, впереди идут халдеи, после них отроки с зажжёнными свечами и поют по дороге: «На град святы́й оте́ц на́ших иеросоли́м». В келье патриарху поют: «Испола́йти деспота́», кланяются патриарху и все расходятся по домам.

 
Халдейская пещь из новгородского Софийского собора

Подбор певцов на роли отроков делался особым способом. Анания это демественник (солист из хора), Азария это вершник (певец с высоким голосом), Мисаил это нижник (певец обладающий низким голосом). Начинал петь демественник, затем пели все вместе.

Утром ключарь приходит к патриарху, берет благословение. После чего певчий дъяк вместе с певчими приходят в Крестовую палату, снова одеваются в «халдеев» и «отроков», идут к патриарху, который вручает «отрокам» по свече, их зажигают и все идут в церковь, по дороге «отроки» поют: «Я́ко же запове́дал еси́ нам, да бла́го нам бу́дет». Когда входят в церковь: «Испола́йти деспота́», все входят в алтарь и начинается полунощница по чину. Затем служится заутреня по чину, до 7 песни канона. 7 и 8 песни канона в Псалтыри называется «Песнь отцев» (по припеву 7 песни «Благословен еси, Господи Боже отец наших»), это 26-91 стихи 3 главы «Книги пророка Даниила», молитва Азарии и песнь, которую пели три отрока в огненной печи, когда их туда отправил царь Навуходоносор II за то что они отказались поклонится идолу. «Отроки» подходят к патриарху, который их благословляет, а певчий дьяк каждому «отроку» повязывает на выю (шею) убрус (полотенце) и затем «халдеи» ведут за полотенца «отроков» через северные двери алтаря. При этом «халдеи» держат в руках пальмовые ветви, которыми угрожающе машут на «отроков». Разговоры «халдеев» между собою и с «отроками» происходили не на церковно-славянскомм, а на народном языке[4], в рукописи XVI века они представлены в более краткой форме[3]. «Халдеи» подводят «отроков» к патриарху. «Отроки» поднимают руки и кланяются ему, а патриарх благословляет «отроков» и дает им по свече. «Отроки» снова кланяются патриарху и поют: «потщи́ся в по́мощь на́шу, я́ко мо́жеши хотя́й». Затем певчий дьяк развязывает и снимает полотенца с «отроков» и дает их «халдеям», которые вводят их в «пещь» и закрывают дверь. Под пещью было место, которое изображало горн, один из служителей раздымлял его, а «халдеи» ходили вокруг пещи и угрожающе махали на него пальмовыми ветками. В это время протодиакон клал три поклона перед иконою, брал благословение у патриарха, вставал у аналоя и начинал петь первый стих 7 песни канона: «благословéнъ еси́, Гóсподи, Бóже отéцъ нáшихъ, хвáльно и прослáвлено и́мя твоé во вѣ́ки», тот же стих поют «отроки» в «пещи». Певчий дьяк забирал у «халдеев» большие свечи и давал им свечи малые («халдейские») и трубки с «плавучей травой». После чего халдеи ходят вокруг пещи и кидают «пловучую траву» на «пещь» и под неё, а также на печников и на людей в храме стоящих. Дьяки (певчие) и «отроки» поочередно в это время поют стихи из Песни отцев. Когда «отроки» поют стих: «я́же обрѣ́те о́ пéщи Халдéйскія», в это время «халдеи» палят около «пещи». После этого певчий дьяк забирает свечи и трубки с травою у «халдеев» и отдает их диаконам. Протодиакон громко возглашает: «А́нгелъ же Госпóдень сни́де…» и когда он возглашает: «сотвори́ посреди́ пéщи я́ко дýхъ хла́ден шумя́щь», тогда в пещь сверху спускают деревянное изображение ангела. Халдеи падают ниц, а диаконы палят их свечами. Отроки в это время поют: «А́нгелъ же Госпóдень сни́де кýпно со Азáріною ча́дию въ пéщь, и отъя́т плáмень óгненный от пéщи и сотвори́ посреди́ пéщи я́ко дýхъ хла́ден шумя́щь». Ключарь берет благословение у патриарха и спускает окончательно ангела в «пещь». Отроки берут его за крылья и трижды с ангелом ходят по кругу в пещи и при этом поют. Халдеи в это время стоят с опущенными головами и унылым видом. Отроки поют стихи: «Тогдá тíи трié я́ко еди́ными усты́ поя́ху и благословля́ху и слáвляху Бóга въ пещи́, глагóлюще: Гóспода, пóйте и превозноси́те егó во вѣ́ки.», «благословéнъ еси́, Гóсподи, Бóже отéцъ нáшихъ, и препѣ́тый и превозноси́мый во вѣ́ки», «Благослови́те, вся́ дѣлá Госпóдня, Гóспода, пóйте и превозноси́те егó во вѣ́ки», «Благослови́те трié отроцы, Ана́ние, Аза́рие, Мисаи́ле Госпо́дни, Гóспода, пóйте и превозноси́те егó во вѣ́ки», «Хва́лим, благослови́м, покланя́емся Го́сподеви, Гóспода, пóйте и превозноси́те егó во вѣ́ки» После этого все трое крестились и кланялись вместе ангелу.

Далее «отроки» пели: «Тричи́сленые о́троки соста́ви Свята́я Тро́ица, Оте́ц Ана́нию поста́ви, Сын же Аза́рию показа́, Дух же Пресвяты́й пресла́вного Мисаи́ла яви́, трие́ су́щи в пещи́ попра́ша пла́мень» и припев: «Благослове́н еси́ Го́споди Бо́же Оте́ц на́ших, и хва́льно и просла́влено и́мя Твое́ во ве́ки» После этого ключари поднимают ангела верх. Затем старший «халдей» снимает с себя халдейскую шапку, кладёт три поклона, берёт благословение у патриарха, подходит к «пещи», открывает дверь и громко возглашает: «Ана́ние, гряди́ вон из пещи́!» Ведёт честно под руки и говорит: «Пойди́, царе́в сын», то же самое говорят второй и третий «халдей». Такие же действие повторяются в отношении двух других «отроков». «Халдеи» под руки подводят «отроков» к патриарху, последние кланяются ему и получают от него благословение, а затем «отроки» поют многолетие патриарху; затем оба клироса поют многолетие государю-царю. Патриарх вместе со свитою подходит к царю и поют царю многолетие, многлетие поют и бояре царю. С этого дня и до отдания праздника Рождества Христова на всех выходах патриарха к церковным службам ему предшествовали халдеи, а за ними отроки с пением[1].

 
Исполнение «Пещного действа» Кастальского Синодальным хором, 1909 год

Обряд имел не только назидательный, но и развлекательный характер, благодаря наличию ряженых. Русский зимний карнавал начинался тотчас по окончании храмового действа. Те лица, которые в этом действе играли роль халдеев и подпаливали «плаун-траву», выйдя за порог храма, зажигали на улицах святочные огни[6].

В 70-е гг. XVII века Симеон Полоцкий написал пьесу «О Навуходоносоре царе, о теле злате и о триех отроцех, в пещи не сожженных», которая тематически совпадает с чином Пещного действа, но в отличие от чина Пещного действа, не являлась литургическим чином, её задача — «оживить» историческое библейское событие, имеющее назидательный смысл.[6]. Обряд постепенно вышел из употребления в XVII веке[3][4]. В начале XX века обряд был восстановлен композитором Александром Кастальским, в основу реконструкции легло прочтение старинных «крюковых» записей музыки, и в настоящий момент он входит в репертуар некоторых современных исполнителей.

Сцена «Пещного действа» в Успенском соборе экранизирована Сергеем Эйзенштейном в кинофильме «Иван Грозный».

9 февраля 2017 года в рамках Пушкинского театрального фестиваля, проходящего в Пскове, Пещное Действо было исполнено полностью двумя московскими ансамблями: «Сирин» (рук. Андрей Котов) и «Ex Libris» (рук. Даниил Саяпин). Прозвучали уникальные образцы демественного и строчного многоголосия и знаменного распева. Основой программы послужили материалы кандидатской диссертации Полины Терентьевой. Полина Терентьева расшифровала полный корпус песнопений Пещного Действа: Росные стихи (9 стихир) знаменного распева, Песнопения Отроков («И потщися», «Тричисленныя отроки», Ангел Господень"), стихи седьмой и восьмой песни канона, эти песнопения изложены демественным четырехголосием. Сопутствующие песнопения всенощного бдения знаменного распева, строчного и демественного многоголосия — Прокимены, Ектении, Ирмосы канона, Бог Господь, Полиелей, Великое славословие и Многолетны — расшифрованы Даниилом Саяпиным. Это первое исполнение Пещного Действа в России после исполнения Синодальным хором в 1909 году. Уникальность составляет также аутентичный певческий материал XVII века. А ранее, в 2010 году, Пещное Действо было исполнено ансамблем «Сирин» на фестивале старинной музыки в польском городе Ярослав.

См. также

Примечания

  1. 1 2 Забелин И. Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. — М.: Транзиткнига, 2005. — С. 294. — ISBN 5-9578-2773-8.
  2. Пещное действо (недоступная ссылка). Словарь по общественным наукам. Глоссарий.ру. Дата обращения 3 октября 2009. Архивировано 22 июля 2012 года.
  3. 1 2 3 4 Дмитриевский А. А. Чин пещного действа: Историко-арехологический этюд (Посвящается проф. Н. Ф. Красносельцеву)// Византийский временник. СПб., 1894. Т. 1. С. 553–600.
  4. 1 2 3 Пещное действо // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  5. греческое: „Ἐἰς πολλά ἔτη Δέσποτα“, в переводе на русский: „На многая лета владыко.“
  6. 1 2 Панченко А. М. Русская культура в канун петровских реформ. Дата обращения 3 октября 2009. Архивировано 10 марта 2012 года.

Ссылки