Повстанческое движение на Западной Украине

Повстанческое движение на Западной Украине (В СССР и России также известно как Бандеровское движение) — борьба Украинской повстанческой армии за создание независимого украинского государства на территории западных областей УССР, а также частично Польши и Чехословакии. УПА была создана в условиях германской оккупацией, и в 1943 году вела активные боевые действия с советскими и польскими партизанами, а также против германской оккупационной администрации. С восстановлением советской власти на Западной Украине, УПА вела крупномасштабные боевые действия против советских войск и НКВД, а затем, вследствие тяжёлых потерь, перевела действия в партизанскую фазу. Поддержку националистам оказывали западные спецслужбы ЦРУ и МИ-6 в рамках операции «Аэродинамик».

Повстанческое движение на Западной Украине
Основной конфликт: Великая Отечественная война, Холодная война
UPA-structure.PNG
Территориальная структура УПА. 1944 год
Дата 19421956
Место Западная Украина, Буковина, Закарпатье, Подляшье, Западная Белоруссия
Причина Непризнание немцами акта провозглашения Украинского государства и последующие аресты членов ОУН
Нацистский террор на Западной Украине
Восстановление коммунистического режима на территории Украины
Итог Разгром УПА, поражение украинских националистов
Противники



При поддержке:

Командующие



Силы сторон

Союз Советских Социалистических Республик
(весна — лето 1944):
2 млн. военнослужащих РККА;
(осень 1944):
26 тыс. военнослужащих и сотрудников НКВД,
27 тыс. бойцов истребительных батальонов


Гитлеровская Германия (лето — осень 1943):
2 полка 8-й кавалерийской дивизии СС «Флориан Гайер» (10 тыс. чел.),
202-й батальон шуцманшафта
(360 чел.)


Польша
(весна — лето 1944):
40—50 тыс. чел.[1]


Украина (лето 1943):
3—6 тыс. чел.

от 25 до 100 тыс. чел. в разные периоды[2];
Максимальное число — более 400 тыс. партизан и подпольщиков за 1942—1956 гг.[3]

Потери

Союз Советских Социалистических Республик:
5—10 тыс. партизан[4],
от 8[5] до 25[6] тыс. сотрудников госбезопасности и военнослужащих,
20—30 тыс. гражданских[7]


Гитлеровская ГерманияВенгрияРумыния:
По разным оценкам от 1[8] до 12 тыс. чел.[9]


Польша:
3—5 тыс. чел.[10][11]


Украина:
несколько сотен чел.

Украина:
более 160 тыс. убито[12][13][14], в т. ч. ок. 155 тыс. в 1944—1956[15]
130—200 тыс. арестовано,
ок. 200 тыс. депортированно[16][17]

По данным ветерана КГБ автора нескольких книг о разгроме ОУН-УПА Георгия Санникова, в послевоенный период в борьбе с УПА погибло 25 тысяч советских военнослужащих, сотрудников органов госбезопасности, милиции и пограничников, а также 30 тысяч представителей советского и партийного актива[18], около 20 тысяч гражданских[19]. Вместе с тем было убито около 155 тысяч повстанцев, в том числе видные руководители ОУН-УПА Дмитрий Клячкивский, Александр Луцкий, Петр Олейник, Роман Шухевич, Нил Хасевич и другие.

Борьба УПА против Красной армии и подпольно-диверсионная деятельность в послевоенное время привели к тому, что понятия «уповцы» и «бандеровцы» стали символизировать агрессивный национализм. В советской историографии также утверждалось, что УПА, якобы была создана немецкими спецслужбами для борьбы с советскими партизанами[20]. В реальности это утверждение не соответствует действительности и какой-либо документальной базой не подтверждается.

Предыстория

Борьба украинских националистов с советским режимом началась в Западной Украине сразу после присоединения этого региона к СССР. Наиболее активно она велась в Восточной Галиции и на Волыни — как по географическим причинам (лесистая местность удобна для партизанских действий), так и в связи с наличием соответствующих лидеров и организаторов.

В феврале 1940 года в ОУН случился раскол. В основном, это произошло по причинам амбиций их руководителей по внешнеполитической тактике. Часть ОУН во главе с Андреем Мельником считало, что надо делать ставку на Третий рейх и его военные планы. Другая часть во главе со Степаном Бандерой хотела организовать партизанское движение на Советской Украине, снабжать повстанцев кадрами, планами, инструкциями, картами, пособиями. А за пределами Советской Украины готовить военные отряды и проходить всеобщую военную подготовку. Все сходятся только на том, что СССР — главный враг. Сторонники Степана Бандеры были готовы к радикальным методам борьбы. Ещё до того, как Германия напала на СССР, они приняли решение: «в случае войны воспользоваться ситуацией, взять власть в свои руки и на освобожденных от московско-большевистской оккупации частях украинской земли построить свободное Украинское государство». Единственное, чего не учитывали националисты — так это отношение к их планам самой Германии. Бандеровцы надеялись, что сам факт их выступления против войск СССР заставит немцев признать их союзниками и способствовать возрождению Украины[21].

В 1940 ОУН-Б несколько раз планировала антисоветское восстание в Западной Украине, но из-за постоянных ударов советской власти по оуновскому подполью националистам не удалось собрать достаточно сил в Западной Украине для организации восстания. Неспокойно было и на советско-германской границе. В течение 1940 года в результате боев между пограничниками и оуновцами последние потеряли: 82 — убитыми, 41 — ранеными, 387 — арестованными. Однако большая часть повстанцев все же сумела уйти от пограничников. Было зафиксировано 111 случаев прорыва на Украину и 417 — за кордон[22]. В конце концов срок начала восстания был перенесен на начало войны Германии с Советским Союзом[23].

НКВД вела активную деятельность против националистического подполья. Только в декабре 1940 года было арестовано около тысячи человек, в основном, актива ОУН[24].

15-19 января 1941 года во Львове состоялся «Процесс пятидесяти девяти». Большая часть обвиняемых была приговорена к высшей мере наказания. Но некоторым все же удалось спастись. Среди них был будущий организатор и первый глава УПА Дмитрий Клячкивский. Ему смертный приговор был заменен 10 годами заключения. С началом Великой Отечественной войны войны ему удалось бежать из тюрьмы. Согласно обвинительному заключению «процесса 59» при подготовке к восстанию ОУН «составлялись так называемые „черные списки“, в которые включались советско-партийные работники, командиры РККА, сотрудники НКВД, лица, прибывшие из Восточных областей СССР, а также национальные меньшинства, которые согласно плану, подлежали физическому уничтожению в момент восстания»[25].

Всего в 1939—1941 гг., по данным советских органов госбезопасности, на Западной Украине было арестовано, захвачено в плен или убито 16,5 тыс. членов националистических организаций. ОУН, однако, сумела сохранить достаточные силы для того, чтобы после вторжения Германии в СССР приступить к масштабной реализации своего плана антисоветского восстания.

Действия ОУН-УПА в условиях германской оккупации

С нападением Германии на СССР, оуновцы-подпольщики активизировали в советском тылу партизанскую деятельность. К началу войны Краевом провода ОУН на ЗУЗ (западноукраинских землях) удалось мобилизовать в 10000 оуновцев. Боевики ОУН неоднократно нападали на отступающие с запада Украины подразделения Красной армии и НКВД, призывали население не помогать РККА. Вслед за фронтом, быстро двигавшимся на восток, были отправлены, сформированные бандеровцами так называемые «походные группы», маршрут продвижения которых был заранее согласован с абвером. Эти группы выполняли функции вспомогательного оккупационного аппарата, они захватывали населённые пункты и формировали в них украинские органы местного самоуправления. Всего в ходе поднятого ОУН антисоветского восстания в начале войны Красная армия и части войск НКВД потеряли в столкновениях с украинскими националистами около 2100 человек убитыми и 900 ранеными, потери же националистов лишь на территории Волыни достигли 500 человек убитыми. Оуновцам удалось поднять восстание на территории 26 районов современных Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской, Волынской и Ровенской областей. Националисты сумели установить свой контроль над 11 районными центрами и захватить значительные трофеи (в донесениях сообщалось о 15 тыс. винтовок, 7 тыс. пулемётов и 6 тыс. ручных гранат)[26].

Успехи немецкой армии и быстрое продвижение на восток к середине сентября 1941 года позволили Гитлеру окончательно отвергнуть концепцию независимого «Украинского государства». К тому же излишнее самоуправство националистов становилось в тягость немецкой администрации. Отрицательно отнеслись в Берлине и к междоусобной войне, которую ОУН(б) развернула против сторонников Андрея Мельника. 15 сентября по приказу руководителя РСХА Рейнхарда Гейдриха на оккупированных Третьим Рейхом территориях прошли массовые аресты членов ОУН-Б, охватившие до 80 % руководящих кадров организации. Всего в 1941 году гестапо арестовало более 1500 бандеровских активистов, несколько десятков из них вскоре после задержания расстреляли[27]. Тем не менее ликвидировать украинское националистическое движение не удалось, в ответ на аресты оно ушло в подполье и продолжало борьбу.

С осени 1941 ОУН(б) уделяли внимание наполнению украинской вспомогательной полиции своими сторонниками не только на западе, но и на востоке Украины. Националисты должны были пройти у немецких оккупантов военную подготовку, чтобы потом дезертировать с оружием. Именно подразделения украинской полиции (4−6 тыс.) стали костяком для формировавшейся весной 1943 г. Украинской Повстанческой Армии (УПА)[28].

В апреле 1942 по указанию руководителя провода ОУН на Волыни Дмитрия Клячкивского формируются т.н. «группы самообороны» (боевки) по схеме: «кущ» (3 села, 15—45 участников) — уездная сотня — курень (3—4 сотни). К середине лета на Волыни боевки насчитывали до 600 вооруженных участников[29].

В октябре 1942 года состоялась «Первая войсковая конференция ОУН(б)», на которой было принято решение о переориентации ОУН-Б с Германии на западных союзников[30]. Здесь же был принят ряд решений, касающихся национальных меньшинств, однако основным вопросом конференции стало создание украинских вооружённых формирований и начала вооружённой борьбы с немцами и другими «оккупантами украинских земель». Для проработки вопросов, связанных с созданием самостоятельной украинской армии, была создана специальная комиссия. В результате был подготовлен план создания украинской армии и разработаны «требования военного командования ОУН». К моменту приближения советско-немецкого фронта на борьбу за создание украинского государства планировалось мобилизовать огромное число украинцев — 300 тысяч с советской Украины и 500 тысяч из Галиции, то есть практически 1 млн человек. Эта армия, по замыслу комиссии, должна была выступить против ослабленных противников и завоевать независимость Украины. Наряду с вопросом создания украинской армии комиссией рассматривались и другие вопросы, связанные с борьбой украинского народа за независимость[31].

Однако в течение 1942 года повстанческое движение проходило под девизом: «наша вооруженная борьба против немцев была бы помощью Сталину». Поэтому ОУН (Б) воздерживалась от активных действий против Германии и занималась, в основном, подпольной деятельностью и пропагандой[32]. До конца 1942 года руководство ОУН(б) склонялось к мысли, что в советско-германской войне победит Третий рейх, и поэтому предпочитало подождать, пока оба противника обескровят себя в войне друг против друга — пока же этого не произошло, украинское националистическое подполье собиралось накапливать силы для послевоенного «диалога» с победившей стороной. Ситуация изменилась в начале 1943 года. Красная Армия в тот момент уже начала контрнаступление под Сталинградом. Воспоминания многих очевидцев свидетельствуют, что одной из причин создания националистами УПА стала активная деятельность на территории Полесья и Волыни красных партизан и руководство ОУН (Б) пришло к выводу, что оно может потерять влияние в регионах[33].

17−23 февраля 1943 года в селе Тернобежье Олевского района Львовской области по инициативе Романа Шухевича была созвана III конференция ОУН, на которой, несмотря на возражения руководившего организацией после ареста Степана Бандеры — Николая Лебедя, было принято решение об активизации деятельности и начале вооружённой борьбы. На третьей конференции ОУН(б) были окончательно решены вопросы создания УПА и определены главные враги украинского освободительного движения (нацисты, поляки и советские партизаны)[34][35][36].

Ряды УПА в период с 20 марта по 15 апреля 1943 пополнило от 4 до 6 тысяч сотрудников вспомогательной полиции. Бывшие полицейские, дезертировавшие из немецких частей по приказу бандеровской ОУН, вместе с бойцами из интегрированных отрядов Боровца и ОУН (м), а также других националистических подразделений, составляли к концу 1943 года приблизительно половину всего состава УПА[37].

В 1943 году на Волыни существовали целые так называемые «Повстанческие республики» — регионы с которых были изгнаны нацисты, и учреждены оуновские администрации. Примером одной из таких «республик» была Колковская. Она просуществовала с апреля по ноябрь 1943[38][39]. Немецкая полиция на Волыни в тот период насчитывала всего 1,5 тысяч человек. Колки были взяты УПА без сопротивления после того, как большая часть местных полицейских перешли в УПА и небольшой отряд немецких полицейских покинул город. Отрядами УПА в Колковской республике командовали Николай Ковтонюк и Степан Коваль, которые ранее руководили полицией в Луцке и стали организаторами УПА на Волыни после массового перехода луцких полицаев в УПА в марте 1943 г. Сохранившиеся архивы полиции показывают, что под руководством обоих будущих командиров УПА, их подчиненные принимали участие в уничтожении гражданского населения, евреев и советских военнопленных[40].

28 апреля 1943 немцы начали формирование 14-й гренадерской дивизии СС «Галичина» из галицийских добровольцев дистрикта Галиция Генерал-губернаторства. По утверждению украинского эмигрантского историка Владимира Косика, ОУН-Б выступала против создания дивизии и вела агитацию против неё[41]. Однако, как показывают более пристальные исследования и воспоминания самих членов дивизии, дело обстояло сложнее. В ОУН были разные мнения относительно дивизии. Часть руководства, включая Романа Шухевича, выступали за то, чтобы националисты шли служить в дивизию для получения военной подготовки. Другие же, включая проводы ПЗУЗ (Северо-западные украинские земли) и ПУЗ (южные украинские земли), выступали против. В результате было принято компромиссное решение: публично ОУН осуждала дивизию, но для получения военной подготовки и влияния в дивизии проводила туда свои кадры[42]. Позднее УПА формировала свои ряды из дезертировавших членов дивизии.

К 1 мая 1943 была создана Главная команда УПА, которую возглавлял Василий Ивахив, 13 мая 1943 он был убит в бою с немцами в селе Черныж, неподалёку от села Колки[43]. После его гибели Главную команду УПА возглавил Дмитрий Клячкивский[44].

 
Немецкая карта, отображающая территории, контролируемые УПА на Волыни. Надпись на карте на немецком: «Районы развития национал-украинского бандитского движения» 17.07.1943.

Создание УПА позволило ОУН-Б стремительно расширить свою сферу деятельности и в результате ко второй половине 1943 года немцы контролировали на Волыни и Полесье только крупные населённые пункты, в то время как провинции и посёлки были под контролем УПА. С лета 1943 г. отряды УПА начали проводить рейды в центральные области Украины.

В Галичине в первой половине 1943 года полноценные вооружённые силы украинских националистов ещё не существовали. Летом 1943 г., в связи с рейдом на территорию Галиции соединения советских партизан под командованием Сидора Ковпака, а также по причине мобилизации оккупантами западноукраинской молодежи в дивизию СС «Галиция», руководство ОУН приняло решение форсировать создание своих военных формирований на территории Галиции. Здесь они получили название «Украинская народная самооборона». Руководитель УНС Александр Луцкий в будущем расскажет на допросе в НКВД, что «фактически отряды УНС свое задание по ликвидации советских партизанских отрядов Ковпака не выполнили. После нескольких вооруженных столкновений куреня „Черные черти“ с отдельными отрядами Ковпака в Прикарпатье, которые особых положительных результатов не дали, командный состав УНС, ссылаясь на слабую военную подготовку личного состава, в дальнейшем избегал встреч с отрядами Ковпака»[45]. В декабре 1943 года УНС влилась в УПА, получив название «УПА-Запад» и командира — Василия Сидора.

Своей главной задачей УПА декларировала подготовку мощного восстания, которое должно начаться в благоприятный для того времени момент, когда СССР и Германия истощат друг-друга в кровопролитной войне, а затем создание самостоятельного единого украинского государства, которое должно было включать в себя все этнические украинские земли. Кроме украинцев, которых было подавляющее большинство, в составе УПА воевали евреи, русские и другие нацменьшинства. Отношение к ним было крайне осторожным, потому при малейшем подозрении они ликвидировались СБ ОУН[46].

Антигерманский фронт ОУН и УПА, возникший в начале 1943 г. и просуществовавший до середины 1944 г., не получил приоритетного значения в стратегии повстанческого движения, имел временный характер и по мнению украинских историков сводил боевые действия повстанческой армии против германских войск к формам «самообороны народа», трактуя нацистов как временных оккупантов Украины. Главной целью антинемецких действий ставился не их разгром, а недопущение немецких нападений на территорию, контролируемую УПА. О таком характере действий говорит доклад Ивана Шитова от 24 апреля 1943 года в адрес Украинского штаба партизанского движения: «Диверсионной деятельностью националисты не занимаются, в бой с немцами вступают только там, где немцы издеваются над украинским населением и когда немцы нападают на них»[47]. Тем не менее, УПА осуществила сотни нападений на полицейские участки, обозы и склады вермахта, главным образом с целью добычи оружия, снаряжения и продовольствия, и заявить о себе как о защитнике прав украинского народа[48]. Взятые националистами в плен немецкие солдаты чаще всего отпускались на волю, но при этом у них отбиралось вооружение и униформа[49]. По оценке учёного-политолога из Оттавского университета Ивана Качановского, лишь 6 % лидеров УПА и ОУН (б) на Волыни погибли в столкновениях с нацистами в 1943—1944 гг.. В то же время, как 53% были уничтожены в результате действий советских, а также польских, чехословацких и восточногерманских органов госбезопасности, 19% были арестованы советскими властями и властями их восточноевропейских союзников и были казнены, умерли в заточении или получили длительные сроки заключения. Около 12% прорвались на Запад, где в дальнейшем сотрудничали со спецслужбами Англии и США[50]. В целом, вооружённые акции УПА на антигерманском фронте не имели стратегического значения и не повлияли на ход борьбы между Германией и Советским Союзом и не сыграли заметной роли в освобождении территории Украины от немецких оккупантов. ОУН и УПА не удалось предотвратить вывоз около 500 тыс. украинского населения западных областей на каторжную работу в Третий рейх, им также не удалось воспрепятствовать «хозяйственному грабежу народа» нацистами[51].

Совершенно иначе вели себя уповцы по отношению к советским партизанским отрядам. В донесениях, сводках, отчетах и мемуарах партизанских командиров эта тема — бои против вооруженных отрядов украинских националистов — присутствует постоянно. Они сковывали движение красных партизан и мешали им воевать с нацистами. Однако в начале 1943 года перед советскими партизанами в Волынской и Ровенской областях Украины не ставилась прямая задача по уничтожению УПА/ОУН(б) — согласно письму Никиты Хрущёва в апреле 1943 года основным заданием партизан была борьба с немцами. По мере того как украинские националисты стали более активно нападать на советские партизанские отряды, партизаны отвечали им тем же. В конце июля 1943 года Федоров указывал «В бой с националистами не ввязываться, а когда будут мешать Вам выполнять задание — дать по зубам. Тех кто будут попадать в плен с оружием — рядовых разоружать и отправлять домой, командиров — расстреливать»[52]. Националисты успешно уничтожали небольшие диверсионно—разведывательные группы, которые Красная Армия сбрасывала с самолётов на территорию Волыни. Но попытки полностью разгромить красных партизан или заслать своих агентов в партизанские отряды для уничтожения командного состава оканчивались безрезультатно[53]. Следует отметить, что в ряде случаев партизаны и уповцы объединялись и вели совместные боевые действия против нацистов[54]. В немецком документе «Национал-украинское бандитское движение» упоминалось, что иногда националисты снабжались оружием с помощью советской авиации[55].

По неполным данным, УПА за весь 1943 год провела против советских партизан 4 засады, 7 налётов на лагеря и базы, 17 атакующих боёв и 12 оборонных боёв, в результате которых уничтожено 544 партизана и ранено 44[56][57]. Бандеровцы старались не давать масштабных затяжных боев, а действовали в основном из засад, стремясь использовать элемент внезапности и сиюминутное численное превосходство в конкретном месте и в удобный для них момент. Попавшие в плен к националистам советские партизаны подвергались жестоким пыткам со стороны СБ-ОУН и вскоре уничтожались, причём расправы также порой совершались с особой жестокостью (публичные обезглавливания, повешанье, и.т.д.)[58]. Согласно своим отчетам, только лишь часть оперировавших в 1943—1944 гг. на территории Ровенской области отрядов и соединений уничтожила 2275 членов ОУН-УПА (соединение Василия Бегмы — 572, Алексея Федорова — 569, Роберта Сатановского — 390, бригада Антона Бринского — 427, отряд Дмитрия Медведева — 317)[59]. Интенсивность действий советских формирований против ОУН-УПА в ряде случаев превышала их активность против немцев. В общей сложности, обе стороны потеряли по разным подсчётам от 5 до 10 тыс. человек убитыми и ранеными[60].

Другой главный противник УПА — Армия Крайова, польская подпольная организация, поставившая цель восстановить Польшу в её довоенных границах. Считая Западную Украину своей территорией, во время нацистской оккупации подразделения АК там неоднократно вступали в боевые столкновения с УПА, кроме того они нередко вели военные акции против националистов совместно с советскими партизанами[61]. По подсчётам некоторых польских исследователей, в целом в течение 1943—1944 гг. только на Волыни между АК и с одной стороны и подразделениями УПА с другой произошло около 150 боев, во время которых с обеих сторон погибло по меньшей мере по несколько сотен боевиков. УПА сумела в значительной мере сорвать планируемую аковцами акцию «Буря», суть которой состояла в ударе по немецким тылам в Галиции и попытке содействовать Красной Армии при взятии Львова[62]. Как известно, АК в Галиции была разгромлена НКВД и НКГБ. Сразу же после занятия Львова — 27 июля 1944 года — НКВД и Красная Армия начали насильственное разоружение отрядов АК[63]. Но уже к приходу Красной Армии её поражение полностью подготовили украинские повстанцы.

Вместе с тем с весны 1943 года УПА проводила на Волыни кампанию по массовому уничтожению польского населения, жертвой которой стало не менее 30-40 тысяч поляков. По подсчётам, в результате ответных карательных действий польских военных формирований, подчинявшихся АК, на Волыни погибло также не менее 2000 гражданских украинцев[64][65]. Польские историки также отмечают большую активность УПА в боях с польскими коллаборационистами из вспомогательной полиции. Так например, в мае 1943 года немцы для борьбы против УПА перебрасывают из Белоруссии на Волынь 202-й батальон шуцманшафта, в составе которого находилось 360 человек. Этот батальон практически целиком и полностью состоял из поляков, он участвовал в боях против УПА в лесах на территории Ровенского и Костопольского уездов (поветов) и в отместку за уничтожение бандеровцами поляков также терроризировал украинское население на Волыни[66]. В течение последующих месяцев (с июня по октябрь) батальон, по собственным данным потерял в боях с УПА 48 человек[67].

Летом 1943 г. УПА развернула большую работу по формированию из отдельных отрядов единой централизованной партизанской армии. Дело в том, что у неё в этот период было, по крайней мере, два сильных конкурента. С одной стороны, это члены ОУН — сторонники Андрея Мельника. ОУН-М также имели свои повстанческие отряды — в частности, Украинский легион самообороны (УЛС), состоявший из трех сотен, и действовавший на Кременечине (Волынь). К середине 1943 года численность всех мельниковских партизан составила 2-3 тысячи человек. Отряды ОУН (м) самостоятельно почти не вели активной вооружённой деятельности, хотя имели место столкновения с советскими партизанами, бандеровцами и участие в антипольских акциях. С другой стороны, соперниками бандеровцев стали националисты, возглавляемые Тарасом Боровцом, взявшим себе кличку «Тарас Бульба». Его партизан поэтому называли «бульбаши». Отряды «Бульбы» общей численностью до 3—5 тысяч человек размещались в районе Людвиполя и Костополя в Ровенской области. Боровец первым присвоил своим партизанам название УПА ещё в декабре 1941 года (правда, с добавлением «Полесская сечь»).

Один за другим отряды Мельника и Боровца окружались и уничтожались. В ночь с 18 на 19 августа 1943 года в Костопольском районе Ровенской области отряды УПА атаковали и разгромили штаб Полесской Сечи, в результате чего были убиты несколько их командиров. ОУНовцам также удалось захватить в плен жену Боровца — Анну Опоченскую. После долгих пыток её казнили. В конце лета противостояние между националистами закончилось, после чего подавляющая часть оппонентов оказалась в подчинении у ОУН-Б. Боровец переименовал свою организацию в «Украинскую народно-революционную армию» (УНРА), а к концу сентября 1943 года группировка фактически перешла в подполье. 20 ноября 1943 года Боровец вместе с адъютантом прибыл в Ровно для переговоров с немецкими оккупационными властями. В итоге его переговоры ни к чему не привели, и он вместе с адъютантом был арестован и провел 12 месяцев в специальном политическом бараке концлагеря Заксенхаузен, где кстати с января 1942 года сидел Степан Бандера[68]. Остатки УНРА, базировавшиеся в лесах Сарненского, Костопольского и Олевского районов, в феврале 1944 были разбиты частями охраны тыла войск Первого Украинского фронта и органами НКВД УССР. Остальных участников УНРА (т. н. Северная Группа № 7) в количестве 28 человек были арестованы[69]. В начале 1944 г. остатки УЛС, подчинявшиеся ОУН-М, были реорганизованы в 31-й батальон СД (500–600 человек), став, таким образом, открыто коллаборационистским подразделением, воевавшим на стороне немцев[70].

Летом 1943 года немцы предприняли против повстанцев широкомасштабную карательную облаву, которой руководил обегруппенфюрер СС Эрих фон дем Бах-Залевский[71]. 7 июня военное соединение, насчитывавшее 10 батальонов мотопехоты и 10 000 немецких и польских полицейских, при поддержке артиллерии, 50 танков и 27 самолётов начало наступление на неконтролируемые районы Волыни. Однако оно провалилось, антипартизанские акции Бах-Залевского не смогли даже помешать УПА в проведении масштабной антипольской акции, которая тогда тогда достигла своего пика. По данным украинского историка-эмигранта Льва Шанковского (укр. Лев Шанковський), за летние месяцы с немецкой стороны потери убитыми и ранеными составили 3000 человек, со стороны УПА — 1237 человек, со стороны мирного населения — 5000 человек[72][73]. 16 сентября 1943 в Ровно состоялась конференция представителей немецкого военного командования и Рейхскомиссариата Украины. Согласно докладу, сделанному на конференции, «Украинские банды» совершили 295 нападений в июле 1943, 391 — в августе; покушения и саботажи на железных дорогах: 682 в июле, 1094 — в августе; экономические саботажи: 119 — в июле, 151 — в августе[74][75].

Осенью оккупационная власть предприняла ещё одно наступление на районы, контролируемые УПА, которое возглавил обергруппенфюрер СС Ганс Прюцман, о чём свидетельствовала его телеграмма 25 августа 1943 года в адрес Главнокомандующего территории группы армий «Юг»[76]. В результате боевых действий немцы потеряли около 1500 солдат, отряды УПА — 414 бойцов[77] (Гжегож Мотыка пишет, что эта цифра завышена[78]). В ходе осенних операций 1943 года были ликвидированы т.н. «повстанческие республики» на Волыни. Для разгрома Колковской «республики» даже была проведена операция с участием авиации и артиллерии[79].

В ноябре 1943 г. было создано Главное командование («Головне командування» — ГК УПА). Главой («головним командиром») УПА стал Роман Шухевич. Одновременно был создан Главный Военный Штаб («Головний Військовий Штаб») УПА во главе с Дмитрием Грицаем. Дмитрий Клячкивский возглавил УПА-Север. В декабре созданы генеральные округа УПА-Юг и УПА-Запад. Начальником тыла стал Ростислав Волошин-«Павленко», начальником политического отдела — Иосиф Позычанюк[80]. Де-факто существовал и генеральный округ УПА-Восток, но он так и не был окончательно создан, поскольку быстрое наступление Красной армии на рубеже 1943—1944 гг. не позволило создать более мощные повстанческие структуры в этом округе

На рубеже 1943-44 УПА была самой многочисленной за все время своего существования. Выдвигались самые разные соображения относительно численности её бойцов на тот момент: от 40 до 300 тысяч[81].

К концу 1943 года ОУН-Б взяла курс на максимальное сворачивание наступательных действий против немцев и начала копить свои силы на борьбу против СССР, это позволило местным руководителям повстанческой армии и руководителям низовых структур ОУН наладить связи с представителями немецкой оккупационной администрации и командирами частей вермахта[82]. Сотрудничество германского командования и УПА подтверждают и донесения советских партизан[83]. С февраля 1944 году отряды УПА совместно с частями 14-й гренадерской дивизии Войск СС «Галиция» вели борьбу с советскими и польскими партизанами на территории дистрикта Галиция Генерал-губернаторства[84].

В самом начале 1944 г. УПА выступала за то, чтобы часть украинцев не уклонялась от мобилизации в Красную армию, а вступала бы в неё с целью разложить изнутри. Однако уже в марте 1944 г. УПА призывала молодежь уклоняться от призыва в ряды РККА[85].

Одна из последних операций оккупантов против УПА прошла 31 мая — 5 июня 1944 года. Силы 7 немецкой танковой дивизии вместе с 16-й дивизией 7 венгерского корпуса попыталась очистить от повстанцев Чёрный лес в районе Станислава (Ивано-Франковска). Часть леса действительно была занята, но вскоре немцы и венгры оттуда ушли в связи с ситуацией на фронте и обе стороны решили остановить ненужное кровопролитие. В тот момент, когда между оккупантами и УПА вновь достигалось понимание, повстанцы не только прикрывали отступление венгров, но и выводили их из окружения за умеренную плату — оружиеми[86].

Действия УПА против советской оккупации

1944 год. Крупномасштабные сражения с РККА и НКВД

 
Схема боя под Гурбами
 
Памятник убитым солдатам УПА в Стриганах

Первые мелкие столкновения между Красной Армией и боевиками ОУН начались ещё на Восточной Украине. На западных землях количество и интенсивность конфликтов резко возросло. Были зафиксированы случаи дезертирства красноармейцев и их переход в ряды УПА. Огромное влияние на Советскую армию оказывала пропагандистская деятельность УПА-ОУН — листовки, газеты, брошюры, дезинформация. распространение подпольной литературы, массовое размещение лозунгов и призывов на стенах домов, заборах и других сооружениях[87].

В начале 1944 года УПА втянулись в первые боевые действия против Красной Армии на Волыни и Полесье. Большинство лобовых столкновений с советскими войсками заканчивались для небольших отрядов УПА не в их пользу. Вскоре руководство ОУН(б) приказало своим отделам не вступать в открытые бои с Красной Армией, а замаскироваться в лесах, пополнять свои ряды, создавать запасы оружия и продовольствия и ждать, пока советско-германский фронт отодвинется на запад. Особое внимание при этом уделялось психолого-пропагандистским мероприятиям, направленным на разложение войск Красной Армии, на срыв её военно-политической деятельности. По мере того как отряды УПА оказывались в тылу советских войск, они либо переходили линию фронта, либо продолжали нападения на мелкие тыловые подразделения и отдельных военнослужащих Красной Армии; часть членов УПА, выполняя распоряжения руководства, радушно встречала Красную армию, чтобы притупить бдительность советской контрразведки, собирала разведывательную информация о резервах и передвижении советских войск и передавала её в Департамент 1с группы армий «Юг». Отдельные отряды националистов оказывали вооружённое сопротивление совместно с немецкими войсками[88][89].

Только с января по февраль 1944 года в Ровенской области было зарегистрировано 154 нападения на подразделения и отдельных военнослужащих Красной Армии, в результате чего было убито 439 советских военнослужащих. В ряде случаев убийства совершались с особой жестокостью. С 7 января по 2 марта 1944 года в полосе действий 13–й армии было зарегистрировано до 200 нападений отрядов УПА на колонны с военным имуществом и небольшие группы красноармейцев. В результате одного из таких нападений получил ранение в бедро и позже скончался командующий 1–м Украинским фронтом генерал Николай Ватутин[90].

14 февраля 1944 года выходит обращение Правительства УССР «К участникам так называемых УПА и УНРА», которым в случае добровольной явки с повинной обещалась амнистия для не совершивших тяжких преступлений. А в середине марта в Ровно был создан оперативный штаб для борьбы с украинскими националистами, к этому времени в эти области были направлены 2 бригады ВВ НКВД и оперативные группы из работников НКВД и НКГБ. Из бывших партизан создано 19 опергрупп общей численностью 1581 человек. 28 марта Хрущеву сообщали что в ходе 65 операций было уничтожено 1129 участников ОУН и УПА, до 7 апреля это число возросло до 2,6 тысяч убитых и 3256 взятых в плен. Собственные потери составили 112 убитых и 90 раненых.

Одно из крупнейших сражений УПА с регулярными частями Красной армии, НКВД и Смерша состоялась 21-25 апреля 1944 в Гурбенских лесах Мизоцкого района на стыке Ровенской, Тернопольской и Каменец-Подольской областей. Каждая из сторон, которая принимали участие в этом бою, вследствие заявила о своей победе. НКВД рапортовало об уничтожении основных сил УПА[91]. О больших потерях повстанцев косвенно свидетельствует сильная реорганизация, проведённая после сражения, а в дальнейшем и объединение групп УПА-Север и УПА-Юг. Командование УПА на примере этого боя изменило тактику ведения войны. Группам УПА-Запад и УПА-Север было приказано распределить свои силы на группы по 2-3 сотни, и отступить в Карпаты или в более густые леса. НКВД захватило в плен некоторое количество бойцов УПА, однако пленные, в значительной части состояли из крестьян, которые помогали повстанцам в этом бою. Во время наступления НКВД был убит командир куреня Мамай. Некоторые другие сотники и десятники покончили с собой, чтобы не попасть в плен к врагу. УПА же утверждало, что их потери в донесениях НКВД были многократно завышены, а сами они смогли уничтожить значительную часть советских войск. Со стороны УПА советские войска обвинялись в убийстве мирных жителей, поддерживавших (в том числе и с оружием в руках) соединения националистов — именно на эту категорию и пришлась (по мнению УПА) основная часть убитых советскими войсками в ходе боя[92].

По мере того как Красная Армия занимала территорию Польши, присоединённую в 1939 году к СССР, ОУН—УПА меньше воевали с воинскими частями и больше нападали на склады и на тыловые коммуникации. Советские отчёты о действиях УПА/ОУН выглядели так: «5.2.1944 банда напала на розъезд Стешельск. Убит сержант железнодорожной бригады Красной Армии, бандиты забрали в лес 9 девушек — военнослужащих КА. В 1944 на Ровенщине был подорван санитарный поезд, 40 медсестёр было уведено в лес. В с. Ивановцы на Станиславщине сотня УПА „Спартана“ расстреляла 30 солдат железнодорожного полка НКВД». Этой тактики УПА придерживалась до марта 1944. В апреле — мае 1944 характер её действий резко изменился. Причиной этого стала подготовка войск 1-го Украинского фронта к наступлению против немецких войск. Руководство ОУН дало указание сорвать эту подготовку — вывести из строя основные железнодорожные и шоссейные дороги, не допустить их восстановления и приступить к активным действиям против Красной Армии[93].

Однако выполнение подобных приказов в реальной жизни оказалось не всегда возможным. Со своей стороны Красная Армия тоже не могла мириться с тем, что в её тылах активно действуют антисоветские вооружённые силы, постоянно совершающие нападения на её подразделения. Просьба командующего 13-й армии генерала Николая Пухова о привлечении партизан к ликвидации угроз тылу осталась без ответа. В то же время в зоне планируемого весеннего наступления против националистических формирований действовали подразделения НКВД и СМЕРШа с привлечением регулярных частей — их усилиями была фактически ликвидирована УПА-Юг. 10 июня 1944 года ГК УПА отдало приказ о расформировании УПА-Юг. На территории действий этого ГВО остались лишь небольшие повстанческие отряды, функционировавшие в районах больших лесных массивов, тогда как большая часть уцелевших подразделений куреней УПА-Юг были включены в состав УПА-Север[94][95]. Большие потери также заставили УПА сменить тактику. Главнокомандующий УПА — Роман Шухевич издал приказ: «…не проявлять никакой активности, с войсками в столкновения не вступать, сохранять и продолжать готовить кадры, создавать диверсионно-террористические группы для последующей борьбы с Советской властью». По советским данным, в результате проведенных оперативных мероприятий и карательных операций за первую половину 1944 г. органами НКВД уничтожено 16338, взято в плен 15991 повстанцев, явилось с повинной 2549 человек. Арестовано 3676 участников оуновского подполья и УПА. Помимо этого задержано уклонившихся от мобилизации 27361 человек. Потери среди личного состава НКВД составили убитыми: работники НКВД — 37, офицеров и бойцов войск НКВД и Красной Армии — 655, пропало без вести 112 человек. По состоянию на 1.7.1944 в прифронтовой полосе (куда входили захваченные Красной Армией западные области УССР) было учтено 80 действующих отрядов УПА с 6749 участниками.

В июле 1944 года, в ходе операции по освобождению Западной Украины, советские войска окружили и разбили под Бродами восемь немецких дивизий численностью около 60 000 человек. Среди них было 10 000 бойцов дивизии СС Галичина. Порядка пяти тысячам удалось вырваться из окружения, но многие были убиты, ранены и захвачены в плен. По подсчетам, 3000 избежали плена, позже многие из них присоединились к повстанцам. УПА также продолжала расширяться территориально. В июле 1944 года, в Черновицкой области для борьбы против против советских партизан и румынских коммунистов была создана Буковинская Украинская Армия Самообороны (БУСА), которая на тот момент насчитывала 800 человек. Когда подошёл фронт, БУСА вступила в борьбу с Красной армией и понеся серьёзные потери, вскоре была реорганизована и частично влилась в военный округ «Говерла» в УПА-Запад (Тактический участок № 20 «Буковина»)[96], частично ушла с немцами и в начале 1945 года влилась в коллаборационистскую УНА — Украинскую национальную армию[97].

Перед изгнанием гитлеровцев с территории Украины и возобновлением советской власти, 11—15 июля был создан Украинский главный освободительный совет (УГВР). Его номинальным президентом и руководителем президиума (аналог подпольного парламента) был избран Кирилл Осьмак, бывший украинский эсер и кооператор, который в 1920–1930-х гг. находился на территории СССР и, таким образом, символизировал единство Восточной и Западной Украины. Руководителем Генерального секретариата был избран Роман Шухевич. Было создано три «министерства» — военных, иностранных и внутренних дел[98]. УГВР пытался наладить контакты с западными союзниками, в частности через Швейцарию с политическими кругами Великобритании[99].

В августе 1944 года, после того как войска Красной армии вступили на территорию Венгрии, Румынии и Польши, активные действия УПА вновь возобновляются. Кроме засад на шоссейных дорогах, обстрелов машин и убийств отдельных военнослужащих, нападений на военные склады и диверсии на коммуникациях, действия ОУН-УПА были также направлены на срыв мобилизационной кампании и поставок продовольствия для Красной Армии. Подвергались также нападению и отдельные воинские подразделения — так 18 августа 1944 в районе села Сюлько-Божикув Подгаецкого района Тернопольской области был обстрелян из миномётов и пулемётов следовавший к линии фронта 1-й батальон 1331-го стрелкового полка, в результате чего он понёс значительные потери. Уничтожались посты ВНОС.

Подразделения УПА совершали нападения на районные центры с целью отвлечения дополнительных войсковых подразделений для их охраны. Так, в отчёте ОУН за время от 27 марта по 8 августа 1944 с Станиславщины (район Коломыи) сообщалось: «Во всех местах началась массовая ликвидация красноармейцев… с учётом состава армии — одни русские и почти все комсомольцы». 11 августа 1944 сотня «Лешие» (УПА-Запад) во время перехода линии фронта напала на небольшое подразделение красноармейцев у села Данильче (Рогатинский район Станиславськой области). В отчёте сотни об этой акции говорилось: «Взято в плен 10 большевиков. Все они были не украинцами, а некоторые — комсомольцами. Пленные ликвидированы»[100].

В конце августа к «ликвидации немецко-украинских националистических банд» на официальной основе подключаются бывшие советские партизаны. 20 августа 1944 года партизанская дивизия имени дважды Героя Советского Союза генерал-майора Сидора Ковпака расформировывалась и передавалась для комплектования НКВД в западных областях. За сентябрь 1944 ковпаковцам (насчитывавшим на 9 октября 1944 года 1635 человек) удалось уничтожить 981 человека и взять в плен 262 бандпособника. С 1 октября по 5 ноября уничтожили 128, взяли в плен 423 человека и захватили 231 бандпособника. Партизанские методы, допустимые на оккупированных территориях, были не столь эффективны и в ряде случаев являлись прямым нарушением советских законов, в связи с этим от их использования вскоре отказались.

С момента выхода советских войск на границы СССР на них проходило восстановление пограничной службы. Пограничники с середины августа 1944 года также участвовали в уничтожении националистического подполья и бандформирований и были наиболее эффективным родом войск в этой борьбе.

На осень 1944 выпало окончательное решение вопроса о координационных действиях мельниковских и бандеровских вооруженных формирований. Мельниковцы дислоцировались в северо-западных районах Волыни и в Карпатах, сотрудничая с подразделениями УНРА и немцами. Отделы ОУН (М) в районах Карпат возглавлял С. Касьян (Карп), а общее командование — Иван Кедюлич (Чубчик). При переходе фронтов через Карпаты со стороны ГВШ УПА мельниковцам поступило предложение о пдчинении командованию УПА. С санкции командующего вооруженными силами ОУН (М) генерала Капустянского такое слияние произошло, а Ивана Кедюлича ввели в состав ГВШ УПА[101][102].

9 октября 1944 года по НКВД и НКГБ СССР издается приказ «Про мероприятия борьбы с ОУНовским подпольем и ликвидации вооружённых банд ОУН в западных областях СССР». В соответствии с ним западные области УССР разделялись на 2 зоны ответственности — Львовской, Станиславской, Дрогобычской и Черновецкой областью занимались наркомы НКВД УССР Рясный и НКГБ УССР Савченко, и начальник пограничных войск Украинского округа Бурмака; Ровенская, Волынская и Тернопольская области были в ведении заместителей наркомов Строкача и Есипенка, и начальника ВВ НКВД Украинского округа Марченкова.

На 9 октября 1944 в Волынской области дислоцировалась 9 стрелковая дивизия, 1 ОСБ (отдельный стрелковый батальон) и 1 сабельный эскадрон 18 КавПолка — общей численностью 5285 человек; в Ровенской области дислоцировались 4 стрелковых бригады общей численностью 8754 человек. В Львовской области 2 стрелковые бригады 18 КавПолк без 1 эскадрона и 2 ОСБ — всего 6525 человек. В Тарнапольской области 1 стрелковая бригада, 3 ОСБ и 3 стрелковые роты — всего 3057 человек. В Станиславской области 2 ОСБ и штабные части 1 бригады — всего 1328 человек. В Черновицкой области — 3 ОСБ 2-х стрелковых бригад — всего 1355 человек. Общая численность ВВ НКВД в Западных областях УССР составляла 26304 человека — что было явно недостаточно для ликвидации ОУН и УПА. Для усиления в западные области УССР приказом от 9 октября 1944 направлялись 1 ОСБ (517 человек) 1 полк конвойных войск (1500 чел) и 1 полк по охране промпредприятий (1200 чел.) и 3 бронепоезда с десантом по 100 человек. Во Львовскую область перебрасывался 42 пограничный полк из Туркмении и 27 пограничный отряд из Молдавии.

С конца лета 1944 года начинают активно формироваться истребительные батальоны и отряды содействия из местного населения. До ноября было сформировано 203 истребительных батальона (27 796 бойцов) и 2997 групп содействия (27 385 членов). К концу 1944 года в западных областях насчитывалось 212 истребительных батальона (23 906 бойцов) и 2 336 групп содействия (24 025 членов).

В тот же период формируются и начинают действовать спецгруппы НКВД — НКГБ из добровольно сдавшихся властям или взятых в плен членов ОУН,УПА,СБ и Украинской Народной Самообороны. В Ровенской и Волынской областях в эти отряды также включались бывшие красные партизаны из местного населения. По своему внешнему виду и вооружению, знанию местных бытовых особенностей языка и конспиративным способам действий личный состав специальных групп ничем не отличался от членов УПА, что вводило в заблуждение аппарат живой связи и главарей подполья ОУН, давало возможность участникам спецгрупп вступать с ними в непосредственный контакт. При умелой организации и управлении эти группы действовали чрезвычайно эффективно. В то же время при отсутствии должного контроля и качественной подготовки состава групп были случаи перехода на сторону ОУН или же превращение таких групп в криминальные банды.

К концу 1944 года, по мере того, как Красная армия продвигалась на Запад к границам Германии, руководство Третьего Рейха было вынуждено пересмотреть своё отношение к украинскому национализму и УПА как потенциальному союзнику в войне против СССР. Осенью 1944 года из концлагеря Заксенхаузен были выпущены на свободу несколько десятков украинских националистических деятелей. Среди них в частности — Степан Бандера, Андрей Мельник, Тарас Бульба-Боровец и другие. Немецкие власти намеревались использовать украинские националистические организации для диверсионной деятельности в тылу Красной Армии, в надежде на то, что это хоть как-то поможет ослабить наступающего противника. Немцы создали специальную команду абвера (ею руководил капитан Витцель — "Кирн"), которая поддерживала контакты с украинским нациоально-освободительным движением. С осени в немецких военных школах организовывались курсы, которые должны были в течение двух-трёх месяцев подготовить специальные разведывательно-диверсионные отряды из украинских националистов и немцев[103]. Их должны были выбрасывать с парашютом за линию фронта на территорию Западной Украины, где диверсантам рекомендовалось наладить связь и сотрудничество с УПА, и организовать самостоятельные повстанческие отряды. Общая численность этих групп составила несколько сот человек, но в должной степени их не удалось использовать. Столь рискованные планы стали известны органам НКВД. Практика применения диверсантов-парашютистов благодаря оперативным действиям советской стороны на протяжении осени-зимы 1944 года в целом себя не оправдала. Да и повстанцы далеко не всегда лояльно встречали высадившихся десантников. В их отношении командование УПА издало специальное указание задерживать и разоружать эти группы, и после проверки органами СБ ОУН переводить в УПА или боёвки, как обычных стрелков «с правом аванса». «Ненадёжные» подлежали уничтожению. Документ делил «парашютов» на чужих и своих. Первые — «национальные парашютные подразделения (власовцы, немцы)». Вторые — диверсионные и разведывательные группы, выбрасываемые абвером на базы УПА[104].

Контакты немцев с УПА прекратились в начале 1945 года. Приближающаяся катастрофа Третьего рейха не способствовала продолжению сотрудничества. Соглашения с точки зрения украинского подполья стали приносить больше вреда, чем пользы. Немногие немцы, воевавшие на украинской стороне, остались в УПА. Вполне возможно, что это — группа инструкторов по разведке и диверсиям, выступавшая там в связи с заключёнными соглашениями. Были также некоторые дезертиры из вермахта, которые попросту не хотели продолжать сражаться за Гитлера[105]. Как указывают современные украинские историки, в 1944 года немцы в рамках сотрудничества передали УПА около 10 тысяч станковых и ручных пулеметов, 26 тысяч автоматов, 72 тысячи винтовок, 22 тысячи пистолетов, 100 тысяч ручных гранат, 300 полевых радиостанций[106].

Всего по данным НКВД УССР за период с февраля по 31 декабря 1944 года было проведено 6 495 операций, в которых было уничтожено 57 405 человек, 50 387 захвачено и задержано и 15 990 явилось с повинной (данные потерь по всему националистическому подполью западной Украины). Из УССР было выслано 4 744 семей (13 320 человек) членов УПА и помогавших лиц. В результате операций были захвачены: 1 самолет У-2, 1 бронемашина и 1 бронетранспортер, 35 орудий, 323 миномета, 321 станковый и 2 588 ручных пулеметов, 211 ПТР, 18,6 тысяч винтовок, 4,2 тысячи автоматов и другое вооружение и снаряжение среди которого были 135 раций и 18 типографий.

Потери советской стороны за тот же период убитыми и повешенными — при проведении операций и ответных акций УПА составили: сотрудники НКВД-НКГБ — 221 (37 пропали без вести или были захвачены), офицеры ВВ НКВД и Красной Армии — 157 (31), солдаты и сержанты 1 880 (402), совпартактива 904 (127), местные жители — 1 953 (248) и бойцов истребительных батальонов — 40 (230). Всего было зафиксировано 2 903 бандпроявлений со стороны ОУН-УПА[107][108]. В 1944 повстанцы совершили 134 диверсии на железных дорогах, взорвали 13 и сожгли 15 железнодорожных и 12 шоссейных мостов, в 1-м полугодии 1945 — 212 диверсий на железных дорогах, шоссе, линиях связи.

1945 год. Перелом

Бесперспективность прямых боев и высокие потери в рядах ОУН-УПА ещё в середине ноября 1944 года привели к появлению инструкции об отказе от прямых столкновений переходе ОУН-УПА к «диверсионно-террористическим акциям против советского режима». Это хоть и усложнило ликвидацию националистического подполья, но не изменило ситуацию в целом. Уже в начале февраля 1945 руководство ОУН-УПА ликвидирует высшие командные посты в подразделениях УПА (куренной и сотник) и рекомендует перейти к действиям взводами и отделениями. Отказ от активных действий, утрата многих баз и известных командиров, сокращение социальной базы и успешные действия советских войск порождали в среде ОУН-УПА настроения отчаяния, неверия и нежелание продолжать небезопасную и довольно часто голодную подпольную жизнь.

 
Территория действий УПА с 1945 по 1946 гг. (Современные государственные границы и границы областей)

В результате этого только за 1 полугодие 1945 года с повинной явились 25 868 участников ОУН-УПА. Количество операций по ликвидации банд также возросло до 9 238 в результате которых было убито 34 210 и захвачено 46 059 участников ОУН-УПА среди которых было 1 008 руководящего состава — от командира сотни и выше по УПА и от районного работника и выше по ОУН. Среди них были уничтожены — командир УПА-Север Дмитрий Клячкивский, начальник штаба УПА «Карпович», захвачены в плен — члены Центрального Провода ОУН — «Орест» и « Гарматюк» и многие другие. Среди вооружения захваченного у ОУН-УПА было 6 орудий, 125 минометов, 74 ПТР, 125 минометов, 2 292 пулемета, 4 968 автоматов и 17 030 винтовок и прочее вооружение. Основные потери ОУН-УПА понесло до мая 1945 года. Очень эффективно действовали ряд спецгрупп из бывших членов ОУН-УПА — на 26.07.1945 августа силами спецгрупп было ликвидировано 1958 членов УПА и СБ и 72 члена ОУН; захвачено живыми — 1 142 УПА и СБ и 93 члена ОУН. Кроме того, ими было передано властям 211 бандпособника и 639 человек уклоняющихся от службы в Красной Армии. По состоянию на 20.04.45 в Ровенской и Черновицких областях действовало 74 группы численностью 1004 человек; на 20.06.45 во Львовской, Дрогобычской и Волынской области действовало 69 групп со 668 бойцами; в Станиславской на 20.05.45 было 11 групп с 79 бойцами; в Тернопольской на 15 мая 1945 года действовало 2 группы с 34 бойцами. К весне 1945 о существовании подобных групп стало известно руководству ОУН-УПА — в связи с этим к июлю создание новых групп было прекращено, а существующие группы были сведены в большие отряды и действовали очень осторожно. В то же время ОУН-УПА начало подозревать настоящие отряды ОУН-УПА в том, что они — спецгруппы.

Одним из основных осложнений, которое возникло в борьбе с националистическим подпольем, была местная поддержка, оказанная УПА со стороны населения. Было арестовано 5717 человека и выселено за пределы УССР 5395 семей — 12773 человек. Потери советской стороны при операциях против ОУН-УПА убитыми — 692 человека (бойцов истребительных батальонов, совпартактива, офицеров, сержантов и солдат войск НКВД и сотрудников НКВД-НКГБ); в результате действий ОУН-УПА было убито 4013 и уведено 1209 человек — преимущественно местных жителей. Всего за 1 половину 1945 было зарегистрировано 2207 (629 во Львовской области) бандпроявлений, 11 из которых были нападения на райцентры.

В связи с окончанием боевых действий на европейской территории Второй мировой войны, руководитель УПА Роман Шухевич в мае 1945 обнародовал обращение «Бойцы и командиры Украинской повстанческой армии!», в котором отметил вклад воинов УПА в победу над Германией[109].

В новых, послевоенных, условиях руководством ОУН(б) планировалась активизация деятельности в центральных и восточных областях. Но эта работа ограничивалась рейдами отдельных групп, подкидыванием листовок и литературы в поезда, отправлением агитационных материалов в письмах рабочим. Объектами пропагандистского воздействия были насильно вывезенные в Сибирь и на восток Украины. Особое внимание при этом уделялось работе среди молодежи[110]. Однако на Восточной Украине ОУН и УПА не смогли найти сколько-нибудь значительного числа сторонников. Националисты на Восточной Украине были немногочисленны: например на Донбассе в 1943 г. таковых было выявлено 226 человек (26 групп)[111]. Хотя активная деятельность УПА отмечалась в Киевской, Винницкой и Житомирской областях, к началу 1945 г. в этих районах она ослабла[112]. Закарпатье до 1945 г. не входило в территориальную структуру УПА. В 1939–1944 гг. оно находилось в составе Венгрии, которая стремилась инкорпорировать этот регион. Поэтому УПА ограничивалась отдельными рейдами в Закарпатье уже после изгнания венгров оттуда. Оуновцы действовали также в южной части Белоруссии (на территории Брестской и Пинской областей), где совершали диверсии, нападения на сельсоветы и т. д. УПА была активна и на прилегающей к Украине территории Польши[113].

В результате существенного сокращения численного состава УПА к лету 1945 года в ней были ликвидированы многие службы (жандармерия, мобслужба и ряд других) функции которых были частично переданы «гражданскому» подполью и СБ, уцелевшие отряды были из «военных округов» переименованы и группы и фактически подчинены региональному подполью ОУН. Летне-осенняя кампания, направленная на уничтожение "остатков банд", разворачивалась согласно указаниям ЦК КП (б) У, изложенными в постановлении от 27 июля 1945 "О ликвидации остатков банд украинско-немецких националистов в западных областях УССР". Если в августе 1945 общее количество "бандпроявлений" на Западной Украине составляло 77 случаев, то в сентябре — 146. Во время повстанческих акций и в ходе боёв погибли 66 партийно-советских и 153 местных активиста, 47 бойцов и командиров. Украинское подполье претерпело такие потери: 1505 убитых, 2203 пленных, 520 пришло с повинной. Всего за второе полугодие советской стороной (по данным НКВД УССР) было уничтожено 11698 и захвачено 14 339 участников ОУН и УПА ещё 8 227 явилось с повинной. Из УССР было выслано 1 998 семей (4 724 человека).

Пытаясь уберечься от вражеской агентуры, Служба Безопасности ОУН-Б начала прибегать к террору против подполья, бойцов Украинской повстанческой армии, заподозренных в лояльности к советской власти. Особый размах приобрели акции чисток на Волыни, Где референт службы безопасности Николай Козак ("Смок") развернул масштабные "санационные" операции. С января по октябрь 1945 года на Волыни от таких действий службы безопасности погибли 889 членов ОУН (б) с 938, которые попали под следствие. В отдельных районах в сотрудничестве с советскими органами гос. безопасности были обвинены 50-85% подпольщиков. Следствием террора службы безопасности на Волыни стало появление в декабре 1945 оппозиции в рядах ОУН (б)[114]. В целом же террор СБ имел двоякое влияние на судьбу движения. С одной стороны, страх перед расправой (жертвой которой обычно становилась и вся семья зрадника) удерживал многих от выхода из леса; с другой стороны, террор усиливал деморализацию УПА и, как это ни покажется на первый взгляд странно, подталкивал многих к сотрудничеству с НКВД.

С 1945 года УПА активно взаимодействовала с польским антикоммунистическим подпольем. В марте по инициативе Армии Крайовой в марте в Руде-Ружанецкой между ней и УПА были проведены переговоры и достигнута договоренность о совместных действиях против советских войск. Успешность контактов украинского и польского подполья варьировалась по регионам. В некоторых пограничных украинско-польских землях они продолжались с 1945 вплоть до 1948 г. В других регионах, сотрудничество между польскими и украинскими националистами было менее успешным и фактически ограничивалось нейтралитетом, в других регионах отряды УПА и АК-WIN проводили совместные действия против польской милиции и Управления безопасности[115]. Однако в целом взаимодействие осуществлялось на низовом уровне и носило скорее военный, чем политический характер. По мнению польского историка Гжегожа Мотыки, частичное изменение политики украинских националистов по отношению к полякам произошло вследствие того, что поляки к тому времени уже частично оставили «восточные кресы». К середине 1944 г. не менее 300 тысяч поляков уехало из Восточной Польши. Отток поляков усилился после украинско-польского соглашения об обмене населением. По нему до конца 1945 г. в Польшу уехало до 800 тысяч поляков[116].

Зимой 1945—1946 годов советскими органами госбезопасности проводилась крупная операция по ликвидации остатков отрядов УПА и подполья ОУН в которой были задействованы силы Прикарпатского и Львовского ВО. Их подразделения были размещены гарнизонами в селах, не допуская беспрепятственного перемещения подразделений ОУН-УПА и их снабжения местными жителями, в то время как оперативные группы НКВД-НКГБ совместно с ВВ НКВД преследовали и уничтожали вынужденные перемещаться группы ОУН и УПА. Эта тактика дала заметные результаты. Так в сообщении ОУН по Карпатскому краю указывалось что после ударов зимой-весной УПА «перестала существовать как боевая единица». Не лучшее было положение и в других регионах. Всего по советским данным с 1 декабря 1945 до 10 февраля 1946 против формирований УПА и подполья ОУН было проведено 15562 военные и оперативно-чекистские операции, в результате которых советские функционеры отрапортовали о уничтожении 4,2 тыс. повстанцев и подпольщиков, захвате в плен и задержании 9,4 тыс. членов ОУН и УПА, ликвидации 130 вооруженных формирований[117].

После 1945 года. Переход к партизанской тактике

Уже в июле 1946 года выходит обращение Головной Команды УПА в котором указывается на завершение «широкой повстанческой борьбы» и переход к «подпольно-конспиративной деятельности». Упразднение весной 1946 года НКВД и формирование новых структур МВД и МГБ негативно отразились на эффективности действий против подполья ОУН, только в августе 1946 года был отмечен переход ОУН-УПА к индивидуальному террору и действий мелкими группами. Негативной отмечалась и атмосфера «самоуспокоенности воцарившаяся после ликвидации основных сил ОУН-УПА». Как показали дальнейшие события ошибкой стала передача основных задач по ликвидации ОУН-УПА ещё не готовому к этому МГБ УССР.

Бандеровцы «садились в схроны» — то есть в замаскированные подземные блиндажи, и из схронов совершали свои набеги на советские учреждения и на подразделения оккупационной Советской Армии. Некоторые схроны были огромными, площадью в десятки тысяч квадратных метров, деревянными подземными крепостями из многих помещений, соединённых переходами. В Советской же Армии выделялись особые отряды, которые проверяли специальными щупами — нет ли под землёй схрона.

После мартовской речи Уинстона Черчилля 1946 года, провозгласившей начало Холодной Войны, УПА, как и другие антисоветские вооружённые организации восточной Европы, попали под внимание спецслужб Великобритании и США[118]. Уже в конце 1946 года при ликвидации Дрогобычского и Луцкого надрайонного провода ОУН ГУББ МВД были захвачены сентябрьские директивы ОУН, в которых ставилась задача приступить к сбору данных о ходе демобилизации Советской Армии, количественном составе вооружённых сил, насыщенностью войсковыми частями территории Западной Украины, политико-моральном состоянии Советской Армии, состоянии работы военных заводов, дислокации складов стратегического сырья и т. п.[119].

В 1946 году было зарегистрировано 1619 акций со стороны ОУН-УПА, из которых 78 — нападения на сотрудников МВД и МГБ. Было депортировано 2612 семей бандитов и «бандпособников» — 6350 человек. В справке МВД Украинской ССР от 28 мая 1946 г. приводились следующие итоги о результатах борьбы с бандитизмом на территории западных областей УССР за время с февраля 1944 г. по 25 мая 1946 г.: убито бандитов УПА — 110 835 чел., задержано бандитов и их пособников около 250 тысяч, явилось с повинной 11 485 человек. Собственные потери «убитыми и пропавшими без вести» — 14128 человек[120]. По состоянию на 1 декабря 1946 на Западной Украине действовало 5 краевых, 17 окружных, 38 надрайонных, 117 районных проводов (до 1 ноября 1946 МГБ УССР зарегистрировано в рамках проводов — 2694 человека, отдельных групп — 1785, подпольщиков-одиночек — 2151 человека).

1947 стал последним годом для ОУН и УПА на территории Польши. 28 марта 1947 года на Лемковщине в засаде устроенной УПА был убит заместитель министра обороны Польши генерал Кароль Сверчевский и после этого инцидента, польские власти приступили к окончательной ликвидации ОУН(б) и УПА на своей территории, создав для этого в апреле оперативную группу «Висла». Переселение украинского населения и высокая активность польских органов правопорядка вынудило остатки УПА и подполья ОУН пробираться на Запад наиболее безопасным путём — через Чехословакию. Из 1,5-2 тысячи членов «Закерзонской» УПА, проходивших маршрут в несколько этапов отрядами, состоящими из нескольких сотен бойцов, до цели смогли добраться всего немногим более ста человек.

В Чехословакии, параллельно с операцией «Висла», в период с 10 июня 1947 года до осени 1947 года проводилась операция Акция «Б», в которой подразделения чехословацких вооруженных сил и служб безопасности действовали на перехват трёх сводных отрядов УПА под руководством Романа Гробельского, Владимира Щигельского и Михаила Дуды, которые пытались прорваться из Польши в американские зоны оккупации в Австрии[121]. Часть подразделений УПА были разгромлены, более 100 человек было взято в плен и затем передано польской стороне, часть виновных в преступлениях на чехословацкой территории были осуждены на месте. Всего в американскую зону оккупации удалось просочиться нескольким мелким группам ОУН-УПА общим числом от 200 до 300 лиц. Структуры УПА и ОУН(б) в Польше были формально распущены Шухевичем как «полностью утраченные» в начале осени 1947 года[122].

ЦРУ обеспечивало прорвавшимся на Запад бойцам УПА финансовую, материальную поддержку и тренировочные базы, а также осуществляло военную подготовку и их дальнейшую заброску по воздуху на территорию СССР[123]. ЦРУ решило расширить свои операции для поддержки, развития и использования украинского освободительного движения в целях сопротивления и разведки. «Ввиду распространения и активности движения сопротивления на Украине», — сказал шеф отдела операций прикрытия Фрэнк Визнер, — «мы считали этот проект высокоприоритетным». По данным управления (совершенно не отвечавшим реальному положению дел), УПА якобы действовала во многих районах Украины, пользовалась популярностью среди украинцев и была способна выставить до 100 тысяч бойцов в случае войны Запада против СССР[124].

На самом же деле на территории западных областей УССР общая численность оставшихся на свободе членов УПА была значительно ниже численности подполья ОУН. 30 мая 1947 Шухевич издает распоряжение об объединении УПА и вооружённого подполья ОУН. Тем же числом датирован и указ УГВР об установлении официального дня празднования «основания» УПА — 14 октября 1942 года.

 
Агитационный дереворит УПА, 1948

По данным украинского историка-эмигранта Льва Шанковського, в течение января-июня 1949 вооружённое подполье осуществило около 300 акций, из которых более половины являлись оборонительные бот и столкновения с войсками МГБ-МВД. наиболее активно действовали повстанцы и подпольщики на Станиславщине. В этой области по состоянию на 1 апреля 1949 ихние силы насчитывали 26 боевых групп (165 человек), 194 подпольные организации ОУН (901 человек) и 329 отдельно действующих боевиков — всего 1395 человек[125]. По советских данным в течение первого полугодия 1949 в результате проведения 334 чекистско-войсковых операций и ряда агентурно-оперативных мероприятий было ликвидировано 120 боевых групп и подпольных организаций ОУН, убито, захвачено в плен и арестовано 913 участников ОУН и УПА и ихних сторонников. Наибольшей удачей большевиков стала ликвидация во Львове начальника Главного военного штаба УПА Александра Гасина и пункта связи провода ОУН с его руководителем Осипом. Успех этих операций объяснялся умелой работой с агентурой и удачно проведенной агентурно-оперативной комбинацией.

Осенью 1949 возник вопрос о судьбе остатков УПА, которая в качестве вооружённого формирования исчерпала свои возможности. В связи с этим официально УГВР «временно» по приказу Романа Шухевича прекращает деятельность структур УПА 3 сентября 1949 года.[107][126] В течение мая-ноября 1949 повстанцы и подпольщики осуществили на территории Западных областей Украины 212 акций, в результате которых потери вби-теми, ранеными и уведенными в лес составляли около 200.

Среди наиболее резонансных действий вооруженного подполья в 1949 стало убийстве 24 октября во Львове писателя Ярослава Галана, который особенно отмечался пропагандой воинствующего атеизма и коммунистической идеологии в западных областях Украины. По агентурным данным МГБ, дело о ликвидации Галана инициировал проводник ОУН на ЗУЗ Р. Кравчук (Петр). Непосредственно руководство подготовкой осуществлял жовоковский надрайонный проводник Роман Щепанский (Буй-Тур), а его исполнителями были Михаил Стахур (Стефко) и Иларий Лукашевич. На следующий день Хрущев информировал об этом убийстве Сталину[127].

Пытаясь ликвидировать повстанческое движение и подорвать его социальную базу, партийные и государственные органы УССР предлагали рядовым участникам ОУН-УПА (в том числе тем, кто просто скрывался в лесах от мобилизации) и их добровольным помощникам амнистию в случае сдачи. С февраля 1944 по июль 1945 года этими предложениями воспользовалась 41 тысяча повстанцев, из которых 17 тысяч подверглось судебному преследованию, что впоследствии снизило эффективность этой меры. После детального рассмотрения партийными и советскими органами дел повстанцев, принявших амнистию, многих из них переселяли на восток, в промышленные районы Украины. Всего за 1944—1949 годы для участников ОУН-УПА было провозглашено 6 амнистий.

Окончательное подавление движения

В 1950 году был уничтожен лидер УПА Роман Шухевич. 3 марта 1950 года была арестована связная Дарья Гусяк (псевдоним «Дарка», «Нуся»). С помощью внутрикамерного внедрения агента МГБ «Роза» удалось узнать точный адрес, по которому находилась другая помощница Шухевича. 5 марта сотрудники МГБ во главе с Павлом Судоплатовым установили, что Шухевич находится в помещении кооперативной лавки в селе Белогорща под Львовом. Как пишет в своих мемуарах Павел Судоплатов, генерал МГБ «Дроздов потребовал от Шухевича сложить оружие — в этом случае ему гарантировали жизнь. В ответ прозвучала автоматная очередь. Шухевич, пытаясь прорвать кольцо окружения, бросил из укрытия две ручные гранаты. Завязалась перестрелка, в результате которой Шухевич был убит».

Хотя после гибели Шухевича вооружённое сопротивление националистического движения затухало, за границей оно нередко оценивались достаточно высоко. Об этом свидетельствует, например, статья Степана Бандеры «Война в Корее и национально-освободительная политика» (июнь 1950), посвящённая очередной конференции Антибольшевистского блока народов (АБН). Бандера критиковал западные государства за их попытки стабилизировать отношения с СССР, однако он считал, что и в этих обстоятельствах возможно успешное развёртывание националистической борьбы на Украине. Однако, в оценке положения на Украине и в целом в СССР Бандера глубоко ошибался. Советский строй cмог справиться со всеми антикоммунистическими движениями (в Прибалтике, в Польше, на Западной Украине, в Белоруссии), деятельность которых не только не была скоординирована, но и не вышла за пределы этих регионов[128].

17 марта 1951 года УПА обратилась с призывом к правительству США «оказать помощь украинским повстанцам» в борьбе против СССР[129]. До 1955 года УПА взаимодействовала с британской разведкой, собирая для неё сведения о положении в СССР.[130]

В августе 1951 года советские органы госбезопасности развернули последнее широкомасштабное наступление на остатки националистического подполья. С 1 августа 1951 в 17 апреля 1952 на территории западных областей были ликвидированы 172 руководителя и членов проводов ОУН, 113 командиров боёвок, всего 949 человек. Из них 635 были убиты и 252 захвачены живыми. Органам МГБ удалось также уничтожить 50 членов подполья в Житомирской и Каменец-Подольской областях. В ответ на репрессивные действия, повстанцы ответили 79 вооружёнными акциями.

В конце 1951 года в связи с общими потерями в подполье ОУН(б) были распущены структуры Службы Безопасности — их персонал занял руководящие позиции в подполье ОУН(б). Анализ 348 биографических справок на руководителей и рядовых членов Службы Безопасности на Волыни демонстрирует, что 0,3% руководителей и членов СБ ОУН на Волыни погибло от действий нацистов в 1941-1944 годах, те же 0,3% были уничтожены войсками послевоенной Польши, 44% погибли в борьбе с советскими органами безопасности и 2% были казнены самой службой безопаcности ОУН(б)[131].

10 апреля 1953 года была издана директива о запрете применять войска МВД без личного разрешения начальников УМВД, тогда как ранее их применяли по любой просьбе райаппаратов. 4 мая министр внутренних дел СССР Лаврентий Берия распорядился приостановить исполнение смертных приговоров и аресты оуновцев, которые явятся с повинной.

Вместо военных операций было решено активно использовать оперативные игры. Во Львове было решено создать подставной центр (провод) ОУН, который должен был вывести из подполья активнейших его лидеров, внедрить советскую агентуру в зарубежные центры украинских националистов, вывести на территорию УССР эмиссаров и лидеров зарубежных центров ОУН, перехватить каналы их связи, создать «оперативные позиции» в спецслужбах Великобритании и США, а также в Ватикане. Основная задача подставного центра заключалась в подчинении подполья и навязывании ему мысли о радикальном изменении тактики —переходе от вооружённых к пропагандистским методам борьбы, работе с молодежью и интеллигенцией, поиске компромисса с властями.[132]

По состоянию на конец 1953 г. в 17 северных, центральных и западных областях Украины на учете МВД УССР состояли 5014 человек, которые подозревались в причастности к работе в ОУН (из них 270 были взяты на учет в 1953 г.), арестованы за участие в ОУН 79 человек». Количество и состав групп ОУН, выявленных МГБ УССР в восточных областях Украины в 1953 г., выглядели так: Сталинская область: количество групп — 3, количество участников — 11; Запорожская: групп — 2, участников — 22; Ворошиловградская: групп — 3, участников — 14; Николаевская: групп — 2, участников — 15; Херсонская: групп — 1, участников — 2; Одесская: групп — 1, участников — 5[133].

Органы госбезопасности к 1953 году контролировали почти все действия руководителей подполья, грамотно используя в игре с ними их же соратников по борьбе. В 1954 году был арестован последний остававшийся на свободе лидер ОУН Василий Кук.[134] После ареста Кука, дальнейшее вооружённое сопротивление на Западной Украине продолжалось изолированными подпольными и партизанскими группами, а то и непримиримыми одиночками. В течение года остатки повстанцев и подпольщиков осуществили лишь 19 антисоветских акций, из которых 7 были террористическими актами. Зафиксировано также 29 случаев распространения антикоммунистических листовок.

По состоянию на 17 марта 1955 года в Западных областях УССР оставалось в общей сложности 11 мелких групп УПА, общей численностью в 32 человека, 17 боевиков-одиночек, а также 50 нелегалов. Хотя такое количество повстанцев уже было не в состоянии адекватно реагировать на репрессивные меры советской власти, тем не менее в 1955—1956 годах они осуществили 35 акций, в том числе 10 убийств и 15 покушений[135].

Последний бой подпольной группы ОУН с подразделением МВД состоялся 12 октября 1959 года, возле хутора Лозы Подгаецкого района Тернопольской области.

В январе 2017 года ЦРУ США опубликовало большое количество материалов, ранее считавшихся секретными. Среди них оказались документы, касающиеся отношений ЦРУ с украинскими националистами. Американские разведчики установили связь с руководством Организации украинских националистов (ОУН) сразу же после войны, во второй половине 40-х годов; и связь эта прервалась только в начале 90-х, с распадом Советского Союза. Один из самых ранних документов датирован апрелем 1947 года. В отчёте о террористических актах, совершенных на территории Украины указано, что во Львове взорвана электростанция, а в Корсунь-Шевченковском — гидроэлектростанция. Сообщается о большом количестве жертв среди мирного населения.[136].

Итоги

По подсчётам современного украинского исследователя Александра Денищука, УПА и вооружённые отряды ОУН (б) в 1942—1944 гг. провели 2526 вооружённых акций против Третьего Рейха и его союзников, в которых погибли 12 427 человек, 2047 — ранено, 2448 — захвачены в плен. Повстанцы потеряли в борьбе с немцами 2251 человек убитыми, 475 — ранеными, 536 — пленными[137].

По данным МВД СССР в 1944—1956 годах на территории западных областей Украины во время борьбы с националистическим подпольем погибло 8 340 человек, среди них: 687 сотрудников НКГБ-МГБ, 1 864 сотрудника НКВД-МВД, 3 199 военнослужащих внутренних приграничных и вооружённых сил и 2 590 бойцов истребительных батальонов[138]. По данным, озвученным начальником тайных операций ЦРУ Фрэнком Визнером, с конца Второй мировой войны до 1951 года ОУН/УПА уничтожили около 35 тысяч советских военнослужащих и членов компартии[139].

Согласно статистике 4-го отдела МГБ УССР, в 1944—1956 годах во время борьбы с украинским националистическим подпольям, было ликвидировано 155 тысяч боевиков УПА и подпольщиков ОУН, из которых 1 746 убиты в восточных областях Украины. 134 тысячи были взяты в плен[140]. Под угрозой репрессий и моральным давлением явились с повинной около 77 тысяч повстанцев. При этом был изъят один самолет, два бронемашины, 61 артиллерийская пушка, 595 минометов, 77 огнемет, 358 противотанковых ружей, 844 станковых и 8327 ручных пулеметов, около 26 000 автоматов, более 72 тысяч винтовок и 22 тысяч пистолетов, более 100 000 гранат, 80 тыс. мин и снарядов, более 12 млн. патронов. Разыскано и изъято более 100 типографий с печатной техникой, более 300 радиопередатчиков, 18 автомобилей и мотоциклов, обнаружено значительное количество складов с продуктами питания и хранилищ националистической литературы[141]. Репрессиям (в частности, высылке в Сибирь) подвергались и мирные жители, оказывавшие помощь УПА: было арестовано 103 866 человек, из 87 756 было осуждено[142]. 203 тысячи человек подверглись депортации в восточные регионы СССР[143].

Примечания

  1. Вовк М. «Армия Крайова» на территории СССР во время Второй мировой войны
  2. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С.173−174..
  3. Українська Повстанська Армія (УПА) як військове формування в структурі українського повстанського руху
  4. Лукшиц Юрий ОУН-УПА. Факты и мифы. Расследование УПА и советские партизаны
  5. uk:Розділ 7 – 3. Націоналістичне підпілля в 1949–1956 рр.. Chapter 7 – 3. Nationalist Underground During 1949–1956. (укр.) (PDF). history.org.ua. Дата обращения 31 марта 2016.
  6. Георгий Санников. Большая охота. Разгром вооруженного подполья в Западной Украине, 2002 год. ISBN 5-224-03311-X
  7. uk:Розділ 7 – 3. Націоналістичне підпілля в 1949–1956 рр.. Chapter 7 – 3. Nationalist Underground During 1949–1956. (укр.) (PDF). history.org.ua. Дата обращения 31 марта 2016.
  8. Петр Мирчук. Украинская Повстанческая Армия. 1942—1952. Документы и материалы. -Мюнхен, изд-во им. Хвильового, 1953. Ст. 29-44
  9. Олександр Денищук «Боротьба УПА проти німецьких окупантів», Т.1 «Волинь», 2008
  10. «Антипольська акція» ОУН(СД) і УПА на Волині, діяльність польських баз самооборони, польських національних партизанських загонів, 27-ї Волинської піхотної дивізії АК Українська Повстанська Армія і Армія Крайова. Протистояння в Західній Україні. 1939—1945 рр. — Ільюшин Ігор
  11. Действия УПА против польского населения — Великая Гражданская война 1939—1945
  12. Motyka Grzegorz. Ukrainska partyzantka… S. 260—261.
  13. Turowski J. Pozoga. Walki 27 Woly'nskiej Dywizji AK. — S. 512–513.
  14. Олександр Денищук «Боротьба УПА проти німецьких окупантів», Т.1 «Волинь», 2008
  15. uk:Розділ 7 – 3. Націоналістичне підпілля в 1949–1956 рр.. Chapter 7 – 3. Nationalist Underground During 1949–1956. (укр.) (PDF). history.org.ua. Дата обращения 31 марта 2016.
  16. НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939—1956)“: Объединенная редакция МВД России; Москва; 2008. ISBN 978-5-8129-0088-5
  17. Viatrovych, V. uk:Українська Повстанська Армія - Історія нескорених : [укр.] / V. Viatrovych, R. Hrytskiv, I. Dereviany … [та ін.]. — Lviv Liberation Movement Research Centre, 2007. — P. 307–310.
  18. Георгий Санников. Большая охота. Разгром вооруженного подполья в Западной Украине, 2002 год. ISBN 5-224-03311-X
  19. uk:Розділ 7 – 3. Націоналістичне підпілля в 1949–1956 рр.. Chapter 7 – 3. Nationalist Underground During 1949–1956. (укр.) (PDF). history.org.ua. Дата обращения 31 марта 2016.
  20. Былые годы. 2012. № 2 (24) «Украинский выбор в годы Второй мировой войны: проблемы восприятия в современной Украине» Роман Олегович Пономаренко. Цитата: «Примечательно, что факты сотрудничества, иногда довольно тесного, УПА с немцами в 1944 году привели к возникновению легенды о том, что УПА якобы была создана немецкими спецслужбами. Как правило, такая точка зрения характерна для некоторых околонаучных кругов России и Восточной Украины. Однако действительности это утверждение не соответствует и какой-либо документальной базой не подтверждается. Напротив, опубликованные документы, как немецкие, так и украинские, указывали, что немецкие „компетентные органы“ рассматривали УПА и ОУН Бандеры как вражескую силу, для подавления которой следует привлекать все имеющиеся под рукой силы и средства». стр. 45
  21. С кем идти Великая Гражданская война 1939—1945
  22. Веденеев Д. В., Биструхин Г. С. Меч i тризуб… — С. 136.
  23. Motyka G. Op. cit. S. 79-82; Патриляк І. К. Вказ. прац. С. 145—155.
  24. Баран В., Токарський В. Україна: Західнi землi: 1939—1941 рр. Л., 2009. 123—124. О планах антисоветского восстания см. также: Андрухів І. Спроби збройного повстання ОУН на украïнських землях (грудень 1939 — грудень 1940 рр.) // Галичина. Івано-Франківськ. 2001. № 7. С. 83-87.
  25. Сергійчук В. Український здвиг: Прикарпаття. 1939—1945. Київ, 2005. С. 70.
  26. Патриляк I.K. Діяльність Організації українських націоналістів (бандерівців) у 1940–1942 роках (військовий аспект). С. 97, 177.
  27. ОУН в 1941 році: Документи. − в 2 ч. / Упоряд.: О. Веселова, О. Лисенко, І. Патриляк, В. Сергійчук. — К.: Інститут історії України НАН України, 2006. — 603 с. — ISBN 966-02-2535-0.
  28. ОУН i УПА, 2005, Разд. 2. — С. 93..
  29. Косик В. Україна і Німеччина у Другій світовій війні. Париж — Нью-Йорк — Львів, 1993. С. 237.
  30. Рышард Тожецкий — Поляки i українцi. С. 206.
  31. Украинским националистам не удалось осуществить эти планы. Численность УПА до сих пор является предметом историографических споров. По всей видимости, единовременная численность УПА составляла около 30-80 тысяч, в основном на территории Галиции. Доподлинно известно, что в период наивысшей активности число бойцов УПА-Север (то есть УПА, действовавшей на Волыни и в Полесье) не превышало 7 тысяч человек. О численности УПА-Север см.: Літопис УПА. Нова серія. Т. 14. УПА i запілля на ПЗУЗ 1934—1945. Новi документи. Київ, 2010. С. 71-79; Ковальчук В. Скільки ж солдатів було в УПА? Секрети розкриває Клим Савур / Історічна правда // http://www.istpravda.com.ua/articles/2010/12/3/7410/ (Дата обращения: 08.08.2011). О различных оценках численности УПА см.: Примаченко Я. Л. Північноамериканьска iсторіографія діяльностi ОУН i УПА. К., 2010. С. 96-97.
  32. Українська повстанська армія|Історія|Про Україну
  33. Омелюсiк М. УПА на Волинi в 1943 роцi // Волинь и Полiccя: Нiмецька окупацiя. Торонто, 1989. Кн. 1. С. 24. См. также: Органiзацiя украïнських нацiоналiстiв i Украïнська повстаньска армiя: Iсторичнi нариси. Киïв, 2005. С. 163–164.
  34. [Мизак Нестор Степанович За тебе свята Україно. — 2007. — С. 128]
  35. Літопис УПА. — Торонто — Львів, 1995—1996. — Т. 24. — С. 134—141.
  36. Савчук В. Тимотей Старух — трибун державотворення. — 2009.
  37. Katchanovski, Ivan. Terrorists or National Heroes? Politics of the OUN and the UPA in Ukraine: Paper prepared for presentation at the Annual Conference of the Canadian Political Science Association. — Montreal, June 1-3, 2010.
  38. Колковская республика
  39. Кравчук П. А. Книга рекордов Волыни. — М.: Волынская областная типография — Любешов: Эрудит, 2005. — 302 с. ISBN 966-361-079-4. , С. 76
  40. Terrorists or National Heroes? Politics of the OUN and the UPA In Ukraine. 2010 Ivan Katchanovski
  41. Косик В. Україна i Німеччина у Другій світовій війнi. Париж, Нью-Йорк-Львов, 1993. С. 358—362.
  42. Шанковський Л. УПА i Дивізiя // Українська дивізiя «Галичина». Історико-публіцистичний збірник / Упоряд. М. Слабошпицький. К., 2007. C. 69-70.
  43. В издании УПА-ОУН(Б) «До зброї» от 3 июля 1943 року было напечатано «В бою з німецькою засідкою під селом Чорнижем (північна Луччиная) дня 13 травня цього року загинув геройською смертю військовий референт Краєвого Проводу ОУН на ПЗУЗ, поручник Івахів Василь („Йосип Сонар“, „Сом“)»
  44. ОУН i УПА, 2005, Разд. 2..
  45. Из протокола допроса руководителя УПА-Запад А.А. Луцкого о его участии в создании и руководстве УПА и Украинской народной самообороны (УНС) // Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. Документы. В двух томах. Том 2. 1944-1945. С. 712-726. Док. № 3.181.
  46. ЦДАГОУ: Ф. 62.– On. 1.– Cnp. 253.—Арк. 14
  47. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 183−184
  48. (Bfh. H. Geb. Süd) Национал-украинское бандитское движение, 17.07.1943 — «УПА в світлi німецьких документів» (кн.1, Торонто 1983, кн.3, Торонто 1991)
  49. Эрих фон Манштейн. Утерянные победы. — Ч. 3. — Гл. 15: Прим. 76.
  50. Ivan Katchanovski, “Terrorists or National Heroes?” See also Stepeniak fi le, HDA SBU, f. 6, d. 1510, tom 1, ll. 42, 54.
  51. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 199.
  52. Бротьба ОУН-УПА на протибільшовицькому фронті (1943 — перша половина 1944)
  53. «…Создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников…». Красные партизаны Украины, 1941−1944: малоизученные страницы истории. Документы и материалы / Авт. сост.: Гогун А., Кентий А. — К.: Украинский издательский союз, 2006. — 430 с. — С. 369−370. — ISBN 9667060896.
  54. Bandera: Immer Angst. In: Der Spiegel. Nr. 44, 1959
  55. «Літопис УПА» — Том 06. УПА в світлі німецьких документів. Книга 1: 1942 — Червень 1944 —Cт. 85
  56. Антисталинский фронт ОУН и УПА (февраль-декабрь 1943)
  57. Кентій А. В. — 5. Боротьба ОУН і УПА на протибільшовицькому фронті // Розділ 4. «Двофронтова» боротьба УПА (1943 — перша половина 1944 рр. . . . 199
  58. ЦДАГО. Ф. 66. Оп. 1. Спр. 42. Арк. 20–22 зв
  59. Motyka Grzegorz. Ukrainska partyzantka… S. 260–261.
  60. [Лукшиц Юрий ОУН-УПА. Факты и мифы. Расследование УПА и советские партизаны]
  61. G. Motyka, Tak było w Bieszczadach. Walki polsko-ukraińskie 1943—1948, Warszawa, 1999, s. 115—118.
  62. Ільюшин І.І. Протистояння УПА і АК…, С. 174.
  63. Tadeusz Przyłucki: Czas Burzy w 50. rocznicę operacji „Burza”. Warszawa: Światowy Związek Żołnierzy Armii Krajowej. Zakład poligraficzny Akcydens, 1994. ISBN 83-90-1777-0-6.
  64. «Антипольська акція» ОУН(СД) і УПА на Волині, діяльність польських баз самооборони, польських національних партизанських загонів, 27-ї Волинської піхотної дивізії АК Українська Повстанська Армія і Армія Крайова. Протистояння в Західній Україні. 1939—1945 рр. — Ільюшин Ігор
  65. Turowski J. Pozoga. Walki 27 Woly’nskiej Dywizji AK. — S. 512—513.
  66. Grzegorz Motyka, Ukraińska partzyantka 1942—1960: Dyiałalność Organizacji Ukraińskich Nacjonalistów i Ukraińskiej Powstańczej Armii, Instytut Studiów Politycznych PAN, Oficyna Wydawnicza RYTM, Seria Wschodnia, Warszawa 2006
  67. 2.2. Dezercja policji ukraińskiej i pierwsze akcje partyzanckie — Гжегож Мотыка – "Ukraińska partyzantka 1942-1960", Warszawa 2006
  68. Внутренние войны украинских нацистов // Великая Гражданская война 1939-1945
  69. В. П. Чередниченко. Анатомия предательства. Киев, Политиздат Украины, 1983. Стр. 166
  70. Гогун А. Между Гитлером и Сталиным. СПб., 2004. С. 56.
  71. Motyka G. Ukrainska partyzanka 1942-1960. - Warszawa, 2006 - S.209
  72. Розділ 4. — 4. Протинімецький фронт ОУН і УПА [Chapter 4. — 4. Anti-German front of the OUN and UPA] (PDF) (in Ukrainian). history.org.ua. Archived from the original (PDF) on 11 April 2008
  73. Історія українського війска. Том 4, стр 526.
  74. BA-MA RH 22 104 f. 144-146.
  75. Косик В. Україна і Німеччина у Другій світовій війні. 1993. - С.389
  76. Федеральний військовий архів у Фрайбурзі. — Ф.RH2. — Спр. 144. Арк. 67.
  77. Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія. Інститут історії НАН України. 2004 р. Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія, Розділ 4 стор.188
  78. Motyka Grzegorz. Ukraińska partyzantka, 1942—1960. — Warszawa, 2006. — 720 s. — ISBN 83-88490-58-3. (польск.)
  79. Grzegorz Motyka, Ukraińska partyzantka 1942-1960, Warszawa 2006, Wyd. Instytut Studiów Politycznych PAN, Oficyna Wydawnicza "Rytm"
  80. Косик В. Україна i Німеччина у Другій світовій війнi. Париж, Нью-Йорк-Львив, 1993. С. 414.
  81. Подробнее о дискуссиях относительно численного состава УПА см.: Демидов С. Ю. Историография истории украинской повстанческой армии.: Диссертация на соискание научной степени кандидата исторических наук. Львов, 2004. С. 102—108.
  82. Інститут історії НАН України.2004р Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія, Раздел 4 стр. 184 стр. 184
  83. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4..
  84. ОУН i УПА, 2005, Разд. 5. — C. 283..
  85. Стародубець Г. Указ. соч. С. 232.
  86. Описание действий УПА-Запад против 16-й дивизии VII венгерского корпуса весной 1944 года
  87. ОУН-УПА. Факты и мифы. Расследование. УПА и Красная армия
  88. Білас І. Г. Репресивно-каральна система в Україні 1917-1953: суспільно-політичний та історичний аналіз: у 2 кн.. — Київ: Либідь; Військо України, 1994. — с. 555 — ISBN 5-325-00577-4.
  89. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4..
  90. Действия УПА против Красной Армии - Великая Гражданская война 1939-1945
  91. доповидь внутренних войск НКВС Украинского округа командующему войсками 1-го Украинского Фронта маршалу Советского Союза Г. К. Жукову о результатах операции из ликвидации банд ОУН в Крем`янецких [Кременецких] лесах Ровенской области» — Архивы СБУ, дело № 363, стор.626-627
  92. «Боротьба УПА: Історія нескорених» Центр досліджень національно-визвольного руху при СБ України ст. 61-62
  93. Білас І. Г., 1994, Кн. 2. — С. 563.
  94. [Командир групи УПА-Південь полковник «Батько». Омелян Грабець у спогадах бойових друзів та родини. Коломия, 2001. — 214 с. http://chtyvo.org.ua/authors/Hrabets_Halyna/Komandyr_hrupy_UPA-Pivden_polkovnyk_Batko/]
  95. Petro Mirczuk: Українська Повстанська Армія 1942—1952. Tarnopol, 1993.
  96. Фостій І.П. Північна Буковина i Хотинщина у Другій світовій війнi. Чернівцi, 2004. С. 232.
  97. Боляновський А. Українські військові формування… С. 269–276; Дуда А., Старик В. Буковинський Курінь в боях за українську державність. 1918-1941-1944. К.-Чернівці, 1995. Passim.
  98. Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. Указ. соч. С. 259.
  99. ГАРФ. Ф. 9478. Оп. 1. Д. 117. Л. 46–46об.
  100. Дзьобак В. В. та iн. Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія: Історичні нариси / Національна академія наук України; Інститут історії України / Відп. ред. Кульчицький С. В.. — К.: Наукова думка, 2005. — 496 с. — ISBN 966-00-0440-0.
  101. ОУН i УПА, 2005, Разд. 3..
  102. ОУН i УПА, 2005, Разд. 6..
  103. ОУН i УПА, 2005, Разд. 5. — С. 338.
  104. ДАЛО. – Ф. П-3. – Оп. 1. – Спр. 213. – Арк. 45-47. Цит. по.: Боляновський А. Цит. твір. С. 308.
  105. Patrz np.: CDAWOWU, z. 3833, op. 1, t. 135, k. 1–2.
  106. Источник: Марк Солонин. Нет блага на войне. - Изд. «Яуза-пресс», 2010.
  107. 1 2 Білас, 1994, Кн. 2.
  108. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — Гл. 5.; Разд. 5. Разд. 6. — Гл. 1.; Разд. 6. — Гл. 2.; Разд. 6. — Гл. 3..
  109. Роман Шухевич у документах радянських органів державної безпеки (1940—1950), т. 1—2. К., 2007
  110. Іщук О., Ніколаєва Н. Діяльність молодіжних структур ОУН(б) на території центральних та східних областей України у 1945–1954 рр. // Український визвольний рух: науковий збірник № 8. Львів, 2006. С. 234.
  111. ГАРФ. Ф. 9478. Оп. 1. Д. 63. Л. 72–73.
  112. РГВА. Ф. 500к. Оп. 4. Д. 140а. Л. 5–6.
  113. РГВА. Ф. 500к. Оп. 4. Д. 140а. Л. 3, 6.
  114. ОУН i УПА, 2005, Разд. 6. — С. 373−375..
  115. Подробнее о польско-украинском сотрудничестве см.: Motyka Grz., Wnuk R. Pany i rezuny. Wspolpraca AK-WiN i UPA 1945-1947. Warszawa, 1997. P. 73–138.
  116. ГДА СБУ. Ф. 13. Спр. 372. Т. 2. Арк. 208.
  117. Кентій А.В. - 1. Повстансько-підпільний рух в період “великої блокади” // Розділ 7. Антикомуністичний опір ОУН і УПА у післявоєнний період (1946—1956 рр.) — с. 6
  118. Николай Платошкин Американская разведка против Сталина. — Москва: Вече, 2017. — 432 с. — 1500 экз. — ISBN 978-5-4444-5585-2
  119. Білас І. Г., Репресивно-каральна система в Україні 1917-1953: суспільно-політичний та історичний аналіз: 1994, Кн. 2. — С.668−669.
  120. НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939-1956)
  121. «Акция Б» или охота за УПА (недоступная ссылка). www.nazdar.ru. Дата обращения 8 мая 2017. Архивировано 29 апреля 2015 года.
  122. Шаповал, 2000.
  123. Richard Breitman and Norman J.W.Goda: Hitler’s Shadow. Nazi War Criminals, U.S.Intelligence, and the Cold War p. 86
  124. Hitler’s Shadow, p.88
  125. Шаньсковський Л. Цит. праця. — с. 180Б.
  126. ОУН i УПА, 2005, Разд. 6. — Гл. 4.; Разд. 6. — Гл. 5.; Разд. 7. — Гл. 1.; Разд. 7. — Гл. 2..
  127. ОУН i УПА, 2005, Разд. 2. — С. 424-425
  128. Кентій А. В. — Джерела та примітки // Розділ 7. Антикомуністичний опір ОУН і УПА у післявоєнний період (1946—1956 рр.) — Ст. 430
  129. 17 марта 1951 года // журнал «Мастер-ружьё», № 3 (120), март 2007. стр. 94
  130. Вєдєнєєв Д. В., Лисенко О. Є. Організація українських націоналістів і зарубіжні спецслужби (1920-1950-ті рр.) // «Украинский исторический журнал» — Киев: Институт Истории АН Украины, 2009 — № 3. — С. 132−146. (укр.)
  131. Terrorists or National Heroes? Politics of the OUN and the UPA In Ukraine. Ivan Katchanovski
  132. Дмитрий Веденеев, Юрий Шаповал. Был ли Лаврентий Берия украинским националистом?
  133. Іщук О., Ніколаєва Н. Діяльність молодіжних структур ОУН(б) на території центральних та східних областей України у 1945–1954 рр. // Український визвольний рух: науковий збірник № 8. Львів, 2006. С. 237.
  134. А.Меленберг. И Хрущёв съел Кука
  135. Шаповал Ю. Війна після війни // Літопис УПА. Нова серія. Т. 3. С. 27.
  136. BLOWING UP OF POWER STATIONS BY UKRAINIAN RESISTANCE ARMY
  137. Олександр Денищук «Боротьба УПА проти німецьких окупантів», Т.1 «Волинь», 2008
  138. НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939—1956)“: Объединенная редакция МВД России; Москва; 2008. ISBN 978-5-8129-0088-5.
  139. Richard Breitman and Norman J.W.Goda: Hitler’s Shadow. Nazi War Criminals, U.S.Intelligence, and the Cold War p.87
  140. Viatrovych, V.; Hrytskiv, R.; Dereviany, I.; Zabily, R.; Sova, A.; Sodol, P. (2007). Volodymyr Viatrovych, ed. Українська Повстанська Армія - Історія нескорених [Ukrainian Insurgent Army – History of the unconquered] (in Ukrainian). Lviv Liberation Movement Research Centre. pp. 307–310
  141. Арх. спр. №372, т. 74, арк. 159-160; т. 100, арк. 73-75
  142. Кентій А.В. - 3. Націоналістичне підпілля в 1949—1956 рр. // Розділ 7. Антикомуністичний опір ОУН і УПА у післявоєнний період (1946—1956 рр.) . . . 423>
  143. Веденеев Д.В., Биструхін Г.С. Двобій без компромісiв… — С. 51.

Литература

См. также