Политическая культура

Политическая культура — часть общей культуры и наследования, включающая исторический опыт, память о социальных и политических событиях, политические ценности, ориентации и навыки, непосредственно влияющие на политическое поведение. Политическая культура является одним из основных понятий сравнительной политологии, позволяющих проводить сравнительный анализ политических систем мира.

Содержание

История термина

Термин «политическая культура» впервые появился лишь в XVIII в. в трудах немецкого философа-просветителя Иоганна Гердера. Теория же, предполагавшая изучение мира политики через призму этого концепта, сформировалась ещё позднее-только в конце 50-60х гг XX в. и получила развитие в работе американского политолога Германа Файнера «Системы правления великих европейских государств» (1957). Позднее была опубликована книга американских авторов Г. Алмонда и С. Вербы «Гражданская культура» (1963 г.), в которой был проведен сравнительный анализ политических культур США, Великобритании, Италии, ФРГ и Мексики. Согласно Г. Алмонду и С. Вербе, политическая культура — особый тип ориентации на политическое действие, отражающий специфику каждой политической системы. Шестидесятые годы считаются периодом наивысшей популярности исследований проблем политической культуры. Важнейшим импульсом, приведшим к активным исследованиям политической культуры, стала потребность выяснения несостоятельности попытки развивающихся стран копировать западноевропейские образцы при создании собственных политических систем. Кроме того, большую роль сыграли кризисные явления в жизни развитых демократий, связанные с бурным проявлением молодёжной контр-культуры, усилением расовых волнений, формированием экологического движения, усилением феминистского движения и, наконец, стала очевидной сила так называемой «четвертой власти» — средств массовой информации. Девяностые годы и «третья волна» демократизации также вызвали значительный интерес к политической культуре, так как до некоторой степени именно этот термин позволял отделить страны, предрасположенные к демократии, от стран, предрасположенных к авторитаризму.

Функции политической культуры

В рамках функциональных методологических установок принято выделять ряд функций политической культуры в обществе.

Роль политической культуры состоит в снижении политических рисков — рисков невыгодных, ухудшающих условия деятельности социально-экономических субъектов решений органов власти[1]. Согласно С. Н. Гаврову, политическая культура характеризуется национально-психологическими нормами поведения, морально-этическими (в том числе конфессиональными) ценностями, архетипическим образом «себя» и «окружающих» (иных народов). Все это определяет процесс институализации политической сферы культуры, оказывая влияние на характер взаимоотношений государства, иных политических институтов и человека, меру его зависимости от них. В политической культуре представлены креативная (часто включающая в себя инокультурные элементы) и консервативная (автохтонная) составляющие. Эти составляющие находятся в процессе взаимодействия, притяжения и отталкивания[2].

К исследованию политической культуры общества часто обращается политическая социология. Фактор культуры и её влияния на политику не только позволяет предсказывать вероятные модели поведения электората. В более широкой перспективе политическая культура общества взаимодействует с институциональной системой. В рамках этого взаимодействия происходит взаимовлияние, что ведет к трансформации институциональной и политической системы с одной стороны и политической культуры с другой. Именно с успешным становлением определенного типа гражданской культуры связывают успех или провал демократического транзита в постсоветских государствах[3], а также в странах Африки и Латинской Америки[4].

Типологии

Наиболее известная типология политических культур принадлежит Г. Алмонду и С. Верба, которые выделили три вида политической культуры:

Приходская культура характеризуется безразличным отношением к национальной политической системе, что выражается в отсутствии реакции граждан на действия политических институтов, в отсутствии интереса к центральной власти и, наоборот, заинтересованности политической жизнью «на местах».

Зависимая политическая культура отличается большей заинтересованностью в деятельности властей. Граждане имеют своё представление о власти, но они покорны ей, даже при негативном характере её деятельности. При таком типе политической культуры граждане не надеются личным участием изменить что-либо в деятельности властей, являясь лишь «наблюдателями».

И, наконец, культура участия характеризуется активностью участия. Граждане считают себя вправе влиять на власть, они осуществляют это «вмешательство», участвуя в выборах, в деятельности партий, групп давления. При такой классификации имеется в виду, что демократия — это тот идеальный режим, который должен быть принят за образец, но это положение не является бесспорным для всех[5].

В конце 1980-х — начале 1990-х годов стало ясно, что типологическая схема Алмонда и Верба, возможно адекватная ситуации, имевшей место в середине столетия, на данном этапе исторического развития нуждается в модификации с учётом новых процессов, изменивших композицию субкультур стран западного мира к концу двадцатого века. Голландские ученые Хьюнкс и Хиспурс усовершенствовали типологию Алмонда и Вербы, дополнив её новыми идеальными типами, среди которых: гражданская партисипантная культура («civic participant culture»); клиентистская культура («client culture»), протестантская культура («protest culture»), автономная (autonomous) культура и культура наблюдателей («spectator culture»). Эти типы следует рассматривать как «идеальные»[6].

Значимость

В реальной политической практике, как отмечают Г.Алмонд и С.Верба, происходит сочетание типов культур. В результате образуются три типа смешанных политических культур: провинциалистско-подданническая культура, подданнически-партиципаторная и провинциалистско-партиципаторная. Оптимальный вариант смешанного типа политической культуры Г. Алмонд и С. Верба предложили назвать «гражданской культурой». В своей основе это именно партиципаторная политическая культура, которая интегрировала определённые элементы патриархальной и подданнической культур. Позже Г. Алмонд характеризовал её как культуру, в которой в основном существует консенсус относительно легитимности политических институтов, направления и содержания общественной политики, широко распространена терпимость в отношении плюралистичности интересов и убеждений в их примиримости, а также чувство политической компетентности и взаимной веры граждан.

Проблемы

Основной проблемой данной типологии является то, что в реальной жизни «чистые» типы политической культуры не встречаются. Как правило, в действительности происходит смешение «чистых» типов и образование патриархально-подданнического, подданническо-активистского и патриархально — активистского типов политической культуры. Следующая проблема возникает при рассмотрении влияния культуры политического участия на демократию. Для достижения одной из составляющих демократии — власти элит — необходимо ограничивать участие, активность и влияние обычного гражданина. Он должен передать власть элитам и позволить им управлять. Потребность во власти элит предполагает, что обычный гражданин будет относительно пассивен, выключен из политики и почтителен по отношению к правящим элитам. Таким образом, от гражданина в демократии требуются противоречащие одна другой вещи: он должен быть активным, но в то же время пассивным, включенным в процесс, однако не слишком сильно, влиятельным и при этом почтительным к власти. Сравнительная редкость политического участия, относительная неважность такого участия для индивида и объективная слабость обычного человека позволяют правительственным элитам действовать.

Критика, развитие и альтернативные типологии

В конце 1980-х — начале 1990-х годов стало ясно, что типологическая схема Алмонда и Верба, возможно адекватная ситуации, имевшей место в середине столетия, на данном этапе исторического развития нуждается в модификации с учётом новых процессов, изменивших композицию субкультур стран западного мира к концу двадцатого века. Голландские ученые Хьюнкс и Хиспурс усовершенствовали типологию Алмонда и Вербы, дополнив её новыми идеальными типами, среди которых: гражданская партисипантная культура («civic participant culture»); клиентистская культура («client culture»), протестантская культура («protest culture»), автономная (autonomous) культура и культура наблюдателей («spectator culture»). Эти типы следует рассматривать как «идеальные».[7] Помимо общих существуют и специфические типологии. Одна из них предложена У. Розенбаумом. Он строит спектр типов политической культуры, беря за основу степень консенсуса между членами общества относительно основополагающих политических ценностей и «правил игры», и, соответственно, наличия и специфики субкультур. У.Розенбаум выделил два крайних типа политической культуры: фрагментарную и интегрированную.[8]

Сравнительные исследования

Политическая культура существенно зависит от общей культуры страны, многие социологи и политологи подчеркивают принципиальные различия политических культур стран Запада и Востока, см., работы С. Г. Кирдиной[9]. Согласно другой точке зрения большее влияние имеет степень доверия между людьми (смотрите например, работы Ф. Фукуямы[10]) и устойчивость институтов.

Примечания

  1. Глущенко В. В. Политология: системно-управленческий подход. М.: ИП Глущенко В. В., 2008. — 160 с. ISBN 978-5-9901406-1-5; 2008 г.
  2. Гавров С. Н. Политическая культура // Социокультурная антропология: история, теория, методология. Энциклопедический словарь. — М.: Академический проект, Константа, 2012. — С. 733—740. ISBN 978-5-8291-1313-1
  3. Гливинський А. О., Кокорський В. Ф. Концепція соціально-політичних розмежувань С. Ліпсета — С. Роккана і реалії посткомуністичних партійних систем. // ПолитЗона: портал политических наук (укр.)
  4. Липсет С. М. Роль политической культуры // ПолитЗона: портал политических наук
  5. Колоткин М. Н. Политология. Учеб. пособие. — Новосибирск.: СГГА, 2006.
  6. Рукавишников В., Лук Халмон, Питер Эстер, Политические культуры и социальные изменения, М., 2000 г.
  7. Рукавишников В., Лук Халмон, Питер Эстер. Политические культуры и социальные изменения. — Москва, 2000.
  8. Малетин С. С. Политология.Авторизованное учебное пособие для студентов заочного отделения.. — Новосибирск: Сибирский Университет Потребителей Кооперации., 1998. — 59 с.
  9. Кирдина С. Г. Институциональные матрицы и развитие России. / Изд.2-е, перераб. и дополн. — Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001.
  10. Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. — М.: ООО 'Издательство ACT': ЗАО НПП 'Ермак', 2004.

Литература

Ссылки