Пятигорские черкасы

Черкасы пятигорские на карте Московии (фрагмент, А. Дженкинсон, Англия, 1593 год).

Пятигорские черкасы, Черкасы пятигорские (иногда, в поздних источниках пятигорские черкесы; на старинных европейских картах Сircassi Quinquemontani) — экзоэтноним XVI—XVII веков, использовавшийся среди русскоязычного населения и в документах Русского царства, а также в Королевстве Польском/Речи Посполитой, где, возможно, применялся немного дольше.

Также, помимо этих стран, был известен и среди некоторых других западноевропейских исследователей и картографов. Трактование экзоэтнонима в современной научной литературе является предметом дискуссий и сводится к нескольким значениям:

  1. Русскоязычное наименование одной из этногрупп восточных адыгов, вероятно, какое-то время проживавшей в исторической области Пятигорье (здесь Пятигорье надо рассматривать как район прилегающий к Бештау, а несколько позже, район южнее — по левым притокам Терека).
  2. Собирательное наименование восточных адыгов — кабардинцев, какое-то время бытовало наряду с кабардинскими черкасами, кабайтерскими черкасами, кабардой.
  3. У некоторых европейских авторов традиционно употреблявшееся название для обозначения всех адыгских племён и народностей. Сменилось этнонимами для западных адыгов — черкасы (позднее черкесы), для восточных адыгов — кабардинцы.

Использование

Согласно советскому кавказоведу Е. Н. Кушевой, ни в одном из документов XVI—XVII веков исходивших от адыгов, а также написанных с их слов, этноним «пятигорские черкасы» как общее самоназвание адыгов или наименование какой либо адыгской этногруппы не встречался, хотя область «Пять гор» упоминалась часто[1].

В русских летописях, напротив, это имя часто использовалось: в «Степенных книгах царского родословия» (XVI век), помимо страны «Черкас Пятигорскія», упомянуты термины «всея Пятигорскія земля» и «всея Пятигорскія государство»[~ 1][2][3]; в «Разрядных книгах» (XV—XVII вв.) пятигорские черкасы упоминаются в связи с несостоявшимся походом на них крымского хана Девлет I Герая[4][5]; одно из последних использований экзоэтнонима имеется в «Книге Большому Чертежу» (составлена в 1627 году) — описание карты Русского и соседних государств периода конца XVI — начала XVII веков[1]:

«А с верху реки Монача [Маныч] с левыя стороны озеро, а в том озере емлют соль азовцы и черкасы пятигорския и Казыева улусу тотаровя [Малые ногаи].» (л. 56 об.)[6]
«От Терка [Терек] же реки, от острогу [Терки 1, 2], до Пятигорских черкас 90 верст; а против острогу и Пятигорских черкас, до реки до Кумы 90 верст.» (л. 68)[7]
«А от усть Быстрые до города до Тюменского 120 верст; а вверх рекою Терком до острогу 220 верст; а от острогу вверх по Терку до усть реки Белыя [участок Малки от Прохладного до устья?] до Пятигорских Черкас 100 верст.» (л. 163 об.)[8]

«Книга Большому Чертежу» (1627 год)[~ 2]

Трактовка

Как наименование этногруппы в Пятигорье

В «Книге Большому Чертежу» из текста следует, что его составители считали «пятигорских черкас» самостоятельной народностью и выделяли её отдельно от кабардинцев:

«… ; и реку Терек и по неи Пятигорских черкас и кабарду [кабардинцы] в горах и окохи [аккинцы], и минкизы [чеченцы], и осохи и кугени[~ 3] (лл. 4 об., 5)[9]
«А в тех горах по Терку и по рекам по иным пятигорские черкасы, и кабарда, и окохи, и осоки, и кугени, и мичкизы» (лл. 60, 60 об.)[10]
«…; описана река Кур до Хвалимского море [Каспийское море] и горы до Кизылбашскои земли [Иран] и в горах пятигорскяе черкасы, и кабарда, и окохи, и осоки, и кугени, и мичкизи;» (текст согласно списку № 1330)[11]

«Книга Большому Чертежу» (1627 год)

Возможно название «пятигорские черкасы» относилось к некой отдельной кабардинской этногруппе в Пятигорье, либо так именовались все подряд селившиеся в Пятигорье кабардинцы. Локализация этой области в «Книге Большому Чертежу» дана отдельно от Кабарды (см. статью Пятигорье), но фактически, описанные в «Книге …» территории входили в возникшую здесь позднее область, так называемой, Большой Кабарды[12].

Как наименование кабардинцев

Как общее наименование адыгов

Ряд современных исследователей считает, что «пятигорскими черкасами» иногда называли всех адыгов — и восточных (кабардинцев) и западных. В частности, этой точки зрения придерживается Е. Н. Кушева. В своей работе «Народы Северного Кавказа и их связи с Россией» она высказывает предположение, что европейские авторы, например польский посол в Крыму Мартин Броневский, также называли этим экзоэтнонимом все адыгские народности. Указывая границы Пятигорской области в «Описании Татарии» («Tartariae descriptio»), М. Броневский обозначает их от Таманской крепости до Каспийского моря — таким образом охватывая весь ареал проживания адыгов. Однако в его тексте имеются и некоторые противоречия этой гипотезе — он отделяет народность черкесов от пятигорцев, периодически перечисляя их отдельно друг от друга[1][13].

См. также

Примечания

Комментарии
  1. В «Книге степенной царского родословия» сообщается, что летом 1555 года к русскому царю Ивану IV «приідоша … служити … множи Князи», после чего называются «Госпадари вЪ ЧеркасѢхЪ отЪ всея Пятигорскія земля, дающеся Государю и сЪ женами и сЪ дѢтьми, и со всѢмЪ своимЪ ПятигорскимЪ государствомЪ». Исследовательница Е. Н. Кушева полагает, что это более поздняя переработка текста (1560-х гг.), а в оригинале данной летописи термины связывающие кавказских черкасов с названием «пятигорские» не употреблялись. Однако и более поздняя вставка доказывает использование в русских документах этого экзоэтнонима (Киприан и Макарий (на сегодняшний день доказано другое авторство) Книга степенная царского родословия / Часть II. — М.: Императорский Московский университет, 1775. — С. 286; ПСРЛ // Книга степенная царского родословия / Часть II. — СПб.: Типография М. А. Александрова, 1913. — Т. XXI. — С. 655 (л. 1092); Кушева Е. Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. — М.: Издательство АН СССР, 1963. — С. 145).
  2. Расстояния указанные в «Книге Большому Чертежу» часто не совсем точны, так как нужно учитывать уровень картографии того времени, а также возможность наличия ошибок. Например, в ней сообщается, что «… от Торков [Тарки] до усть реки Терка до Тюменского города 180 верст», а ниже по тексту такое же расстояние указано уже до более дальнего объекта: «От Тюменского же морем до Дербента города до Железных ворот 180 верст.» (Книга Большому Чертежу / Подготовка к печати и редакция К. Н. Сербиной. — М.-Л.: Издательство АН СССР, 1950. — С. 90, 146 (лл. 64 об.; текст согласно списку № 1330, 163 об.)).
  3. Обозначенные в «Книге Большому Чертежу» этнонимы осоки/осохи и кугени, на сегодняшний день не сопоставлены с известными народностями или народами (Кушева Е. Н. Указ. соч. — С. 74.)
Источники
  1. 1 2 3 Кушева Е. Н. Указ. соч. — С. 145.
  2. Киприан и Макарий Книга степенная … . — 1775. — С. 273, 286.
  3. ПСРЛ. — Т. XXI, Ч. 2. — С. 655, 664 (лл. 1092, 1107 об.).
  4. Древнейшая разрядная книга по 1565 г. — М., 1901. — С. 183.
  5. Разрядная книга 1475-1605 гг. (редакция на основе «Щукинского списка») / Часть I. — М.: Издательство АН СССР (Институт истории), «Наука», 1977. — Т I. — С. 514 (л. 320 об.).
  6. Книга Большому Чертежу. — С. 86.
  7. Книга Большому Чертежу. — С. 91.
  8. Книга Большому Чертежу. — С. 146.
  9. Книга Большому Чертежу. — С. 50.
  10. Книга Большому Чертежу. — С. 88.
  11. Книга Большому Чертежу. — С. 174.
  12. Кушева Е. Н. Указ. соч. — С. 146.
  13. Записки одесскаго общества исторіи и древностей / Описаніе Крыма (Tartariae Descriptio), Мартина Броневскаго. — Одесса, 1867. — Т. VI. — С. 333-367.