Тиль Уленшпигель (балет)

«Тиль Уленшпи́гель» (фр. Till Eulenspiegel; нем. Till Eulenspiegel) — одноактный комедийно-драматический балет в постановке В. Ф. Нижинского на музыку симфонической поэмы «Весёлые проделки Тиля Уленшпигеля» Р. Штрауса (op. 28, 1895) на либретто балетмейстера в оформлении Р. Э. Джонса. Первый показ состоялся 23 октября 1916 года силами труппы Русский балет Дягилева, Манхэттенская опера, Нью-Йорк.

Тиль Уленшпигель
фр. Till Eulenspiegel
Till Eulenspiegel (1916) 1.jpg
Сцена из балета «Тиль Уленшпигель» в постановке В. Ф. Нижинского. 1916
Композитор Р. Штраус[1][2]
Автор либретто В. Ф. Нижинский[1][2]
Источник сюжета Легенда об Уленшпигеле
Хореограф В. Ф. Нижинский[1][2]
Дирижёр-постановщик А. Гётцль[3]
Сценография Р. Э. Джонс[1][2]
Количество действий 1
Год создания 1916
Первая постановка 23 октября 1916, Русский балет Дягилева[1][2]
Место первой постановки Манхэттенская опера, Нью-Йорк[1][2]

История

Балет был поставлен во время вторых гастролей в США части труппы Русский балет Дягилева, когда коллективом руководил Нижинский[4]. После первых гастролей в Северной Америке Отто Кан предложил Сергею Дягилеву новое турне по континенту с обязательным участием в нём Вацлава Нижинского, который согласился на участие в гастролях только при условии единоличного руководства труппой — как без Дягилева, так и без Григорьева. Уступая управление труппой Дягилев осознавал степень риска, но принял предложение, поскольку кроме летнего ангажемента в Испании во время войны контрактов в Европе не предвиделось[5]. Режиссёром был назначен Николай Кремнёв. Сергей Дягилев, Сергей Григорьев и некоторые артисты труппы, среди которых были Леонид Мясин, Станислав Идзиковский, Любовь Чернышёва и ещё 14 танцовщиков, остались в Европе для подготовки следующего Русского сезона[6]. Дягилев отказался от участия в проведении гастролей, хотя ему пришлось оказывать некоторое содействие по их руководству из Рима.

Нижинский стал готовить постановку «Тиля», герой которого был близок балетмейстеру по духу своим воинственным шутовством и быстрой сменой масок[7]. Девизом в своей работе постановщик избрал слова «Надо заставить смеяться» (фр. pour faire rire), которыми направлял сценографа Роберта Эдмонта Джонса[8]. До встречи с Нижинским Джонс боялся прославленного гения, но при личном знакомстве танцовщик расположил к себе художника своей простотой. В 1945 году Джонс вспоминал: «В его глазах беспокойство. Он смотрит нетерпеливо, озабоченно, необычайно умно. Он кажется усталым, скучающим, возбуждённым в одно и то же время. И я замечаю за ним странную привычку обкусывать до крови кожу но краям больших пальцев»[8]. Согласно Красовской, в имени Уленшпигель сочетаются слова «сова» и «зеркало», обозначающие «зерцало мудрости». Балетмейстер и художник договорились оформить занавес в виде пергаментного листа книги с эмблемой сидящей на зеркале совы[9]. Красочные костюмы были выполнены в готическом стиле с чрезмерным нарушением пропорций: женские причёски достигали уровня шпилей на декорации, шлейфы платьев разворачивались на всю сцену. Мизансцены напоминали рисунки Дюрера и ситуации Рабле, в неуловимом Тиле воплощался образ танцовщика разных эпох[10].

По свидетельству Григорьева, среди участников американских гастролей начались «разногласия по поводу распределения ведущих партий, а также составления программ»[11]. Нижинский не обладал опытом управления коллективом. На его телеграмму с просьбой прибыть в Америку и оказать помощь Дягилев и Григорьев ответили отказом: «Григорьев отклоняет честь присоединиться к труппе, пока Вы ею руководите»[11]. У занятого во всех спектаклях Нижинского не хватало времени на осуществление замысла постановки нового балета. Осознавая, что его премьера не успевает к сроку, Пьер Монтё отказался от управления оркестром[10]. Пытаясь не нарушить условия контракта, Нижинский был вынужден выпустить на сцену сырую и недоработанную постановку[12]. За несколько дней до первого показа случилось ещё одно несчастье — Нижинский подвернул ногу, и премьеру пришлось отсрочить на две недели. Последними репетициями Нижинский руководил лёжа. Первое исполнение местами походило на импровизацию[13]. Григорьев отметил, что премьера балета «Тиль Уленшпигель» провалилась, а также уникальную особенность постановки в истории труппы — ни Дягилев, ни Григорьев балет не видели[11]. Кроме того гастроли подорвали репутацию труппы до такой степени, «что в Северной Америке Балет Дягилева никогда больше не мог появиться»[14].

Несмотря на распространённое мнение о провальности балета, Е. Я. Суриц отозвалась о «Тиле Уленшпигеле» как об интересном спектакле[15], а также как о «не лишённом, по-видимому, достоинств» балете[6]. В. М. Красовская называла балет пророческим и высоко оценила работу: «Настроенный на сверхчувствительные токи художественной интуиции, Нижинский поставил последний, быть может, самый примечательный свой балет»[8]. Красовская ощутила тесную связь между словами из дневника балетмейстера «Достоевский был великим писателем, который изобразил под личиной разных героев собственную жизнь» и постановкой «Тиля»: «балет вобрал метампсихозы Нижинского на сцене и реальные потрясения его короткой сознательной жизни»[10].

Трудности при проведении американских гастролей и воплощении данной постановки, связанные с ними переживания, по мнению участников событий, стали результатом первых проявлений душевной болезни балетмейстера. В 1917 году во время гастролей в Латинской Америке «странное поведение становилось более очевидным», когда Нижинский уже испытывал манию преследования[16]. В 1919 году Нижинского пришлось поместить в клинику.

Премьера

  • 1916, 23 октября — первый показ комедийно-драматического балета в одном акте «Тиль Уленшпигель» в Манхэттенской опере, Нью-Йорк. Музыка Рихарда Штрауса, хореография и либретто Вацлава Нижинского, оформление Роберта Эдмонда Джонса[2]. Дирижёр Ансельм Гётцль[3] (Гетцель[10], Anselm Goetzl[17]), режиссёр Николай Кремнёв. Основные исполнители: Тиль — Вацлав Нижинский, Неле — Флора Ревай[1] (Реваль[18], Ревальес[2], Flora Revalles[17])

Возобновление

  • 1994, 9 февраля — возобновление постановки Нижинского в Парижской опере, балетмейстер Патрис Бар (Patrice Bart)[19]

Другие постановки

Симфоническая поэма Рихарда Штрауса привлекала других хореографов, осуществивших собственные постановки:

Одноимённые балеты на музыку других композиторов

См. также

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Григорьев, 1993, Список балетов, осуществлённых Русским балетом С. П. Дягилева, с. 328.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Суриц, 2009, с. 408.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Балет, 1981.
  4. Суриц, 2009, с. 46.
  5. Красовская, 2009, с. 245.
  6. 1 2 Мнемозина, 2014, Суриц. Вступительная статья, с. 217.
  7. Красовская, 2009, с. 246.
  8. 1 2 3 Красовская, 2009, с. 247.
  9. Красовская, 2009, с. 248.
  10. 1 2 3 4 Красовская, 2009, с. 251.
  11. 1 2 3 Григорьев, 1993, Глава восьмая. 1916, с. 103.
  12. Красовская, 2009, с. 254.
  13. Красовская, 2009, с. 255.
  14. Григорьев, 1993, Глава восьмая. 1916, с. 104.
  15. Суриц, 2009, с. 47.
  16. Мнемозина, 2014, Суриц. Комментирий 125, с. 423.
  17. 1 2 BnF.
  18. Красовская, 2009, с. 249.
  19. Spectacle: Till Eulenspiegel (фр.). Bibliothèque nationale de France. Дата обращения 6 августа 2019.
  20. Мнемозина, 2014, Коршунова Н. А. Вступительная статья, с. 631.
  21. Мнемозина, 2014, Коршунова Н. А. Комментарий 13, с. 655.

Литература

Ссылки