Финансовая стабильность

Совет по финансовой стабильности — международная организация, отвечающая за разработку и координацию политик по обеспечению финансовой стабильности в странах Группы двадцати.

Финансовая стабильность (англ. financial stability) — характеристика состояния финансовой системы страны или региона[1].

В 1990-е годы финансовая стабильность определялась как отсутствие финансовых кризисов. Позднее под влиянием общественных дискуссий и событий в глобальной экономике определение финансовой стабильности эволюционировало. К настоящему времени можно говорить о нескольких трактовках термина. Большинство определений содержит несколько общих характеристик[1]:

  • финансовая система должна бесперебойно и эффективно выполнять свои функции, в том числе функцию по трансформации сбережений в инвестиции;
  • финансовая система обладает устойчивостью к шокам;
  • текущее состояние финансовой системы оказывает положительное влияние на нефинансовый сектор экономики.

В ряде публикаций понятие «финансовая стабильность» определяется через категорию «системный риск»[2]. Существуют также исследования, в которых финансовая стабильность определяется через термин «финансовая нестабильность»[3]. Например, в публикациях ФРС США финансовая нестабильность характеризуется следующими основными особенностями:

  • цены финансовых активов существенно отклоняются от фундаментальных значений;
  • функционирование финансового рынка в значительной степени нарушено, а доступность кредита ограничена;
  • совокупные расходы существенно отклоняются (или могут отклониться) в большую или в меньшую сторону от равновесного уровня.

В обзорах финансовой стабильности центральных банков можно ознакомиться с определениями финансовой стабильности, которых они придерживаются в ходе реализации цели по ее поддержанию. К примеру, Европейский центральный банк в своем первом, опубликованном в 2004 году, "Обзоре финансовой стабильности", определяет финансовую стабильность как состояние, в котором финансовая система, включающая финансовых посредников, рынки и рыночную инфраструктуру, может выдерживать шоки[4]. Описанное состояние требует, чтобы финансовая система обеспечивала эффективное перераспределение финансовых ресурсов от владельцев сбережений к заемщикам, а также адекватную оценку и управление финансовыми рисками. Невыполнение перечисленных требований окажет негативное влияние на стабильность финансовой системы и на экономическую стабильность в целом.

Многообразие определений финансовой стабильности усложняет количественную оценку данной характеристики финансовой системы. В отличие от ценовой стабильности, финансовую стабильность сложно оценить с помощью одного показателя. По этой причине для оценки системных рисков часто используют несколько показателей финансового состояния и устойчивости финансовых институтов и их контрагентов из нефинансового сектора экономики и сектора домашних хозяйств.

МВФ для оценки системных рисков в странах использует показатели финансовой устойчивости (financial soundness indicators)[5], среди них: показатель достаточности собственных средств (капитала) банков, доля проблемных и безнадежных ссуд в общем объеме банковских кредитов, рентабельность банковских активов, рентабельность капитала банков. Банк России имеет также свой индикатор рисков российского финансового рынка[6].

Необходимым условием стабильности финансовой системы является ее эффективность как результат конкуренции участников системы. Между тем усиление конкуренции между участниками финансовой системы может привести к снижению их прибыльности и к увеличению желаний принимать на себя повышенные риски в поисках дополнительной прибыли.

Инструменты денежно-кредитной политики на различных временных интервалах могут по-разному влиять на состояние финансовой системы. Поддерживая состояние финансовой стабильности в краткосрочном периоде, система страхования депозитов в банках или рефинансирование центральным банком коммерческих банков может ограничивать дисциплинирующую роль рыночной конкуренции, побуждая участников финансовой системы к моральному риску в будущем (англ. moral hazard) и увеличивая системный риск финансового сектора.

Ответственность за достижение финансовой стабильности на государственном уровне, как правило, закреплена за центральным банком. В ряде случаев функция также может быть возложена на мегарегулятор или межведомственный совет (комитет) по финансовой стабильности, в который могут входить представители центрального банка, министерства финансов, а также ведомства, ответственного за микропруденциальное регулирование и надзор за банковскими и небанковскими финансовыми посредниками.

На международном уровне ведущую роль в оценке и мониторинге рисков глобальной финансовой стабильности играют МВФ и Совет по финансовой стабильности, созданный странами «Группы 20» на Лондонском саммите в апреле 2009 году на базе существовавшего с 1999 года Форума финансовой стабильности.

Примечания

  1. 1 2 Моисеев С. и Лобанова М. Концепция макропруденциальной политики (терминология — сущностные аспекты) // Деньги и кредит. — 2013. — № 7. — С. 46—54.
  2. Schinasi G.J. Defining financial stability // IMF Working Paper. — 2004. — № 187.
  3. Ferguson R.W. Should Financial Stability Be an Explicit Central Bank Objective? // The Paper of the Conference at the IMF in Washington. — 2003.
  4. Financial Stability Review.
  5. Financial Soundness Indicators and the IMF.
  6. Гамбаров Г.М., Мусаева М.У., Крупкина А.С. Индикатор рисков российского финансового рынка // Деньги и кредит. — 2017. — № 6. — С. 29—38.

Литература

  • Гамбаров Г. М., Мусаева М. У., Крупкина А. С. Индикатор рисков российского финансового рынка // Деньги и кредит, 2017. — № 6. — c.29—38.
  • Данилова Е.О. и Елизарова Н.Б. Макропруденциальная политика: теоретические аспекты и практический опыт Банка России // Деньги и кредит, 2017. — № 6. — c.5—17.
  • Ковалев М. М. Новая цель центробанков - финансовая стабильность новая функция - макропроденцуальное регулирование // Вестник ассоциации белорусских банков. – 2014. № 5-6 – С. 14-34.
  • Кузнецова В. Политика финансовой стабильности: международный опыт. – М.: Инфра-М, КУРС, 2016.
  • Куликов Д. М., Баранова В. М. Индекс финансового стресса для финансовой системы России // Деньги и кредит, 2017. — № 6. — c.39—48.
  • Моисеев С. Р. Макропруденциальная политика: цели, инструменты и применение в России // Банковское дело, 2011. — № 3, 4.
  • Моисеев С. и Лобанова М. Концепция макропруденциальной политики (терминология — сущностные аспекты) // Деньги и кредит, 2013. — № 7. — c.46—54.
  • Пестова А. А., Панкова В. А., Ахметов Р. Р., Голощапова И. О. Разработка системы индикаторов финансовой нестабильности на основе высокочастотных данных // Деньги и кредит, 2017. — № 6. — c.49—58.
  • Andersson M. Ten years with the Financial Stability Report // Sveriges Riksbank Economic Review. 1/2008. P. 5–21.
  • Mohamed A., Saidi A., Zakaria F. Financial Stability: definition, theoretical foundations and role of the central banks // International Research Journal of Finance and Economics. Iss. 84. 2012.
  • Nier E.W. Financial stability frameworks and the role of central banks: lesson from the crisis. IMF Working Paper, WP/09/70, April 2009.
  • Rosengren E.S. Defining financial stability, and some policy implications of applying the definition. Keynote remarks at the Stanford finance forum graduate school of business Stanford University, June 2011.

Ссылки