Даргинский поход

(перенаправлено с «Экспедиция к Дарго»)
Даргинский поход
Основной конфликт:
Кавказская война 1817—1864 годов
Roubaud. Scene from Caucasian war.jpg
Сцена Кавказской войны кисти Франца Рубо
Дата 31 мая — 21 июля 1845
Место Дарго, Чечня
Итог Победа войск Имамата
Противники

 Российская империя

Флаг Северо-Кавказского имамата Северо-Кавказский имамат

Командующие

Российская империя М. С. Воронцов
Российская империя Ф. К. Клюки-фон-Клюгенау
Российская империя К. Я. Белявский
Российская империя И. М. Лабынцев
Российская империя Д. В. Пассек
Российская империя В. М. Викторов
Российская империя Р. К. Фрейтаг

Флаг Северо-Кавказского имамата Шамиль
Флаг Северо-Кавказского имамата Иса Гендергеноевский
Флаг Северо-Кавказского имамата Талхиг Шалинский
Флаг Северо-Кавказского имамата Хаджи-Мурат
Флаг Северо-Кавказского имамата Лабазан Андийский

Силы сторон

9562 человека[1][2]

в том числе[3]:
7490 пехоты
1218 конницы
342 артиллериста

2 лёгких орудия,
14 горных орудий

неизвестно

Потери

Отряд Воронцова:
974 человека убитыми
(в т. ч. 3 генерала и 35 офицеров),
42 пропавшими без вести,
2422 раненными и контуженными
(в т. ч. 131 офицер)
Др. данные (общие потери)[4]:
4 генерала,
186 офицеров,
около 4 тысяч солдат
Отряд Фрейтага[5]:
14 человек убитыми,
70 ранеными

неизвестно

Даргинский поход — военная операция Отдельного Кавказского корпуса Кавказской армии под командованием графа М. С. Воронцова (май-июль 1845), целью которой был захват ставки имама Шамиля в ауле Дарго, расположенном на территории современного Веденского района Чеченской республики. Несмотря на занятия отрядом Воронцова Дарго, в целом экспедиция не увенчалась успехом. Русский отряд, неся тяжёлые потери, вынужден был отступить. Итогом даргинского похода стало значительное усиление влияния Шамиля.

Подоплёка

После взятия русскими аула Ахульго в 1839 году, имам Шамиль устроил свою резиденцию в чеченском ауле Дарго, расположенном в горно-лесистой местности близ границы между современными Чечнёй и Дагестаном. Власть Шамиля в тот период усилилась. Он сплотил чеченских и дагестанских горцев, дал им административное устройство разделив контролируемые территории на наибства. Система управления Шамиля сплотила многие горские народы[6].

Вместе с тем, попытка генерала Граббе захватить аул Дарго в 1842 году не увенчалась успехом. Граббе был вынужден отказаться от своего намерения, потеряв на пути к Дарго около 1700 солдат[7].

В конце 1844 года император Николай I назначил наместником на Кавказе и главнокомандующим войсками Отдельного Кавказского корпуса генерал-адъютанта Михаила Воронцова, который сменил на этом посту генерала Нейдгардта. План военных действий на Кавказе на 1845 год был составлен самим императором. Вновь назначенному наместнику предстояло воплотить этот план в жизнь. План состоял из трёх частей:

  1. Разбить, буде можно, скопища Шамиля.
  2. Проникнуть в центр его владычества.
  3. В нём утвердиться[8].

Предполагалось лесами Ичкерии пройти вглубь Андийского горного массива и захватить аул Дарго. Император был убеждён в том, что за взятием столицы мятежных горцев неизбежно последует капитуляция Шамиля, а с ней и замирение Кавказа.

Подготовка к походу

Согласно плану императора, из войск Кавказского корпуса, казаков и милиции, набранной из горцев, следовало составить несколько отрядов, которые разными путями выдвинутся в сторону ставки Шамиля. Основная задача была возложена на два из них: Чеченский и Дагестанский.

Чеченский отряд насчитывал 12 пехотных батальонов, 13 сотен конницы, 3 роты сапёров, 28 орудий. Возглавлял отряд генерал Лидерс. Согласно плану отряду следовало выдвинуться на Анди от крепости Внезапной.

Дагестанский отряд состоял из 10 пехотных батальонов, 3 сотен конницы, и 18 орудий. Отрядом командовал генерал-лейтенант В. О. Бебутов. Перед отрядом была поставлена задача выдвинувшись навстречу Чеченскому отряду от укрепления Евгеньевского, соединиться близ села Хубар.

После соединения, колонне русских войск надлежало пройти через Андийские ворота к селу Гоцатль, где колонну должен ожидать транспорт с провиантом. Откуда затем надлежало выступить на Дарго.

Состав и силы сторон

Русская армия

В составе русских войск было около 9000 человек, распределённых следующим образом:

Авангард под начальством генерал-майора Белявского: 1-й батальон Литовского Егерского полка, 2-й батальон Егерского князя Чернышева полка, 4 орудия горной батареи, рота 5-го сапёрного батальона и сотня Кавказского казачьего Линейного полка.

Правая обходная колонна (составлявшая в лесу правую цепь) под начальством командующего батальонами Куринского полка полковника барона Меллера-Закомельского: 6 рот этого полка, взвод Кавказского стрелкового батальона, 2-я дружина грузинской пешей милиции.

Левая обходная колонна (потом левая цепь) под начальством полковника Козловского: 1-й батальон Люблинского егерского полка, 1-й батальон Кабардинского полка, взвод Кавказского стрелкового батальона, 1-я дружина грузинской пешей милиции.

Главные силы под командой генерала Клугенау: все вьюки и тяжести отряда, 3 роты 5-го сапёрного батальона, 2 роты кавказского стрелкового батальона, 3-й и 4-й батальоны Навагинского пехотного полка, 3-й батальон Люблинского егерского полка, 2 орудия лёгкой батареи 20-й артиллерийской бригады, 6 орудий горных.

Арьергард под командой генерал-майора Лабинцева: 2-й батальон Замостского егерского полка, 3-й батальон Апшеронского пехотного полка, 4 орудия. Казаки линейных полков: Гребенского, Моздокского и Кубанского. Конные милиции: Грузинская, Осетинская, Кабардинская, Дагорская и Эрнеминская, следовавшие с авангардом, должны были, под начальством генерал-майора Безобразова, занять место влево от отряда с той целью, чтобы, если местность будет благоприятствовать, воспользоваться ею для быстрого преследования неприятеля.

Всего при наступлении на Дарго в составе колонны находилось: 10 батальонов, 4 роты сапёр, 3 роты стрелков, 2 дружины Грузинской пешей милиции, 4 сотни казаков, 9 сотен конной милиции, 2 лёгких орудия, 14 горных орудий.

Всего было в строю пехоты (включая пешую милицию) 7490 и конницы 1218 человек и 342 артиллериста[3].

Армия Имамата

Получив сведения о подготовке Воронцовым похода на столицу, горцы провели мобилизацию своих войск, которые условно можно было разделить на следующие части:

  • Андийские отряды, под командованием Лабазана (Рамадана) Андийского. Летописцы Шамиля упоминают о 6 тысяч человек. Активное участие в битвах не предпринимали по причине недовольства тактикой выжженной земли, применяемой Шамилем, однако на некоторое время сдержали наступление, позволив чеченцам мобилизовать свои силы[9].
  • Чеченские отряды, объединённые под общим командованием Талхига Шалинского, командующего артиллерией. Точная численность чеченских отрядов не упоминается, однако по более поздним сведениям Юсуф-Хаджи Сафарова мобилизационные возможности девяти чеченских наибств (Гехи, Шали, Мичик, Аух, Нашха, Шубут, Шарой, Чеберлой, Ичкерия) составляла 4260 человек[10].

Начало экспедиции

Рано утром 31 мая 1845 года колонна под начальством главнокомандующего графа Воронцова начала движение из крепости Внезапной. С самого начала поход сопровождали неудачи. В горах резко снизилась температура, начался снегопад[11]. 4 июля отряд вступил в Анди и расположился между селениями Гагатли и Анди. Ненастная погода, холод, недостаток корма для лошадей и продовольствия для людей, скудный запас перевязочных средств делали положение отряда отчаянным. Достать что-либо и где-либо было невозможно. Имам Шамиль, отступая, сжигал все селения, а людей уводил с собой.

Горцы придерживались тактики, согласно которой они не вступали в прямое боестолкновение с противником. На пути русских войск были сооружены завалы из срубленных, и уложенных поперёк дороги вековых чинар. Завалы служили защитой против пуль наступающих, в то же время, давая горцам возможность стрелять из-за них в противника почти в упор. Когда русские солдаты подходили к завалам вплотную, горцы отступали в следующий завал, после чего ситуация повторялась. Завалы один за другим были взяты штурмом, однако, русские войска понесли большие потери. Один из участников похода так описал в своём дневнике эту часть экспедиции:

Дорога через лес в Дарго тянулась без малого на семь верст и, помимо этих завалов, была поистине адская, она, то спускалась с горы вниз и, приподымаясь потом, часто скривляясь и сгибаясь, имела топкие места, то шла уступами в аршин и более вышины по камням. На большом протяжении дорога эта была окаймлена с одного бока нешироким, но весьма глубоким оврагом, до дна которого брошенный туда камень долетал спустя лишь некоторое время, а с другой — отвесною почти стеною гор, покрытых густыми, вековыми чинарами, которые покрывали всю также местность за оврагом, имевшим по большей части только несколько саженей ширины. Сама дорога местами была не шире двух аршин и по всему вероятию служила горцам только для езды верхом и на вьюках и не разрабатывалась ими как представляющая сама по себе уже природную защиту аула Дарго с этой стороны от всякого внезапного нападения.

К вечеру 6 июля экспедиция достигла цели — подошла к Дарго. Дорога через Ичкерийский лес стоила экспедиционному отряду жизни до 70 нижних чинов, нескольких офицеров, и 1 генерала[12]. Впереди русскую армию ожидали более суровые испытания.

Русские войска в Дарго

7 июля русские войска вошли в Дарго. Отступая, Шамиль сжёг Дарго. В полусожжённом ауле было ни души. Один из участников штурма Дарго — офицер Куринского полка В. Н. Горчаков так описал открывшуюся перед ним картину:

Столица Шамиля, к которой направлены были тысячи желаний, которую каждый домогался видеть с нетерпением, предполагая, что со взятием её прекратятся все томительные труды, эта столица — Дарго, наконец, у наших ног. Отряд занял ближайшие к аулу высоты, у подножия которых лепились обгорелые сакли и виднелся плетень, огораживавший дворец Шамиля. Вид на долину Аксая восхитительный. По ней разбросаны группами многолетние деревья, струятся холодные и чистые, как кристалл, источники, — и все это стянуто вокруг горами и тёмными ущельями, где, благодаря густой тени и отсутствию солнечных лучей, царят как бы вечные сумерки

Русские войска простояли в Дарго от 6 до 13 июля. В каждый из этих дней происходило множество мелких стычек. Покинув Дарго, горцы расположились в его окрестностях и непрерывно обстреливали расположение русских войск. В частности, горцы, занявшие возвышенный левый берег реки Аксай, начали обстреливать Дарго из нескольких орудий. Чтобы прекратить обстрел, Воронцов направил 6 батальонов пехоты, 4 сотни линейных казаков и грузинскую конную милицию на штурм позиций горской артиллерии. Итогом дня 7 июля стал захват русскими нескольких высот, к вечеру оставленных отошедшими горцами, и потеря убитыми и ранеными почти 300 офицеров и солдат. Участники экспедиции оказались в тяжёлом положении. Запасы провианта подходили к концу, бойцы были измотаны долгим походом и ежедневными стычками, а признаков ослабления сопротивления горцев не наблюдалось.

«Сухарная экспедиция»

Сухарной экспедицией назвали экспедицию части русских войск, под командованием генерала Клюки-фон-Клугенау из Дарго навстречу колоне с провиантом, которая подошла к Дарго на рассвете 10 июля.

10 июля

Отряду Воронцова из Темир-Хан-Шуры была отправлена колонна (транспорт) с провиантом и сухарями. На рассвете 10-го июля колонна показалась близ Дарго, на перевале Регель. Транспорту предстояло пройти через тот самый лес, который с большими потерями был пройден на пути к Дарго. Поэтому, навстречу транспорту из Дарго была отправлена колонна под руководством генерала Клюки-фон-Клугенау. Помимо Клугенау в колонне находились ещё два генерала: Викторов и Пассек. Колонна состояла из 6-ти батальонов, нескольких сотен казаков и милиции, а также 4-х горных орудий. Только колонна вошла в лес, как сразу послышались выстрелы, и грохот орудий. Перестрелка не прекращалась до наступления темноты. Колонна Клугенау вступив в лес, наткнулась на те самые завалы, которые русские разрушили на пути к Дарго. Завалы были восстановлены горцами, которые атаковали русские войска со всех сторон, отрезая сообщение частей колонны между собой. Когда стало темнеть, передовая часть колонны пробилась на соединение с транспортом. Поздним вечером и арьергард колонны присоединился к основным силам. Путь колонны был усеян трупами. В этот день погиб генерал-майор Викторов, горцам достались 3 горных орудия[3][13].

Участник событий граф Бенкендорф описывает такую сцену:

Орудие было оставлено, лошади убиты, вывести орудие стало немыслимо, прислуга еле держалась и приготовилась к последнему отпору неприятельских скопищ, которые, покончив с пехотой, бросились теперь на орудие. Командовавший орудием молодой 22-летний юнкер Баумгартен, видя невозможность спасти орудие, закричал прислуге: «спасайтесь и присоединяйтесь к своим, а мне все равно, мое место здесь», бросился затем к орудию, обхватил его руками и закрыл своим телом; горцы шашками и кинжалами рубили его на части.

Соединившиеся колонны использовали ночь с 10 на 11 июля на подготовку к возвращению в Дарго. Раненые были отправлены в Анди с колонной доставившей транспорт. Провиант, доставленный транспортом, был роздан солдатам. Русским войскам предстояла опасная дорога назад в Дарго.

Горцы между тем заняли прежние завалы, укрепив их, и готовились встретить колонну, возвращающуюся в Дарго.

11 июля

Утром 11 июля, русские войска, под сильным дождём, двинулись в обратный путь. Едва они вошли в лес, как началась стрельба. Движение назад было ещё больше затруднено. Вьюки, тела убитых лошадей, и людей представляли собой преграды к движению. Солдатам приходилось идти по колено в грязи, перелезать через трупы людей и лошадей. При штурме первых завалов погибли генерал Пассек и полковник Ранжевский[14]. Для устрашения противника, горцы обкладывали некоторые завалы трупами русских солдат павших накануне. Тела солдат также были развешаны на деревьях. Горцы расстреливали солдат из-за завалов, деревьев, улучив момент, они атаковали шашками и кинжалами. В колонне воцарился беспорядок: погонщики транспортных повозок, армяне, маркитанты со всем их скарбом, милиционеры — всё это в ужасе и смятении смешалось с войсками. В то время, пока авангард колонны брал штурмом завалы, горцы разъединяли нестройные колонны обоза, бросаясь в кинжалы и шашки и грабя вьюки[3].

Порядок в колонне был нарушен, колонна превратилась в толпу, которая в беспорядке двигалась в сторону Дарго. Навстречу ей из Дарго, было выслано подкрепление. Это помогло сохранить и часть обоза и жизни солдат.

Участник «Сухарной экспедиции» Горчаков рассказывает:

Каждый шаг нашего движения доставался нам ценою десятков наших воинов — убитых и раненых. Солдаты, потеряв своих храбрых и лучших офицеров, никого и слушать не хотели, — они бежали толпою или поодиночке. Горцы же старались каждому из них преградить дорогу: врезывались в середину, били, убивали, сбрасывали в пропасть. Когда головной батальон дрогнул и остановился перед завалом — мы лишились последней надежды поддержать в войсках порядок. Генерал Пассек, как говорили, изрубил знаменного унтер-офицера, бросил батальон, один побежал вперед, вскочил на завал — и тут же поплатился жизнью за свою отвагу и геройство. Нет слов для описания тех раздирающих душу сцен и картин, которые происходили среди этой роковой бойни между неприятелем и нами, при превосходстве наших сил. Когда беспорядочная толпа наших разбитых войск подходила к лагерю, — на помощь ей была выслана вторая половина кабардинского батальона. Она отстояла нам несколько вьюков, штук сорок скота, несколько раненых офицеров, два чемодана с почтою и клочки изнуренного и окровавленного войска, на которые невозможно было смотреть без сожаления.

Потери «Сухарной экспедиции»

В ходе боёв 10 и 11 июля русские войска потеряли убитыми: 2-х генералов (Викторова и Пассека), 3-х штаб-офицеров, 14 обер-офицеров и 446 нижних чинов; ранеными, преимущественно тяжело и по несколько раз: обер-офицеров 34 и нижних чинов 715; контужеными: обер-офицеров 4 и нижних чинов 84; и 122 человека нижних чинов без вести пропавших. Дорога до обоза и обратно в Дарго занимала около 8 километров.

Оставление Дарго

Граф Воронцов решил уходить из Дарго через Герзель-аул. Такое направление и было предусмотренно планом, составленным императором. Уроженец Ауха, по имени Пуркей, взялся быть проводником.[15] Перед уходом русские сожгли Дарго дотла. В строю у графа Воронцова оставалось около 5000 штыков и сабель, но предстояло доставить назад почти 1000 раненых. Излишнее имущество сжигалось.

Участник похода князь Дондуков-Корсаков описывает:

Князь Воронцов сам показал пример, приказав сжечь все его имущество, оставив себе одну койку и солдатскую палатку. Кавказцам подобные случаи были не новость и никого не удивили, да в сущности мало что и было сжигать. Но всех тешило auto-da-fe имущества приезжих, особенно Петербургских военных дилетантов. Солдаты и офицеры немало смеялись, видя, как сжигалось имущество принца Гессенского, особенно же серебро и прочие затеи князя Барятинского, которыми он так щеголял до того времени. Метрдотели, камердинеры, повара — все это очутилось пешком, в оборванных черкесках, объятые страхом, при совершенно новой для них обстановке, подверженные, с одной сторон, во все время движения нашего, неприятельским выстрелам, а с другой стороны — щедрым ударам нагаек казаков за производимые ими постоянно беспорядки в маршевой колонне.

Движение назад через лес происходило с теми же сложностями. Непрекращающиеся обстрелы, и атаки горцев приносили новые жертвы. 16 июля русские вышли на поляну близ села Шаугал-берды. Отряд, окружённый со всех сторон горцами занял круговую оборону. Боеприпасов почти не осталось, на исходе были пища и вода. Бойцы были утомлены, обессилены длительным переходом и боями. Окружившие русский лагерь горцы держали его под непрерывным ружейно-артиллерийским обстрелом, рассчитывая взять заблокированных измором.

Следует отметить, что перед оставлением Дарго 11 добровольцев были оправлены для доставления генералу Фрейтагу сведений о бедственном положении отряда, с приказом прийти на выручку со свежими войсками. Следуя разными путями, все лазутчики достигли своей цели. Первым, доставившим Фрейтагу приказ, был раненый юнкер Кабардинского полка Длотовский, который впоследствии за этот подвиг был удостоен Георгиевского креста.

19 июля на помощь осаждённым подошёл генерал-майор Фрейтаг с большим отрядом, который прорвав блокаду, освободил отряд.

По возвращении главнокомандующий граф Воронцов издал приказ № 69, в котором благодарил всех участников похода за то, что они «твердостью, усердием, и неустрашимостью исполнили трудный и славный подвиг, повеление Государя, ожидания России и собственное желание». По поводу понесённых потерь в приказе говорилось: «Мы потеряли несколько достойных начальников и храбрых солдат; это жребий войны: истинно русский всегда готов умереть за Государя и Отечество…»

Известные участники экспедиции

В экспедиции участвовали многие будущие известные военачальники и политики, среди которых:

Последствия

После победы под Дарго Шамиль и его наибы некоторое время считали себя хозяевами положения. Даргинская драма послужила для русских наглядным уроком. Многие современники считали, что основная причина неудачи экспедиции — вмешательство императора. После Даргинской экспедиции император перестал так активно вмешиваться в военную кампанию на Кавказе, предоставив возможность распоряжаться своему наместнику. Отряд Воронцова фактически выполнил задачу, поставленную перед ним императором. Дарго было захвачено и разорено, но о покорности народов Дагестана и Чечни говорить было рано. Кавказская война продолжалась ещё 19 лет.

Русские понесли большой урон — лошади, вьюки, оружие были отняты. Бедняк, который прежде не имел осла, приобрел несколько лошадей и оделся в суконную чуху, тот, кто прежде и палку в руках не держал, добыл хорошее оружие. Наибы и народ, в особенности чеченцы, которых даже жены нападали на солдат и обирали их, торжествовали, видя неожиданные свои успехи, как будто бы русских больше не осталось, кроме тех, которые убиты. Русский отряд из Шали возвратился не имевши никакого дела.

Потери сторон

По официальным данным потери русских войск за время экспедиции составили 947 человек убитыми, 2150 раненными, контужено 272, и 42 пропавших без вести. В частности:

  • Убито: 3 генерала (Викторов, Пассек, Фок), 7 штаб-офицеров, 28 обер-офицеров и 909 нижних чинов.
  • Ранено: 22 штаб-офицера, 85 обер-офицера, 1943 нижних чинов.
  • Контужено: 2 штаб-офицера, 22 обер-офицера, 248 нижних чинов.
  • Пропало без вести: 42 нижних чинов.

Отряд генерала Фрейтага потерял 14 человек убитыми и 70 ранеными[5].

Горцы не вели документальный учёт своим силам, поэтому достоверные сведения о потерях горцев отсутствуют.

Награды

Официально было объявлено, что поход на Дарго достиг цели. Все участники похода были награждены. Воронцов получил титул князя, многие офицеры получили по две-три награды, наиболее отличившиеся рядовые были награждены Георгиевскими крестами. Всем батальонам и подразделениям разных частей были пожалованы Георгиевские знамёна, серебряные рожки и другие знаки отличия.

Захваченная в разгромленных русских обозах и снятая с убитых добыча обогатила многих горцев. Захваченные под Дарго оружие и боеприпасы пополнили арсенал горцев, позволяя Шамилю продолжать сопротивление ещё долгое время.

Примечания

  1. Лисицына, 2001, с. 14.
  2. Клычников, 2009, с. 52—57.
  3. 1 2 3 4 Дондуков-Корсаков, 1903, с. 115—167.
  4. Вадим Муханов - Покоритель Кавказа князь А.И. Барятинский: - Страница 30
  5. 1 2 Г. Г. Лисицына. Поход гр. M. С. Воронцова в резиденцию Шамиля Дарго и «сухарная экспедиция» (1845 год)
  6. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Военная история ]- СПб. История русской армии
  7. ВОСПОМИНАНИЯ ГРИГОРИЯ ИВАНОВИЧА ФИЛИПСОНА
  8. Записка императора Николая I о военных действиях на Кавказе. Русская старина, 1885, № 10, с. 209.
  9. Мухаммад Тахир аль-Карахи. Три имама. — Гл. 67—68.
  10. Юсуф-Хаджи Сафаров. Карта страны Шамиля: расшифровка и описание. — Сборник сведений о кавказских горцах. — Тифлис, 1872. Вып. 6. Отд. 1. Раздел 2. С. 1—4.
  11. Дельвиг Н. И. Воспоминания об экспедиции в Дарго. ВС, 1864, № 7, с. 294.
  12. РОССИЯ
  13. Хронология чеченской истории, с. 55, А. Айдамиров.
  14. ГЕЙМАН В
  15. Бекендорф К. К. Воспоминания о кавказской летней экспедиции

Воспоминания участников

Литература